личный кабинет
Мобильные приложения
17 ноября 2018 03:24:40
Культура

Константин Хабенский: Кристофер Ламберт спрашивает, когда я буду снимать кино

19:08, 31 октября 2018

Главной военной картиной года в России стала работа Константина Хабенского «Собибор». 14 октября исполнилось 75 лет со дня организованного советским офицером Александром Печерским побега заключенных из польского лагеря смерти. Посвященный этому событию фильм стал удачным режиссерским дебютом Хабенского – военную драму номинировали на премию «Оскар». Нашему корреспонденту актер театра и кино рассказал о работе над картиной, желанных ролях и о самой серьезной работе последних лет.

Как пришел к режиссерской работе

– К этой истории я пришел очень стандартно: мне предложили сценарий, я его прочел. Когда читал, совсем не знал, что было такое место, такое восстание. Дальше познакомился с дочерью Печерского (прототипа главного героя фильма. – Прим. ред.), с его внучкой, с историей. Стал фантазировать на тему этого человека, что могло бы двигать им. Но не для того, чтобы сделать это красиво или страшно и жестко, а для того, чтобы самому прочувствовать, как это могло быть на самом деле.

О том, почему в «Собиборе» немного жестоких сцен

– Мы постарались сделать довольно облегченную версию фильма, потому что в сценарии были вещи совсем жестокие. Мне показалось, что перегибать палку в художественном фильме не надо. Но держать всю историю на хорошем градусе по зрительской эмоции – это нужно. Поэтому какие-то переборы мы убрали сознательно.

О подготовке к фильму

– Конечно, я узнавал многое по теме лагеря. Читал дневники, воспоминания. Я из тех актеров, которым нельзя много читать при подготовке к фильму. Я считаю, что, насколько смог, я сделал актерский фильм... Сейчас не много режиссеров, которые могут позволить себе это делать. Я видел режиссеров и артистов, которые, начитавшись документальных вещей, знали, где какая звездочка, какая стрижка, где какие усы, и это им мешало создавать образ, выполнять полет человеческого духа. Поэтому я, прочитав невероятные воспоминания этих людей, решил, что мы попробуем пофантазировать на эту тему. «Собибор» не основан на реальных эпизодах жизни. У нас есть в фильме даты, место, имена, точный план лагеря. Все остальное – это наша фантазия, как могло бы быть... Меньше всего я хотел снимать детективную историю о том, как составлялся план побега из «Собибора». В этой истории меня интересовала только амплитуда состояния человека, находящегося в данных обстоятельствах.

О многоязычии

– Многоязычие в картине – это задумка, за которую мы боролись. В лагере находились люди из разных стран: СССР, Голландии, Польши, Франции, даже немцы – вот такой Вавилон языковой. Это мешало единению людей, а чтобы совершить восстание, нужно единение. Я пытался сделать на этом акцент, особенно в финале, когда многие не понимают, что происходит, кто куда бежит... Потом пришлось побороться с прокатчиками. Они настаивали на том, чтобы фильм был полностью переведен на русский язык. Я стоял на своем, уперся. Я сказал: «Снимайте, дублируйте, делайте все что хотите, но уже без меня». Это был последний аргумент.

О Кристофере Ламберте

– Долго ли соглашался Кристофер на съемки? Недолго. Более того, он сейчас звонит каждую неделю и говорит: «Когда ты будешь снимать следующее кино?» Кристофер оказался толковым с точки зрения актерского разбора. Несмотря на то, что мы его знаем по фильму «Горец», он серьезный приверженец системы Станиславского. На этом мы с ним нашли общий язык. В фильме эпизодов с его участием было намного больше. Но просто чтобы оставить главное в сердцевине этого образа и уравновесить весь фильм, чтобы это не был фильм о начальнике лагеря, а чтобы это был фильм о лагере, пришлось с некоторыми вещами попрощаться. Мне кажется, мы оставили очень правильную, понятную человеку сцену. Многие отмечают: «Он людей убивает и вдруг начинает обвинять своего отца». Так и бывает в жизни. Мы все свои несчастья и неудачи валим на близких людей. И когда вдруг у нас что-то случается грандиозное в жизни, мы моментально забываем этих же самых близких людей. Но валить мы все мастера, поэтому мне кажется, что персонаж Кристофера – такой молчаливый наблюдающий человек, из которого выскакивает фонтан ненависти к отцу – точный.

Об отпуске после тяжелой картины

– У меня уже лет 10 такое желание – взять отпуск после тяжелой картины. Но как-то не сходится с планами нашего главного режиссера, а ссориться с ним мне не хочется.

О желанных ролях

– Лет в 20 я еще мог мечтать о каких-то ролях, до которых надо было дорасти. Сейчас по-другому обстоят дела, потому что позади уже пресловутый Ромео, насчет Гамлета еще можно поспорить, от Калигулы пришлось отказаться, поскольку я уже вышел из возрастных рамок этого персонажа. Сейчас есть предощущение роли. Ты еще не знаешь, что это за роль, ты не знаешь, кто тебе ее предложит, но ты постепенно к ней начинаешь готовиться. Я не могу это сформулировать и разложить семантически. Это момент состояния души.

Главное дело жизни – Благотворительность

– На сегодняшний день благотворительность – это территория, где люди не пытаются реализовать свои амбиции и достигать целей, кроме одной – помощь человеку. Деятельность нашего Фонда направлена на спасение детей с заболеваниями головного мозга. Даже самый скромный вклад очень важен.

КСТАТИ

Несколько десятков подмосковных школ в последние годы сотрудничают с Благотворительным фондом Константина Хабенского, который с 2008 года помогает детям с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга.

Фонд организует обследование, лечение и реабилитацию, закупку медикаментов, повышение квалификации врачей и информационную работу с родителями, направленную на улучшение ранней диагностики тяжелых заболеваний головного мозга.

Опухоли головного мозга составляют примерно 96% всех опухолей центральной нервной системы у детей и занимают второе место после лейкозов по частоте онкологических заболеваний у детей. Каждый год около 1200 детей в России сталкиваются с диагнозом опухоль головного мозга. Болезнь редко удается победить в первый год, поэтому количество нуждающихся в помощи с каждым годом растет.

Ученики проводят в школах благотворительные ярмарки по сбору средств для больных детей. Необычная акция проходит 1 сентября: участвующие в ней школьники дарят учителям только по одному цветку вместо букетов, а сэкономленные деньги отправляют в Фонд Хабенского.

Ксения Мишонова, уполномоченный по правам ребенка в Московской области:
«Серьезные детские заболевания зачастую требуют дорогостоящего лечения, последующей реабилитации, а иногда и паллиативной помощи. Для многих семей такие финансовые расходы становятся неподъемными. В таких ситуациях помощь благотворительных фондов – наших друзей и соратников – сложно переоценить. Особенно их участие необходимо в тех случаях, когда от своевременной диагностики и лечения зависит жизнь малыша, когда счет идет на дни и нет времени на длительный сбор средств. Я лично знаю и Константина Хабенского, и сотрудников его фонда. Мы вместе сделали многое в деле распространении информации о заболеваниях головного мозга. Ведь фонд занимается не только помощью в лечении и диагностике, но и просветительской деятельностью, повышает квалификацию врачей. Благодаря их планомерной работе на территории Подмосковья и нашему сотрудничеству удалось спасти десятки детских жизней».

Андрей Симонов

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх