личный кабинет
Мобильные приложения
19 ноября 2018 15:18:56
Герои Подмосковья

Кирилл Низамутдинов: «Все началось с самолета Талалихина»

13:17, 04 июля 2018

Вблизи подмосковной деревни Степыгино в ночь с шестого на седьмое августа 1941 года летчик Виктор Талалихин совершил таран немецкого военного самолета Хенкель. Четыре года назад домодедовский краевед Кирилл Низамутдинов и его помощники нашли в лесу недалеко от Степыгино обломки легендарного И-16 Талалихина. После этой находки Кирилл организовал отряд «Истокъ», который занимается поиском разбившихся в Подмосковье военных самолетов. Только в районе Домодедово в годы войны потерпели крушение не менее восемнадцати самолетов.

– Верно ли, что работа поискового отряда «Истокъ» началась с находки обломков И-16?

– Да, фактически все началось с самолета Талалихина в 2013-2014 годах, хотя как краеведы мы интересовались этой темой и раньше. Мы опрашивали людей, изучали публикации, искали новые сведения, но хотелось найти и материальные свидетельства.

У воинской части в Степыгино стоит обелиск, на котором написано, что здесь упал самолет Талалихина, совершивший таран фашистского бомбардировщика Хейнкеля в ночь с шестого на седьмое августа 1941 года. Оказалось, что памятник поставили на пустом месте, где нет ни советского, ни сбитого немецкого самолета.

Однажды лесники чистили просеки в районе Мансурово и Степыгино, и один из них заметил на дереве ржавую железную табличку, прибитую к дереву. На ней виднелся едва различимый текст, однако лесник понял, что речь шла о Талалихине. Спустя несколько лет этот лесник рассказал о находке на дереве моему знакомому, а тот – мне. Точное место таблички лесник уже не вспомнил, поэтому нам пришлось два или три дня прочесывать весь район с металлоискателем. Спустя время стали попадаться первые металлические обломки, а потом мы нашли и табличку, и воронку упавшего самолета. Оставалось только извлечь остатки боевого судна из земли. Однако мы еще не знали, действительно ли это был легендарный самолет Талалихина.

Ржавую лесную табличку мы обработали кислотой, после чего ясно проступил текст: «Здесь упал самолет героя Советского Союза Виктора Талалихина, на котором совершен первый ночной таран на подступах к Москве в годы Великой Отечественной войны».  С обратной стороны прочли вторую надпись: «Табличка установлена пионеркой Аллой Катько по рассказам очевидцев 22 августа 1971 года».

В то время у нас еще не было поискового отряда, поэтому мы не могли самостоятельно вести раскопки. Мы обратились к знакомым поисковым отрядам «Обелиск» из Москвы и «Надежда» из Коломны. Коломенские поисковики нашли архивные документы с номерами самолета Талалихина и его мотора. Затем сводная группа в пятнадцать человек выехала в лес.

В воронке стали попадаться неотстрелянные патроны. Это противоречило официальной версии воздушного боя. Всем известно, что герой пошел на таран немецкого Хейнкеля из-за того, что у него закончились боеприпасы. Когда раскопали двигатель, сомнения отпали: его номер совпадал с номером из архивных документов. Видимо, Талалихин пошел на таран не из-за патронов, а потому что не мог иначе справиться с Хейнкелем на маленьком И-16. Это обстоятельство, конечно, не отменяет факт подвига летчика.

Мы раскопали много деталей легендарного самолета: панель от радиостанции, бинт из аптечки, элементы приборной панели, фрагмент штурвала, различные тумблеры, пристяжные ремни. Мы нашли также часы, которые показывали половину двенадцатого. Минутная стрелка сохранилась, а часовая обломилась под корень. Тем не менее, по слому видно, какое время она указывала. Ценный найденный предмет – это мотор самолета Талалихина. Все эти находки выставлены в краеведческом музее Домодедово.

– Получается, тот, кто установил табличку в лесу, знал точное место падения самолета?

– Да, и я решил найти человека, который в 1971 году прибил к дереву эту железку. Я вбил фамилию пионерки, которая была указана на обратной стороне таблички, в поиск «Вконтакте» и быстро нашел человека из Домодедово с фамилией Катько. Он перенаправил меня к своему дяде Геннадию Григорьевичу Катько, который рассказал мне историю таблички. Местные жители знали, что самолет упал в лесу и стали возмущаться, когда обелиск устанавливали в другом месте за Степыгино. Старший брат Геннадия Григорьевича обратился в администрацию и получил ответ, что у дороги мемориал будет лучше заметен, чем в лесу. Тогда в семье Катько и решили сделать у воронки, где на самом деле упал самолет, хотя бы небольшой указатель.

Геннадий Григорьевич оказался очевидцем событий августа 1941 года. В то время ему было около десяти лет, а его семья жила в двух километрах от места падения И-16. Самого ночного тарана он не видел, но слышал стрельбу и грохот. Утром следующего дня мальчик вместе с отцом поехал к месту, где упал самолет. Он запомнил дымящуюся воронку с обломками и нескольких солдат, которые охраняли место. Геннадий Катько уже умер. С каждым годом очевидцев воздушных боев становится все меньше и меньше.

Никто раньше не искал самолет Виктора Талалихина?

– До нас в Домодедово не было поисковых отрядов. Считалось, что раз немцы в эту часть Подмосковья не зашли, то и искать здесь нечего. Хотя наземные операции здесь действительно не велись, но шли серьезные воздушные бои. Много самолетов падало в районе аэродромов. По нашим сведениям на территории Домодедовского района разбилось в годы войны как минимум восемнадцать самолетов.

– Какой самолет вы стали искать после И-16 Талалихина?

– Когда мы нашли самолет Талалихина, возник закономерный вопрос – где упал протараненный им немецкий Хейнкель? Мы нашли фашистский бомбардировщик примерно в семи километрах от места падения И-16 Талалихина. Несмотря на таран и сильное повреждение, немцы пытались посадить самолет на опушке леса. Это был первый самолет, который мы копали уже как полноценный и самостоятельный поисковый отряд.

Хейнкель мы нашли не сразу, хотя поначалу все казалось просто. В книге Сергея Георгиевича Утехина 60-х годов указывались координаты крушения немецкого самолета на опушке между Добрынихой и Щеглятьево. Когда мы приехали на место с металлоискателем, ничего там не нашли. Мы были в недоумении: после падения любого самолета остаются хоть какие-то обломки. Тогда мы заказали копии немецкой аэрофотосъемки времен войны и сопоставили их с современной картой местности. Оказалось, что после войны часть леса вырубили, и там, где раньше была опушка, простерлось поле. Когда мы поняли, в чем дело, сразу нашли обломки. Правда, после войны поле распахивали, а в грунт самолет ушел неглубоко, поэтому обломков осталось мало.

Неожиданной оказалась судьба экипажа Хейнкеля. Четверых погибших немецких летчиков похоронили рядом с местом крушения в общей прямоугольной яме. Однако по немецким сводкам в экипаже числилось пять человек. Останков пятого мы не нашли. Сначала мы предположили, что пятый член экипажа полностью сгорел в самолете. На боевом судне были зажигательные бомбы, а при раскопках мы нашли спекшийся грунт от очень высокой температуры. Эта версия не подтвердилась.

В книге историка авиации Дмитрия Хазанова упоминался немецкий летчик с тем же именем и фамилией, что и у исчезнувшего пятого члена экипажа Хейнкеля. Наш товарищ по отряду Роман Никитин разыскал в архиве ФСБ протокол допроса летчика, из которого было ясно, что это одно и то же лицо. Немецкий летчик рассказывал на допросе, что в ночь с шестого на седьмое августа 1941 года самолет сбили, но ему удалось выпрыгнуть с парашютом. После крушения немец двадцать дней бродил по тылам, питаясь подаянием бабушек, прошел пешком почти четыреста километров и попал в плен при переходе линии фронта под Смоленском.

– Какие еще самолеты удалось найти в Домодедовском округе?

– Осенью 2016 года недалеко от деревни Угрюмово мы нашли самолет Ил-2. Пилот разбился в 1943 году при испытаниях новой модели с противотанковой пушкой. На фронте появились танки с крепкой броней, поэтому на самолеты ставили более мощное оружие. Видимо, конструкция Ил-2 не была рассчитана для этого, и случилась катастрофа. Останки летчика Сергея Саранцева извлекли из земли в 1964 году, поэтому при раскопках попались только части штурмовика.

В тот год мы нашли еще один самолет недалеко от поселка Горки Ленинские. Стойку шасси увидели прямо на поверхности земли в лесу. В этом месте одновременно упало два воздушных судна. Восьмого марта 1945 года проходили учебные стрельбы, на которых по ошибке один самолет сбил другой. Сбивший товарища летчик из-за морального потрясения сам не справился с управлением и тоже разбился. В архивной справке указывалось, что по техническим причинам достать труп не смогли. Действительно, мы нашли на этом месте части истребителя Як-7Б с останками младшего лейтенанта Сергея Липовцева. При нем остались документы, часы, зажигалка и фотоаппарат ФЭД. Может быть, осенью будем копать и второй самолет на этом месте.

Еще одна интересная находка была у деревни Семивраги. По рассказам местных жителей в лесу к востоку от деревни когда-то давно упал самолет. Одни говорили, что он рухнул во время войны, другие  – до войны. Когда мы раскопали обломки, оказалось, что это редкий экспериментальный самолет СПБ –  скоростной пикирующий бомбардировщик. Было выпущено всего шесть таких боевых машин. Найденный СПБ разбился при испытаниях в 1940 году. Погиб летчик-испытатель Михаил Липкин и инженер Григорий Булычев. Этот случай непосредственно с войной не связан, но интересен с точки зрения истории и довоенного самолетостроения.

– Вы сказали, что остатки самолета Талалихина сейчас находятся в музее Домодедово, а куда вы помещаете другие находки?

– Наш поисковый отряд создает музей боевой авиации на базе дома детского творчества в Красном Пути в пятнадцати километрах от Домодедово. Организацией музея занимается Юрий Николаевич Проскурин. Там уже хранятся некоторые наши находки, например, семьсот килограммовый мотор немецкого самолета Хейнкель-111, упавшего в 1942 году на территории нынешнего Ступинского района.

Некоторые находки сдали в музеи Ступино и Подольска. Часть деталей самолета Талалихина передадим в Центральный музей вооруженных сил. Неинформативные обломки и искореженный металлолом, который не представляет никакой ценности, закапываем обратно на том же месте.

Сейчас копаем немецкий самолет Юнкерс в Озерском районе, который упал в 1943 году. Это один из последних фашистских бомбардировщиков, который сбили в Подмосковье во время войны. Немецкие самолеты долетали к Москве и тогда, когда линия фронта проходила уже далеко. В 1943 году был крупный налет на Ярославль. В этот день сбили шесть или семь бомбардировщиков, один из которых и упал вблизи Озер. Среди вещей немцев попался нательный крест, похожий на православный. Немцы иногда брали с собой православные кресты и иконы на случай, если окажутся в нашем тылу, чтобы выдавать себя за русских.

Какая у вас схема поиска самолетов?

– Как правило, поиски начинаются с архивных документов. Мы стараемся оттачивать такую методику, чтобы брать при раскопках как можно больше информации. Собираем все, что попадается, фиксируем, где и как это лежит. Важно понять, копали ли самолет до нас.

Наш приоритет – это Домодедовский район, хотя, как я говорил, в последнее время мы вышли за его рамки и копали в Ступинском и Озерском районах. В тех частях Подмосковья, где была война, существует много поисковых отрядов, а у нас никто такую работу не ведет. Много летчиков разбилось во время учений или испытаний, и некоторые из них до сих пор лежат в земле забытые среди обломков самолетов. Даже если человек погиб не в бою, он внес свой вклад в общую победу. Об этих летчиках тоже нужно помнить.

Антон Саков

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх