Вашуков: подмосковные скворцы – отличные пародисты

12:08, 13 апреля 2015

Юмористы, артисты и пародисты Михаил Вашуков и Николай Бандурин 23 года отработали вместе, получили множество наград и званий, они сыграли даже у легендарного Гайдая в картине «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Бандурин теперь постоянно меняет партнеров по сцене и пишет песни в стиле «шансон», а Вашуков остался верен своему жанру и уже десять лет выступает сольно. Единственное, что объединяет теперь знаменитых куплетистов – они оба живут в подмосковном Пушкино.

Михаил Вашуков встретил нас на станции, и мы поехали к нему в Братовщину. По дороге он показывал нам местные достопримечательности со смешными комментариями: «Вот «Заветы Ильича» – туда лучше не заезжать и не видеть то, что нам завещал Ильич, – вечная ему память. Там дорога заканчивается и начинаются такие колдобины, что на этой машине уже не проедешь».

– Вот наша легендарная церковь, мы въехали в Братовщину. Река Скалба – ручеек. Раньше это было село, сейчас объединили село Братовщина и поселение Правдинский. Церковь стояла на лобном месте, сюда, говорят, наши замечательные цари частенько приезжали. Расскажу, откуда пошло название – сюда выслали двух братьев, чем-то они не угодили царю, и они здесь основали поселение. Построили церковь – она очень намоленная, одна из самых древних церквей у нас в Пушкинском районе.

– Почему вы решили поменять Питер на Пушкино?

– Вы знаете, специально я не выбирал, хотя считаю свой район одним из лучших в Подмосковье, но было одно забавное совпадение, как бы знак, что ли. Много лет назад в Софрине проходил симпозиум сатириков и драматургов. Там собрались все лучшие драматурги Москвы и Советского Союза. И мы поехали туда своим студенческим коллективом. У нас был такой коллектив а ля «Шесть кадров» – две девчонки и четыре парня. В электричке забыли концертные туфли – молодые были, шустрые – суетливые. И вот стали искать эти туфли, катались по всему маршруту, выходили на всех станциях. В «Правде» нашли. Я еще тогда смеялся: вот она где – «правда». Мы по всей стране ее ищем, а она здесь. Мы тогда познакомились с Лионом Измайловым, Ефимом Смолиным, с такими писателями-сатириками, с которыми сейчас очень плотно сотрудничаем и встречаемся часто, нас заметили. Правда, из училища чуть не исключили за то, что мы самовольно уехали на этот слет и прогуляли занятия. Я не думал, что через много лет вернусь сюда, уже как к себе домой.

– Мы поворачиваем налево, и Михаил продолжает экскурсию.

– Вот это наши поля. Раньше, когда мы только поселились, здесь ходили коровы, ходили трактора, убирались поля, собирали урожай, а сейчас ничего не делается. Я Воробьеву уже отписал, меня, конечно, отфутболили сюда, в тарасовский исполком. Но сейчас, слава богу, вроде началось какое-то строительство, хотят строить спортивную школу, лыжники катаются. Вот здесь наш поворот, сейчас начнется такая дорога, как в «Заветах Ильича». Это, вы не пугайтесь, тоже Ленин нам завещал.

– А вы такой неравнодушный человек, что пишете Воробьеву?

– Ну а как не беспокоиться? Вот смотрите: тут был замечательный пруд, замечательный спортивный лагерь. То есть каждый год наши спортсмены тренировались здесь, отдыхали, тут были спортивные площадки, потом все это продали за бесценок, купили какие-то бандиты, были ночью перестрелки, приезжал ОМОН, тут кого-то повязали…. Сейчас живут наши друзья из ближнего зарубежья, там у них какая-то чайхана, прямо на территории лагеря, и рыбалку устроили платную. Карасей, которых я ловил просто так в пруду, теперь можно поймать только за 200 рублей. А вот здесь была помойка, но невозможно было на все это смотреть, я сделал шлагбаум, вывез шесть машин мусора, соседям раздал ключи. Я же был освобожденным секретарем комсомольской организации, поэтому у меня такая направленность: если что-то плохо, я хочу все исправить, чтобы все было хорошо, и окружающим жилось нормально.

– А кто ваши соседи? Общаетесь с ними?

– Вот там живет поп, справа у меня замминистра строительства Московской области, ну, вообще тут разная публика: и водители, и медсестры. Конечно, общаемся, но мне после всех моих гастролей, поездок обычно хочется тишины. Когда строились, у нас здесь бывало очень много друзей из «Кривого зеркала», из программы «Смеяться разрешается». Многие приезжали, хотелось посидеть у камина… у нас часто гостили «кролики» – Данилец и Моисеенко, два Володи. Они же из Киева, так что теперь они редко появляются. Валя, моя жена, их обожает: она же хохлушка у меня. У меня в гараже лежит украинский флаг, и когда «кролики» приезжали, я всегда этот флаг вывешивал. У них сразу повышалось настроение, хотя у них и так всегда хорошее настроение. Мы играли в бильярд, парились в бане. Данилец великолепно играет в бильярд, и мы с ним резались всю ночь, а Вовка Моисеенко любит париться, он залезал в баню и нагонял пару так, что невозможно было войти. Я как-то пришел к нему туда, думал: горим, к чертовой матери!

– Вы – профессионал или любитель бильярда?

– Профессиональный любитель. Раньше же в каждом Доме культуры в фойе обязательно стоял бильярд. А мы же, когда были молодыми, мотались по всяким новгородским-псковским областям. Конечно, обычно он был разбитый, раздолбанный, но пока выступают другие артисты, у нас обязательно оставалось время ударить по шарам. И мы умудрялись играть и швабрами, и палки какие-то находили, чем только не играли, чтобы как-то время скоротать.

– А ваше спортивное увлечение юности – волейбол – осталось?

– Да, мы в Геленджике на фестивале продолжаем играть. Я в школе был председателем совета командиров школы, в Питере был главным спортсменом района.

– Откуда у вас такое желание – жить за городом? У вас в детстве был свой дом?

– У бабушки с дедушкой был. Но мне очень нравится жить за городом. Во-первых, свежий воздух, потом все сажаешь своими руками, и когда это вырастает, это приносит большое удовлетворение. Человек вообще должен что-то делать. Если заняться особо нечем, то я иду в гараж, а там всегда можно найти все что хочешь, там отвертка, ножовка. Скворечники опять же я каждую весну колочу. А скворцы, когда прилетают, сколько радости, они так поют! Я еще начинаю передразнивать их, и они мне отвечают. Изображает точь-в-точь. Они такие пародисты, как выяснилось, хорошие.

– А вы-то научились их передразнивать?

– Я все лето проводил у бабушки в деревне, в лесу фактически. У нас с пацанами и свои позывные были.

– Летом тут у вас много народу, а зимой, наверное, немногие живут? Вам не бывает скучно?

– О! Некогда скучать! Зимой у нас каждое утро начинается с того, что мы с Валей берем лопаты и кидаем снег. Валя у меня вообще чистюля, у нее везде должен быть порядок, с пылесосом она, такое ощущение, что родилась, и мне хозяйство не доверяет. Если я начну что-то делать, она говорит, что все не так. «Я сама». Сын, к сожалению, редко приезжает, у него уже своя семья. Но нам скучно не бывает.

– Он не пошел по вашим стопам?

– Сейчас говорит: «Чего ты меня не сделал артистом?» А когда он заканчивал школу, Валя водила его на тесты на Воробьевых горах, там проверяли, к чему ребенка больше тянет. Так там был один профессор, он сразу сказал: компьютеры – это его. Голова срабатывает быстрее, чем компьютер. Но он потом все-таки второй институт закончил – иняз. Может, и станет еще артистом…

– Кроме сольных концертов, где мы еще можем увидеть вас? Вы по-прежнему остаетесь участником «Кривого зеркала»?

– Нет, «Кривого зеркала» больше не будет. Петросян махнул Волшебной палочкой и сказал, что «Кривого зеркала» больше не будет, но будет шоу Петросяна. Уже снято четыре передачи, так что – смотрите.

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх