Культура
Культура

На съемках фильма Михалкова в Марфине чуть не погиб оператор

Фото: [ kinopoisk.ru ]

Стрельба, погоня, предательство, верная дружба, поиски золота на фоне какой-то забытой ныне виртуозной игры актеров и новаторских режиссерских ходов – что еще нужно для настоящего кинохита... Оттого и сегодня образец классики советского кинематографа «Свой среди чужих, чужой среди своих» увлекает даже фанатов Человека-паука и Бэтмена. А в далеком 1973-м казалось, что ленту снять не удастся. Съемочную группу постоянно преследовали несчастья и раздирали скандалы.

Без проб и ошибок

kinopoisk.ru-Svoy-sredi-chuzhikh_2C-chuzhoy-sredi-svoikh-1089113.jpg

В подборе актеров режиссер-постановщик Никита Михалков пошел традиционным для себя, но непривычным для кино путем. Никаких проб. Пригласил тех, кого определил для себя еще за год до начала съемок. Кстати, хотя это был дебют режиссера в большом кино, ни один артист не отказал. Более того, каждый «прожил» свою роль «на разрыв аорты». Если Сергея Шакурова легко было представить лихим кавалеристом, Александра Пороховщикова – председателем ЧК, и даже Александра Кайдановского – белым офицером, то мягкого, расплывчатого «человека без кожи» Юрия Богатырева увидеть крепким чекистом мог только Михалков. Актер с лихвой отплатил режиссеру за доверие. Он сел на диету, много работал над интонацией и взглядом. И вуаля – на экране мужественный, крепкий, сильный мачо советского разлива, за которым любая пойдет на край света.

«Роллс-Ройс» и совхозные папки

kinopoisk.ru-Svoy-sredi-chuzhikh_2C-chuzhoy-sredi-svoikh-1089112.jpg

Уже через две недели после начала съемок, в июле 1973-го, группа из мосфильмовских павильонов отправилась в подмосковное Марфино. Природа и интерьеры старых зданий как нельзя лучше подошли для съемок. Один из марфинских домов попал в кадр в роли жилища Егора Шилова, где нашли обезображенный труп якобы чекиста. Строение по соседству стало «бумажной могилой» начфина Забелина. Помните эпизод, где он слушает отчет бухгалтера в окружении сотен папок? Кстати, папки актеры одолжили в ближайшем совхозе. Да и «Роллс-Ройс», в котором едет Шилов и фрагментарно вспоминает Ванюкина, катается по марфинским улицам.

Но безмятежность загородной жизни группы растаяла как утренний июльский туман, когда во время съемок проводов эксадрона, испугавшись грянувшего оркестра, лошади понесли тачанку и чуть не затоптали оператора-постановщика Павла Лебешева. От лошадей он увернулся, а вот тачанка его задела. Обошлось, правда, без больницы, но Юрий Богатырев вспоминал, что оператор потерял сознание, чем всех безмерно напугал.

ЧП грозного масштаба

kinopoisk.ru-Svoy-sredi-chuzhikh_2C-chuzhoy-sredi-svoikh-1089110.jpg

20 августа 1973 года группа уже снимала в Грозном. И снова несчастье! Буквально заживо сгорел маляр михалковской команды. После шокирующего ЧП группа, которая насчитывала без малого 40 человек, решает отказаться от директора картины, имя которого мы не называем по понятным причинам. Формальное собрание превращается в настоящий скандал, на поверхность всплывают новые факты. Оказалось, что из-за безалаберности администраторов, которые отвечают за комфорт актеров и реквизит, в Терском перевале пропала киношная тачанка. И других огрехов насчитали много. Никита Михалков рвал и метал. Актеры тоже оказались недовольны. Анатолий Солоницын назвал работу администрации преступной и мешающей артистам сниматься нормально.

– Ни зарплат, ни суточных мы не получаем уже месяц. Каждый день к нам в номера подселяют незнакомых людей. Актеры вынуждены выбивать то, что нам просто обязаны дать. Мы каждый день снимаем, по вечерам репетируем, но я предупреждаю, что в таких условиях больше сниматься не буду. Мне нравится замысел роли, но вместо работы я все время занят борьбой за существование.

Хроника крайних дней

kinopoisk.ru-Svoy-sredi-chuzhikh_2C-chuzhoy-sredi-svoikh-1089114.jpg

И все-таки его сняли! И директора вместе с административной группой. И фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих». 11 января 1974 года смонтированную картину показали худсовету объединения «Время». 2 апреля фильм посмотрели в Госкино и внесли очередные поправки, в том числе по звуку. 11 апреля Михалков попросил назначить перезапись, но смены в тот день не было – умер звукооператор Григорий Коренблюм, и в тон-студии проходила гражданская панихида. 12 апреля группа вновь не смогла работать нормально – после обеда сломалась аппаратура, а вслед за ней заболел инженер записи.

Не закончились беды картины даже после приема 22 мая госкомиссией и решения об оплате по I категории.

А после премьеры взорвался мир кинокритики. Одни восторгались фильмом, другие обвиняли Михалкова в склонности к вестерну, плохо проработанных эпизодах.

Со временем критика поутихла. А фильм остался, как остаются после него и самые лучшие впечатления.

Инга Тарасова