личный кабинет
Мобильные приложения
14 августа 2018 16:27:45
Герои Подмосковья

О. Дионисий Крюков: «Через музыку люди соприкасаются с храмом»

13:00, 24 января 2018

Четыре года назад в подмосковном селе Подмоклово Серпуховского района стали проходить фестивали классической музыки под открытым небом. Они привлекли внимание профессионалов, ценителей музыки, жителей окрестностей и других городов. Проведение концертов стало инициативой семьи священника Дионисия Крюкова – настоятеля храма Рождества Богородицы в этом селе. Концерты на аутентичных старинных инструментах проходят на фоне живописного сельского пейзажа и великолепного памятника архитектуры барокко – церкви в Подмоклово.  В концертах участвуют известные исполнители, в том числе преподаватели Московской консерватории им. П.И. Чайковского. Об этом музыкальном начинании о. Дионисий Крюков расскажет в интервью.

Как начинался проект музыкальных фестивалей в Подмоклово?

– У нас музыкальная семья. По первому образованию я пианист, вместе с супругой Татьяной учился в Гнесинской академии. Наша дочь Варвара учится в Московской консерватории имени П.И. Чайковского, а старшая дочь Вера сейчас оканчивает там же аспирантуру.

Храм в Подмоклово, где я стал настоятелем – это ценный памятник культурного наследия Подмосковья. Нам удалось получить государственное финансирование на реставрацию церкви, и эту работу провели на высоком уровне. Само село не слишком оживленное, и получается, что хорошо отреставрированный памятник архитектуры и культуры оставался неизвестен широкой публике. Надо было привлечь внимание к храму, и мы решили проводить музыкальные фестивали в Подмоклово. Основную организационную работу ведет моя дочь Вера Воронежская.

Помогло то, что у нашей семьи большой круг общения среди музыкантов. Наши друзья преподают в Московской консерватории, а ее выпускники – друзья моих дочерей – откликнулись на предложение посодействовать. Летом 2017 года прошел уже четвертый музыкальный фестиваль. Мы вышли на новый уровень: Московская консерватория стала нашим официальным партнером. В Подмоклово выступали ее профессора, а это, между прочим, люди с мировыми именами.

Как построена программа фестиваля? Музыка играет целый день?

– Да, целый день. Программа делится на три блока. Первый блок – это романтическая музыка на рояле. Мы специально привезли для этого в Подмоклово рояль 1900 года фирмы «Becker». Второй блок – это музыка эпохи барокко. Уже под вечер третьим блоком шла танцевальная программа. Хореографический коллектив «Time of Dance» исполнял под живую музыку и аутентичные инструменты танцы эпохи ренессанса и барокко.

Помимо классической музыки нам интересно популяризировать подлинный русский фольклор. Фольклорная часть идет на другой день после «барочного» дня. Настоящий русский фольклор – это сокровище, о котором нужно рассказывать. К сожалению, часто за фольклор принимают его суррогаты, возникшие в советское время.

Первый блок с роялем у нас имеет слегка юмористическое название «Рояль на паперти». Получилось символично. Многие приезжают в Подмоклово, чтобы соприкоснуться с культурой, но через культуру они соприкасаются с храмом. Музыка становится подводящей ступенью во внутреннее пространство церкви.

Храм в Подмоклово построен в архитектурном стиле барокко. На фестивале звучит музыка той же эпохи?

– Да, изначально мы задумывали фестиваль, посвященный музыке эпохи барокко. Мы и сами увлекаемся историческим исполнением, а наши дети учатся на факультете исторического и современного исполнительского искусства в Московской консерватории. Это направление занимается исполнением музыки в той стилистике, в которой она была написана. Если звучит Бах, то должен играть клавесин, если Бетховен –  хаммерклавир. Правда, в этом году мы вышли за рамки эпохи барокко: зазвучала музыка Прокофьева, Шопена, Рахманинова, Чайковского.

Мы проводим фестиваль под открытым небом. Внутри церкви уместно звучать духовной музыке, а музыка светская и романтическая, несмотря на то, что и она бывает глубокой и интересной, все-таки должна исполняться не внутри храма, а рядом. Кстати, эпоха барокко часто предполагала концерты именно на открытом воздухе. Гендель и другие придворные композиторы писали произведения для исполнения во время прогулок на воде, праздников, фейерверков. Проблема только в том, что круг придворных слушателей не превышал сотни человек, а у нас слушателей приезжает намного больше. Старинные инструменты тихие, поэтому приходиться думать об усилении звука.

Как люди узнавали о вашем фестивале?

– В первый раз мы дали информацию в социальных сетях. Моя дочь Вера бросила клич среди своих друзей-музыкантов и предложила им помузицировать на природе. Оказалось, что многим это интересно. Откликнулись и исполнители, и слушатели. Тогда в Подмоклово приехало около двух сотен человек, и мы поняли, что надо продолжать начатое дело.

Дальше все пошло по нарастающей. В 2017 году на фестиваль приехало уже около 3000 человек. Надеюсь, в этом году сумеем держать планку. Это зависит от двух вопросов: финансового и информационного. В 2017 году сделали правильный ход по привлечению внимания к событию: организовали сбор средств на краудфандинговой платформе, и собрали полную сумму. Главный успех был не в деньгах, а в том, что информация о фестивале широко распространилась. В нашей семье помимо музыкантов есть еще и оператор, иконописцы, фольклористы, и у каждого свой круг знакомых и коллег. Мы сняли ролик, благодаря которому о фестивале многие и узнали.

Какие плюсы и минусы имеет формат фестиваля под открытым небом?

– Большой минус в том, что зависим от погоды. В 2017 году мы собрали много средств, прошла большая реклама, о нас говорили федеральные СМИ, но лето выпало дождливое. Было страшно. В день фестиваля все небо заволокли тучи, и мы горько шутили, что наше Подмоклово действительно подмочит. Однако каким-то Божьим чудом этого не произошло. Мы начали концерт при моросящем дожде, а когда Алексей Борисович Любимов заиграл «Затонувший собор» Дебюсси, выглянуло солнце. Все обрадовались, и фестиваль продолжился под безоблачным небом.

Слава Богу, пока не было дождя, хотя мы закупаем одноразовые дождевики на этот случай. Понятно, что при проливном дожде все придется отменять, и тогда несколько месяцев подготовки к фестивалю уйдут впустую. Недалеко от храма стоит разрушенный усадебный дом. Мы могли бы меньше зависеть от погоды и проводить хотя бы часть концертной программы там, если бы его отреставрировали. В какой-то момент нам обещали это сделать, но планы сорвались и пока что это остается только мечтой.

На фестивале в Подмоклово целый день играет классическая музыка. Не слишком ли это тяжело для слушателей, которые, может быть, впервые встречаются с серьезной музыкой?

– Жанр Open Air идеально подходит с этой точки зрения. Наши концерты бесплатные и открытые для любого контингента слушателей. Исполнение в концертном зале всегда предполагает замкнутое помещение, обстановка которого может давить психологически. Вы приходите в зал, садитесь в кресло и уже не можете так просто встать и уйти оттуда. На концерте под открытым небом, можно погулять, отойти в сторону, попить кофе или просто порезвиться с детьми. Можно в любой момент уехать или приехать не к началу концерта. Open Air – это хороший формат популяризации классической культуры.

Мы сопровождаем каждое выступление поясняющими комментариями, чтобы академическая музыка была понятнее для тех, кто мало с ней знаком. Для этого пригласили Льва Малхазова автора передачи «Барочная практика» на Радио России. Кроме того, фестиваль пользуется популярностью не только у обычных людей, но и у профессионалов и ценителей классической музыки. Многие приезжают в Подмоклово, потому что у нас можно послушать выдающихся исполнителей.

С чего начать человеку, который не разбирается в классической музыке, но хотел бы научиться ее понимать?

– Любая классическая культура требует от человека работы, нельзя считать, что классическая музыка сводится только к шлягеру. Когда, например, человек начинает интересоваться серьезной литературой,  понимает, что первую треть романа Достоевского надо просто помучиться, зато остальные две трети пролетят на едином дыхании. Человек должен сначала поставить цель, а потом идти к ней, в том числе и через волевое усилие. У меня есть знакомый уже пожилой ученый, который рассказывал, что одну пластинку с концертом Баха он прослушал десять раз. Я тоже не являюсь исключением. В свое время я долго не воспринимал музыку Баха и лишь спустя время проникся ей.

Музыка барокко – это музыка, к которой сегодня люди не привыкли. Нам понятнее музыка классического периода: Моцарт, Гайдн и другие, где есть гомофония, то есть, грубо говоря, одна мелодия. Музыку барокко характеризует полифония: может быть три, четыре и больше мелодий. Чтобы воспринимать такую музыку, нужно накопить звуковой багаж.

Мы с супругой еще и педагоги по образованию. Мы всегда говорим родителям, что не нужно обольщаться, когда вы отдаете детей в музыкальную школу. Не стоит думать, что это какой-то простой досуг. К сожалению, наши музыкальное образование сейчас не ставит задачу, чтобы дети полюбили музыку. Часто бывает так, что после музыкальной школы дети музыку ненавидят. Таких рассказов прихожан, которые делятся впечатлениями от своего музыкального образования, я слышу немало. Проблема в том, что дети самостоятельно не осилят сложную музыку. Им обязательно нужна помощь старших. Родители должны, по крайней мере, развиваться вместе со своими детьми, если сами далеки от классической музыки.

Как вы стали священником? Было ли в этом выборе влияние музыки?

– Мой отец математик, но в какой-то момент он ушел в монастырь. Любовь к музыке привил мне именно он, причем на очень серьезном уровне. До сих пор, живя в монастыре, он на Рождество обязательно слушает «Рождественскую Ораторию» Баха. Студентом Гнесинской академии я уже пел в хоре в Даниловом монастыре в Москве. Наверное, музыка повлияла на приход в церковь, но не могу сказать, что она была единственным проводником в духовную жизнь. У меня имелись и другие каналы, через которые я уже знал о духовной жизни. Все взаимосвязано. Музыка, серьезная литература, архитектура, изобразительное искусство, наука – это стороны нашей душевной и духовной жизни, которые обогащают нас и открывают нам мир Божий.

Какие классические произведения наиболее близки религиозному человеку?

– Музыка хороша тем, что она не диктует, в нее каждый вкладывает свое содержание. Исключение –  определенные программные произведения. Религиозному человеку часто близки произведения Баха. Например, «Хорошо Темперированный Клавир» – это цикл произведений, включающий 48 прелюдий и фуг. Каждая тема, как выяснилось, соотносилась с христианской евангельской символикой. Это произведение Баха называли еще «музыкальной Библией».

Проводником к Богу могут стать и те музыкальные произведения, которые не говорят напрямую о чем-то религиозном. Очень глубокие авторы Гайдн, Моцарт, Бетховен, Шопен, Рахманинов. Мне особенно близок Рахманинов, несмотря на то, что это музыка уже предреволюционная, а последние произведения он писал в эмиграции. Например, в своих знаменитых «Симфонических танцах» Рахманинов использовал свою же тему, которую использовал ранее во «Всенощном бдении».

Мы понимаем, что наши фестивали – это популяризация, которая, надеемся, подвигнет кого-то на более серьезное занятие или интерес к музыке. Это формат, в котором даже сложная музыка дойдет до сердца и рассудка слушателя. Задача просветителя в том, чтобы заинтересовать человека, а дальше он уже двигается сам.

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх