личный кабинет
Мобильные приложения
14 августа 2018 16:28:26
Герои Подмосковья

Николай Широкий: «Ангел – это тот, кто приходит в трудную минуту»

13:38, 31 января 2018

Николай Широкий живет в деревне Мураново Пушкинского района. Четыре года назад Николай вырезал первую фигурку ангела из дерева, а сегодня это стало главным его занятием. В 2017 году мастерская и часть дома художника сгорели. Мастер расскажет в интервью, какими он видит ангелов, почему его работы трудно подделать и как с помощью краудфандинга удалось собрать деньги на восстановление мастерской.

Как в вашей жизни появились ангелы из дерева?

– Все получилось спонтанно. Я никогда специально не стремился вырезать ангелов. Раньше я снимал кино, у меня была небольшая студия. Когда в 1990-е произошел очередной кризис, заказы на кино прекратились. Никто не делает кино на свои деньги, поэтому и моя работа в этом направлении завершилась. Так совпало, что в это время мы с первой женой приезжали на святой источник в Мураново. Гуляя по округе, увидели, что поблизости продается недостроенный дом. Решили купить его и поселиться в деревне.

Предстояло много работы. Я стал достраивать дом, мастерил мебель. Делал деревянные комоды, стулья, столы на заказ. Однажды друзья попросили сделать из дерева ангела в подарок знакомой. Я согласился, хотя у меня тогда не было и мысли, что буду заниматься этим постоянно. Я вырезал пять разных вариантов женщине, которая собирала коллекцию ангелов, чтобы она выбрала тот, который понравится. Ей понравились все пять вариантов. Потом попросили другие знакомые, пошла молва, и теперь ангелы – это мое основное занятие.

Как вы создаете свои работы?

– Ангел обычно состоит из трех основных частей: туловища, крыльев и нимба. Они сделаны из разных пород дерева. Использую все, что есть под рукой: березу, клен, дуб, фруктовые деревья, елку, сосну. Иногда знакомые дарят мне и редкие породы деревьев. У каждой древесины своя текстура, которая дает разные оттенки после покрытия льняным маслом. Недавно открыл для себя новый интересный материал –  кап. Это наросты на деревьях, они очень красивые после обработки. Кап хорошо подходит для крыльев. Я нашел человека в Курске, у которого покупаю кап мешками. Когда мне привозят эти мешки, транспортная компания удивляется, зачем мне какие-то обрезки и дрова.

Очертания ангела получаются сами собой, я слежу по естественной линии скола. Моя задача угадать природные формы и немножко отшлифовать. Для этого использую шлифовальное оборудование. В доме от этого стоит невероятная пыль. С «намордником» работать мне неудобно, обхожусь без него, хотя это вредно.   

Ангел в вашем представлении – это кто?

– Для меня это тот, кто находится рядом с человеком, приходит в трудную минуту. Я делаю ангелов, чтобы напомнить, что они есть, независимо от того, верим мы в это или не верим. Облик моих ангелов необычен, и иногда мне это ставят в вину. Перед новогодними праздниками мне пришла в голову композиция двух ангелов, которые как пазл подходят друг к другу и соединяются сердечком. Я сделал фигурки, выставил фотографию в фейсбуке, и сразу нашлись критики, которые указали мне, что ангелы с точки зрения церковной догматики бесполые и не могут быть парой. Я не настаиваю на своем видении. Это не значит, что ангела можно изображать вообще как угодно. Например, в моем представлении нельзя делать ангела с поварешкой, отбойным молотком или гитарой. Меня как-то просили смастерить большого ангела с гитарой, но я отказался. Лучше дать ангелу флейту или скрипку.

Еще некоторые говорят, что ангел с сердечком – это католический образ. Я отвечаю: «а православные бессердечные что ли?» Кстати, большинство православных священников воспринимают моих ангелов положительно. Они красивые и добрые, хотя сделаны не в каноне. Я и не настаиваю на их каноничности. У меня есть знакомый, который работает в одном церковном издательстве. Он рассказывал, что священникам обычно дарят две вещи: кагор или чай. У них скапливаются тонны этого продукта. Когда знакомый стал дарить священникам моих ангелов, то это оказалось замечательным оригинальным подарком. Никакого отторжения он не встречал.

Когда я крестил внука, после обряда ко мне подошел батюшка и сказал, что у него тоже есть один из моих ангелов. За эти годы они разлетелись по свету, поэтому их владельцев встречаешь не только в Москве или Московской области. Этот факт и радует, и дисциплинирует. Последнее время мне даже пришлось придумать клеймо и штамповать своих ангелов, потому что их стали подделывать. Об этом я с удивлением узнал на одной из ярмарок. Ко мне подошла незнакомая женщина и пожаловалась, что якобы договорилась об ангеле, но так и не получила фигурку. Она показала мне визитку каких-то людей, которые делают ангелов и копируют мой стиль. Откровенно говоря, у них получается все равно не так, как у меня. Это только кажется, что ангелы простые, и любой может сделать их. Если человек не чувствует линию, то получаются, грубо говоря, солдаты Урфина Джюса.

Чем навеяны такие необычные формы фигур? В народном или современном искусстве есть какие-то прообразы, вдохновившие вас?

– Чем-то близка по духу техника маховой резьбы, которая была распространена в Сергиевом Посаде. Такие фигурки сделаны просто, но, вместе с тем, в них видна большая свобода мастера. Это почти монументальная скульптура, только маленькая. Мастер маховой резьбы должен обладать несомненным художественным вкусом и многолетним опытом. Буквально два удара резцом делают из деревяшки фигуру с лицом и своим характером.

С некоторыми мастерами я знаком, и они замечательно относятся к моим ангелам. Даже удивляются, что вроде бы делаю одно и то же, а получается всегда разные ангелы. Самая сложная задача для меня – точно повторить какого-то ангела. Я дорисовываю, допиливаю, и всегда получается ерунда. У ангелов должна быть свободная естественная форма. Еще художников удивляет, что я использую для ангелов те обрезки, которые они при своей работе часто выбрасывают.

Мои ангелы по стилю ближе к авангарду. В творчестве французского архитектора Корбюзье встречаются похожие силуэты. Еще мне нравится художник Рене Магритт. На его картине «Влюбленные» лица людей обтянуты тканью, но зритель видит, что это женщина и мужчина, хотя там отсутствует детальная прорисовка.

В 2017 году ваша мастерская полностью сгорела, пострадал дом. Расскажите, как вы собирали средства на восстановление?

– Когда в мае случился пожар, я первое время находился в шоке. Стали нужны средства не просто на восстановление, а хотя бы на то, чтобы разгрести пожарище. Страховая компания сказала, что выплатит часть денег, но через несколько месяцев. Нас с женой приютили соседи, потому что сгорела не только мастерская, но и второй этаж жилого дома. Не было крыши, кругом валялись обгоревшие бревна и мусор, а лето как назло выпало дождливое. Постоянные ливни заливали весь дом, хотя мы и пытались закрывать стены сверху баннерами. Сначала я стеснялся бросить клич о помощи в фейсбуке, но когда решился, произошло невероятное: знакомые и незнакомые люди стали перечислять деньги, которых хватило, чтобы нанять строителей и растащить мусор. Помогло то, что у меня много друзей в фейсбуке.

Для восстановления дома и мастерской все равно требовались немаленькие деньги. Журналистка Юлия Безуглова, с которой мы были знакомы еще до пожара, рассказала мне про возможности краудфандинга, и мы вместе стали думать, как грамотно составить проект. Юлия познакомила меня со своими коллегами журналистами, связались с фондом «Предание» и «Старость в радость», разработали систему вознаграждений.

Мне не очень верилось в успех этого начинания, но мои помощники сказали, что все может получиться. В итоге, люди откликнулись, и мы за два месяца собрали  необходимую сумму – это была большая радость. Сыграло то, что моя ситуация не высосана из пальца. Без места для работы, я не могу делать ангелов, хотя сейчас я переоборудовал одну из комнат дома под временную мастерскую. Кто-то говорит, что можно работать и здесь, необязательно строить отдельное здание. На самом деле, здесь работать нельзя по трем причинам. Во-первых, как я уже говорил, в воздухе постоянно стоит пыль, которая летит и в жилые комнаты. Во-вторых, нужно большое пространство, чтобы я видел дерево. Сейчас заготовки мне приходится хранить в коробках. Это примерно также неправильно, как хранить в коробках книги.  В-третьих, чтобы сушить дерево, нужна соответствующая площадь. Нельзя сушить заготовку где-то за дверью. Если нет отдельной мастерской, то нужно прекращать этим заниматься, чего я уже не могу себе позволить. Появились люди, которые ждут мои работы, и круг этих людей увеличивается.

Вам предлагали поставить производство ангелов на поток?

– Появляются люди, которые попадают под обаяние ангелов, но при этом обладают деловой хваткой. Они предлагают, например, выкупить киоск около супермаркета, где проходит много людей, и продавать ангелов там. Проблема в том, что для этого нужно производить две тысячи ангелов в месяц. Такое количество я осилить не в состоянии, а нанимать помощников бесполезно. Нельзя нарисовать шаблон и штамповать одинаковых ангелов. Я работаю без шаблона, в этом весь смысл. Надо увидеть линию в самом материале, потому что дерево направляет работу. Три года назад мне пришел заказ сделать семьдесят ангелов. Я закрылся в мастерской, хотел побыстрее вырезать фигуры, но они у меня перестали получаться.

Кому больше нравятся ваши ангелы?

– Прежде всего, женщинам. Они не то чтобы чувствуют тоньше мужчин, просто мужчины постесняются купить ангелочка, даже если он ему понравится. На выставках именно женщины ходят в поисках подарков для детей, соседей, родственников. Так как облик моих ангелов немного авангарден, мне казалось, что он будет понятен молодым людям или моим ровесникам. Однако я сталкивался с хорошей реакцией на ангелов людей старшего поколения. Идет на выставке старушка с авоськами, останавливается, и видит в фигуре не «летучую мышь», как кто-то однажды обозвал их, а именно образ ангела. Для меня это значимая оценка.

Антон Саков

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх