личный кабинет
Мобильные приложения
18 декабря 2018 18:04:45
Культура и спорт

«Подмосковье сегодня» представляет пять лучших музеев региона

19:10, 09 ноября 2015

Каждый музей рассказывает свою историю – места, времени, людей. И пятерка лучших не исчерпывает все многообразие музеев области, а лишь напоминает, что Подмосковье прекрасно и интересно.

Сверхсовременный музей

Новый Иерусалим (1).jpg

Поклонников русского искусства XX – XXI веков мало. Навык смотреть такое искусство и получать удовольствие отсутствует в современном российском обществе в силу исторических причин. Правда, хоть это и непонятно, но престижно. С понятием «современное искусство» связаны громкие имена и большие деньги.

Музейно-выставочный комплекс «Новый Иерусалим» – один из немногих, если не единственный региональный музей современного искусства в стране - призван снять это социально-культурное противоречие.

История появления коллекции современной живописи в этом музее состоит из совпадений, исключений и парадоксов советской эпохи. В 70-е годы XX века музей в Истре назывался «Московский областной краеведческий музей». Место было тихое. Возглавлял его Василий Фролович Нижегородов, военный в отставке. Это был исключительный человек, судя по воспоминаниям его коллег.

Нижегородов позвал работать в музей группу выпускников МГУ имени М.В. Ломоносова – искусствоведов и историков. Среди них была Людмила Денисова, сейчас она возглавляет художественный отдел. Под ее руководством музей стал с 1977 года тихо собирать коллекцию неофициального русского искусства. Такие штуки тогда прокатывали в тиши провинции, но были небезопасны и требовали от исполнителей не просто куража, а выдержки и самоотверженности.

Новый Иерусалим (2).jpg

Теперь музей в Новом Иерусалиме владеет полной и высокохудожественной коллекцией отечественного искусства, начиная с 1930-х годов по настоящее время. Там есть очень известные художники – Осмеркин, Фальк, Зверев. И есть те, чьи работы прекрасны, а имена мало что говорят широкой публике - Борис Чернышев, Игорь Купряшин, Ева Левина-Розенгольц, династия Волковых и многих, многих других, чьи работы стоит много раз увидеть, один раз про них прочитав.

В Ново-Иерусалимском музее можно испытать необыкновенное ощущение – увидеть на табличке возле картины под фамилией художника только одну дату – рождения во второй половине XX века. И осознать, что это не просто музей современного искусства, это музей сегодняшнего дня.

Шахматово

Шахматово (9).jpg

Поэт Александр Блок прожил 40 лет, из них 36 он приезжал на лето в Шахматово. Последний раз - в 1916 году перед отъездом на фронт. В 1917 году крестьяне под влиянием революции и в отсутствии хозяев дом разграбили. Что не смогли унести, то разломали, и долго еще черно-белые фортепьянные клавиши валялись в саду. А в 1921-м сожгли, что осталось.

Потом наступил следующий этап отечественной истории, и к 2001 году дом построили заново таким, каким он был в 1910 году. Еще до этого местные энтузиасты собирали для будущего музея по окрестным деревням уцелевшие столики и жардиньерки из Шахматова. Затем старые вещи заняли свои места в новом доме. И получился весьма многозначительный музей.

Шахматово (20).jpg

С одной стороны, это новодел, построенный по фотографиям и воспоминаниям. И подлинных вещей в Шахматове мало, только окрестные пейзажи остались полностью нетронутыми и неподдельными. С другой, восстановление дома в Шахматове, бережный сбор уцелевших вещей, открытие музея, его популярность говорят о том, что музей Блока в Шахматове нужен. А те, кто когда-то разграбил и сжег его, были глубоко неправы.

Чудесное спасение

Серпухов (49).jpg

Когда революция началась, казалось, нет старому миру спасения. Будет только новый мир и все. Но кроме суровых законов революции, есть еще и чудеса.

В Серпухове с 1912 года до конца 80-х годов XX века была старообрядческая община и действовала церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Ни на день не прерывался со дня освещения распорядок служб. Нетронутым стоит в этой церкви дубовой резной иконостас с ликами дониконовского письма. Этого не могло быть, но это было. Местные объясняют коротко: мол, Богородица защитила. А построила храм серпуховская купчиха первой гильдии Анна Мараева. И ктитором в храме была.

Храм последние члены общины добровольно передали Серпуховскому историко-художественному музею в конце 80-х. Он по соседству в бывшем мараевском особняке располагается.

В 1896-м по заказу Мараевой известный архитектор Роман Иванович Клейн построил на окраине города грациозный розовый особняк в стиле эклектика с дворцовыми интерьерами внутри. На задах этого шедевра располагалась мараевская ткацкая фабрика, а вокруг - фабричная слобода.

В том же году Мараева купила у известного московского коллекционера Юрия Всеволодовича Мерлина собрание европейской живописи XVI-XIX веков. Это был не до конца понятный поступок, учитывая, что она была староверкой и ей, казалось бы, европейское искусство было ни к чему. Она иконы собирала старые, и книги, и утварь церковную.

Таким образом, на две трети музей был готов. Революции осталось только национализировать мараевское добро и добавить к нему отобранное у других эксплуататоров.

Поэтому в Серпуховском историко-художественном музее есть европейская и русская классическая живопись, передвижники и авангардисты. В результате исторических потрясений получилось собрание картин, на которое интересно смотреть, никому не зазорно показать и о котором есть что рассказать. Но главное – смотреть.

Да и сам по себе музей – памятник истории. Все в нем есть из тех и этих лет: неукротимая энергия русского купечества, неразрешимые противоречия начала XX века, ярость революции и то, что наступило потом и продолжается сейчас.

Поэтому назвать этот музей провинциальным, в смысле скромным, старомодным, скучным или отсталым, нельзя - основания отсутствуют.

Слоеный пирог

Зарайск кремль (8).jpg

Музей в Зарайске называется «Историко-архитектурный, художественный и археологический музей «Зарайский кремль». Обилие определений показывает, что он состоит из многих частей.

Во-первых, это – кремль, маленький, но целый. Все на месте: стены, башни. Когда закончится реставрация, можно будет обойти по периметру. Не каждый кремль дает такую возможность.

Зарайск кремль (28).jpg

Во-вторых, в бывшем здании церковного училища и присутствия на территории кремля развернута любопытная экспозиция. Начинается она с археологического раздела, что обычно вызывает лишь скуку. Но Зарайский кремль хранит шедевр палеолитического искусства – фигурку бизона из кости мамонта. Его нашли в 2001 году у стен кремля. А сделали около 22 тыс. лет назад с магической целью привлечь удачу на охоте. Бизон хранится в отдельной витрине. На этом же примерно месте он пасся и в каменном веке.

Зарайский кремль по праву гордится портретом графини Келлер кисти Льва Бакста. С этого полотна началось недолгое возрождение парадного портрета в России в начале XX века. Графиня владела имением Сенницы неподалеку от Зарайска. От тамошнего парка, имения и дворца почти ничего не осталось, а портрет уцелел. Художник в нем изобразил и беззаботный летний день 1902 года, и элегантность графини. А рядом висит коллекция купеческих портретов. Купчихи зарайские такие основательные были женщины, все в жемчужных шарфиках.

Зарайск кремль (49).jpg

В одной коллекции такие разные полотна могли оказаться только волей революции. И уже почти сто лет с 1918 года они вместе с другими экспонатами изображают историю этого края и хранят ее.

Следующая часть зарайского музея располагается не в кремле, а на улице Дзержинского, в доме № 38. Это двухэтажный дом мещанской архитектуры с каменным низом и деревянным верхом. В нем жила скульптор Анна Голубкина. На первом этаже располагается выставка ее работ, на втором воссоздана обстановка семейства Голубкиных.

Зарайск_музей (17).jpg

Это была не богатая, но передовая, как принято было говорить в то время, семья. Они много читали, участвовали в постановках местного театра и в жизни стремились к красоте, правде и справедливости. Из этого скромного дома Голубкина уезжала в Париж учиться к Родену.

В музее мало мемориальных вещей, обстановка собрана великими трудами местных музейщиц по барахолкам и распродажам. Но кое-что уцелело. Семейство было рукастое, и по рисункам и указаниям Голубкиной один из племянников делал полки. Понятно, что Голубкина прославилась не этим. Но и в обыденных, домашних этих предметах из простого дерева воплотились ее тончайший вкус и чувство стиля.

Поэты и застройщики

Мураново (17).jpg

Первое, что видит путник, добравшийся до Муранова, - холмы и дали за рекой. Это вам не какие-нибудь чахлые березки, а натуральный лирический пейзаж – вечный источник вдохновения русских поэтов. Отрада для глаз и для души. Холмы, конечно, охранная зона музея, но застройщик это плохо понимает и время от времени норовит и пытается возвести на холмах дачку или коттеджик. Поэтому дирекция музея и местные всегда на страже.

А дом в Муранове построил по собственному проекту великий русский поэт Евгений Абрамович Баратынский в 1843 году. Здание получилось нетипичным для подмосковных имений – просторное, изящное, удобное и компактное.

Мураново (34).jpg

Здесь и располагается музей-заповедник «Усадьба «Мураново» имени Федора Ивановича Тютчева, другого великого русского поэта. Объясняется это просто. После смерти Баратынского имение перешло к сестре его жены, а ее дочь вышла замуж за сына Тютчева. Считается, что и поэт Тютчев здесь бывал. И с тех пор имение стало тютчевским гнездом. До 80-х годов прошлого века директора музея были потомками Федора Ивановича, хранили отчий кров.

Мураново (57).jpg

Дом в Муранове – это редкий случай музея в неограбленном дворянском гнезде. Отсюда не выносили столы и стулья, не реквизировали картины, фарфор и рояль, не жгли библиотеку и не устраивали сельский клуб. Здесь крепостной работы книжные шкафы так и стоят на тех самых местах, куда их распорядился поставить Баратынский, и все так же висят здесь шторы, вышитые вдовой поэта Тютчева Эрнестиной Федоровной. Поэтому когда экскурсовод говорит о том, что мурановский дом оставляет впечатление недавнего присутствия хозяев и скорого их возвращения, то это не красное словцо.

И дело не в благоговении перед той самой кушеткой, на которой сидел Гоголь, поджав свои длинные, худые ноги, или письменным столом Баратынского, где он писал «Сумерки», или смертным ложем Тютчева. Кровать его, кстати сказать, узенькая и коротенькая. Ее привезли из Царского Села после смерти поэта.

Мураново (59).jpg

Дело в том, что нетронутая обстановка несет отчетливые впечатления стиля жизни. Мир вещей, их выбор, расстановка умеют рассказывать о духовном и интеллектуальном уровне хозяев без слов. И директор музея в Муранове Игорь Комаров подтвердил, что посетители все больше спрашивают про образ и стиль жизни обитателей знаменитого поместья. Стихи, конечно, можно и дома почитать, но атмосфера по интернету не передается. За ней надо лично ехать. Ее ведь больше всего и не хватает.

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх