Культура

Сергей Угрюмов: «Я не взял бы на себя, сколько смог Безруков»

Фото: [ Владимир Вяткин, Рамиль Ситдиков / РИА Новости ]

Контрразведчик Платов в «Ликвидации», управляющий Ширяев в «Пелагее и белом бульдоге», летчик Алтунин в «МУРе», адъютант Пимезов в «Исаеве», колдун Валло в «Темном мире» и еще десятки работ в кино и плотная занятость в театре Табакова. Со спектаклем этого театра «Волки и овцы» Сергей Угрюмов выступил в подмосковных Химках. Перед спектаклем заметил, что не первый раз выходит на сцену в нашей области, но такой аншлаг - впервые. И поблагодарил советника губернатора Московской области по культуре Нармин Ширалиеву, которая приблизила столичный театр к подмосковным зрителям.

Труба пониже, дым пожиже

- Сергей, в одном из интервью, когда вас сравнили с однокурсником Сергеем Безруковым, вы ответили, что у вас «труба пониже и дым пожиже». Откуда такая заниженная самооценка?

- Это любимая табаковская поговорка – труба пониже, дым пожиже. Что касается самооценки, то я трезво оцениваю свои и чужие возможности. Важно уметь это делать, чтобы не было раздвоения - в том смысле, что возможности одни, а амбиции другие. Сергей Безруков идет впереди многих как минимум на шаг вперед. Он позволяет себе то, на что другие бы не решились. Например, взял и возглавил Московский Губернский театр. Я бы мысли такой не допустил, а Сергей взвалил на себя колоссальную ответственность. За театр, за людей, за их сегодня и завтра. Не многие на это способны.

- Пусть мысли не допускаете о том, чтобы возглавить театр, зато являетесь его неотъемлемой частью. Вы счастливо существуете в театре? Вам в нем комфортно?

- Очень. Некомфортно было в 90-е годы, когда образовалась огромная пропасть и в нее полетело все подряд. Культура в том числе. Много замечательных артистов осталось не у дел. Я радуюсь, когда сейчас слышу, что их имена вновь начинают звучать, что у них появилась работа. А ведь был период безвременья, когда и я задумывался над тем – не поменять ли профессию... Даже работая в театре Табакова, не мог справиться с той ситуацией. Но в какой-то момент, слава богу, началась движуха. За что несказанно благодарен судьбе. Театр для меня – великая отдушина.

Продюсерское кино

- Телевидение продолжает нас пичкать боевиками, в которых человеческая жизнь обесценена. Скажите, можно сегодня повернуть кино к доброму и вечному, учитывая, что кино стало рыночным?

- Это сложно сделать. Потому что сегодня кино создается людьми, у которых нет вкуса. Мне часто предлагают сценарии, которые созданы по велению и мироощущению продюсера. А продюсера интересуют только рейтинги, доли и так далее. В кинематографе преобладает рынок, деловые взаимоотношения, и с этим продюсеры подходят к такому тонкому образованию, как теле- и киноискусство. Когда это закончится – непонятно.

1.jpg

- Сейчас стал популярным жанр байопик (художественный фильм, основанный на биографии реального человека. - Прим. авт.). Если бы у вас появилась возможность снять такое кино, кому бы его посвятили?

- Я не стал бы его снимать. Легче обратиться к герою абстрактному, которого можно наделить своими качествами, переживаниями, мыслями… Когда же играешь человека реального, у которого живы родственники и друзья, возникают проблемы. Родственники нередко предъявляют претензии, даже судятся. Я бы не хотел такой истории. Ну разве что сыграть Македонского или Дмитрия Донского (смеется).

Школа для одаренных

- Знаю, что никогда не мечтали учительствовать. И вдруг новость: вы преподаете актерское мастерство…

- Олег Павлович Табаков несколько лет назад организовал колледж при «Табакерке» на улице Чаплыгина, почти рядом с театром. И неоднократно приглашал преподавать в нем. Я деликатно отвечал, что не готов. Но в какой-то момент отказаться уже было неудобно. Ситуация складывалась так, что нужно было подставить плечо. Я согласился. Теперь развиваю в ребятах и в себе самом что-то новое. Преподавание – совершенно отдельная профессия, новая для меня.

2.jpg

- В этом колледже учатся только москвичи?

- Задача как раз в том, чтобы дать возможность учиться ребятам со всей страны. Поэтому ездим повсюду, отсматриваем тех, кто окончил девятый класс и мечтает об актерской профессии. Тех, кого отбираем, направляем в Москву за государственный счет, там они показываются на главном конкурсе. Если его удачно проходят, остаются учиться в Москве на полном гособеспечении, живут в пансионе. Но не все ребята останутся в профессии. Естественный отбор начинается сразу.

Отец за сына в ответе

- Сергей, вместе с женой вы воспитываете двух сыновей. Один из них уже в том возрасте, когда можно мечтать о профессии. Не было у него желания поступить в театральный колледж при «Табакерке»? Заманчиво все-таки…

- Мысли такие были, но я не люблю семейственности в профессии. Свои мысли и доводы я им высказывал, а дальше - как хотят. Специально толкать никого не буду.

3.jpg

- Вы строгий отец?

- Стараюсь быть строгим, но справедливым. Для меня всегда перед глазами пример моих взаимоотношений с отцом. Человек военный, он наказывал меня по-мужски строго. Чаще всего я считал, что несправедливо. Но иногда было за дело, что, впрочем, не избавляло меня от повторных ошибок. Когда вырос, отец просил у меня прощения, мол, перегибал порой палку. Я же, напротив, был благодарен ему за то, что удержал меня в рамках. А то бы меня этой центробежной силой так выдернуло! Отец удержал меня на нужной орбите, без него бы в какую-нибудь переделку попал.

- Наблюдая за тем, как вы много работаете, не представляю, что у вас может быть свободное время…

- Если оно случается, то, как правило, во время отпуска в театре. Но я его использую для съемок в кино, чтобы потом не отнимать время от театра, который для меня на первом месте. Так что если отдыхаю, то кавалерийскими наскоками.

- И где сейчас снимается Сергей Угрюмов?

- Только закончил озвучивать новый фильм по повести Веры Пановой «Спутники». Восьмисерийная картина про войну, где я играю одну из главных ролей. Что касается новых работ в театре, то в «Табакерке» предложили роль Грига в спектакле «Безымянная звезда». В знаменитом фильме эту роль играет Михаил Козаков. Не знаю, что из этого получится, но из суеверия пока об этой работе не распространяюсь. Она еще только в процессе.

Наталья Анохина