личный кабинет
Мобильные приложения
17 ноября 2018 04:00:37
Герои Подмосковья

Ольга Свирепова: «Даем возможность прикоснуться к подлинному фольклору»

14:02, 31 октября 2018

Ольга Васильевна Свирепова – автор просветительского проекта «Серпухов на стыке трех губерний», который начался с фестиваля фольклора в селе Дракино в 2016 году. Проект осуществляется круглогодично: помимо ежегодного праздника в сентябре, раз в месяц в Музейно-выставочном центре Серпухова проводятся встречи со знатоками в разных областях народной культуры и фольклорными ансамблями. Фабричный Серпухов издавна привлекал переселенцев из соседних губерний, которые приносили с собой свои обычаи и традиции. Основной темой просветительского проекта стало изучение народной культуры Подмосковья, Тульской и Калужской губернии.

Расскажите, как появился проект «Серпухов на стыке трех губерний»

– Идею фестиваля нам подсказали вдохновители и организаторы проекта «Семейный круг» в Мышкине Ярославской области. Так как фестивалей проводится много, у каждого должна быть своя изюминка. Мы находимся на границе трех губерний, поэтому нам посоветовали провести фестиваль, на который соберутся рукодельницы и будут изучать рубахи, сарафаны, народный костюм только этих трех губерний. В итоге мы так узко не сосредоточились, но идея использовать свое местоположение, как основу, родилась именно тогда.

В 2016 году мы провели первый пробный фестиваль фольклора «Троицкие круги на стыке трех губерний» на Троицу в селе Дракино под Серпуховом. Мы пригласили поющие коллективы из Тулы, Калуги, Москвы и дружественный коллектив «Калиновый садок» из Орловской области. Это настоящий этнографический ансамбль, сохраняющий традиции села Ильинское на границе Тульской и Орловской областей.

Дальше был разговор с Дмитрием Парамоновым – известным московским фольклористом, который пытается возродить в Московской области старинную традицию съезжих праздников. Съезжие праздники часто совпадали с престольными праздниками либо проводились в дни, которые почитались в селе или городе по другим причинам. Например, исторически складывалось, что в селе чтили Илью пророка, а храм мог быть и другого посвящения. В таком случае на Ильин день организовалась большая ярмарка, куда съезжались гости со всех окрестных волостей, поэтому праздник и назывался съезжим. Праздник обязательно включал в себя богослужение, ярмарку и гуляния.

В 2016 году Дмитрий Парамонов предложил сделать съезжий праздник в Серпухове и поинтересовался у меня, в какой день он совершался у нас в городе в старину. Я стала спрашивать историков, и одна сотрудница из серпуховского музея сказала, что в городе самая большая ярмарка устраивалась на мученика Никиту двадцать восьмого сентября. При этом в Серпухове день города уже много лет празднуется примерно в то же время в конце сентября. Городской праздник связали с Куликовской битвой и соответственно установили плавающую дату в выходные после двадцать первого сентября.

В сентябре 2016 года мы провели съезжий праздник в рамках дня города, хотя нас в программу не включали. Дали немного денег из комитета культуры, чтобы артистам оправдать дорогу. Мы были в общем празднике на площади Ленина, но где-то в углу, и нас особо не рекламировали. Хотя стояла большая сцена, шла шумная торговля, но у нас так все локализовалось, что шум не мешал. Мы были «на юру», рядом крутились карусели, но было ощущение, что мы находимся на настоящей ярмарке в гуще событий. Все выступавшие фольклористы остались довольны. Кроме того, получилось сделать сам праздник от начала до конца. С утра отслужили молебен в Троицком соборе, потом организовали пешую экскурсию по историческому центру города, дошли до Калужской улицы, зашли в музей, организовали чаепитие. Потом двинулись на торговую площадь, которая сейчас называется площадью Ленина, и начали концерт.

Проект не исчерпывается проведением ежегодного фолк-фестиваля на день города?

– Да, после съезжего праздника на день города появилась идея «Четверговых встреч». Четверговыми мы называем встречи условно, потому что они могут проходить и в выходные. Наш проект представляет собой «долгоиграющую пластинку». Хотя он начался с фестивалей, но не ограничивается ими. Моя основная мысль была в тот момент такая: раз мы не можем организовать яркий большой фестиваль, который отличался от других подобных мероприятий, пусть особенностью станет регулярность встреч. Фолк-фестивалей сейчас очень много, и исполнители разрываются между ними. Например, на лето с людьми надо договариваться уже в феврале, потому что у популярных ансамблей все выступления расписаны на месяцы вперед. Мы решили, что нужно сделать долгоиграющий фестиваль. К тому же нам было жалко, что праздник пройдет в сентябре, и на этом все закончится. Захотелось продолжения.

В феврале будет два года, как мы начали регулярные встречи. Мы проводим их в течение учебного года с октября по май. Раз в месяц приглашаем человека, например, специалиста по народному костюму, который может красиво говорить или что-то показать, или ансамбль, который занимается Московской, Калужской или Тульской традициями. Честно говоря, таких коллективов не очень много, поэтому мы не ограничиваем себя жесткими рамками только трех губерний. Наша задача знакомить людей с фольклором в более широком смысле. Если будем брать только исполнителей из Тулы, Москвы и Калуги, то быстро исчерпаем весь лимит, поэтому знакомимся с народной культурой и других регионов.

– На ваш взгляд, насколько хорошо жители Серпухова знакомы с подлинной народной культурой?

– Мы называем себя не фестивалем, а именно просветительским проектом, потому что люди в Серпухове мало знакомы с фольклором. В городе есть пара фольклорных коллективов, но там не поют местную традицию, а скорее нечто близкое к тому, что сложилось в советское время, к народному хору. Фольклором и этнографией они не занимаются, не возрождают диалект, песни, обычаи. Основную задачу мы для себя видим в том, чтобы дать людям хоть в какой-то степени почувствовать, попробовать, увидеть народную культуру.

Мы ориентируемся на обыкновенного человека, обывателя. У нас нет высоких профессиональных задач, потому что мы сами не профессионалы и только учимся петь. Обычный человек редко слышит подлинный звук. Вместо него он знает либо кричащий,  либо эстрадный или оперный звук, обработанный в стиле Кадышевой или Бабкиной. К этому плоскому неяркому ровному звуку все привыкли. Он утомляет, многих даже отвращает, а как пели на самом деле в народе, люди не слышат. Многие думают, что народная песня – это  «Ой, мороз, мороз» или «Шумел камыш, деревья гнулись». В действительности – это огромный пласт, бездонный источник, который становится открытием для человека, когда он с ним сталкивается. Человек может на разных уровнях столкнуться с фольклором: может начать его осваивать, а может просто прийти в качестве зрителя и слушателя.

Как вы сами заинтересовались народной песней?

– Мы существуем сами по себе как православный клуб при Троицком соборе. Это наш второй храм, а первый – храм Богоявления на Пролетарской. Когда мы туда попали десять лет назад, встала задача организовать для наших детей досуг. С 2000 года стали играть при храме рождественский вертеп. Народную песню мы пели всегда, но в академической, церковной манере. Потом стали больше слушать, начали ездить в Москву на семинары. Затем лихо окунулись в казачью традицию, а через нее вошли в фольклор. Познакомились с известным педагогом и этнографом Андреем Сергеевичем Кабановым – одним из столпов современного фольклора. Мы ездили с ним в казачью станицу Кумылженскую в Волгоградскую область.

Какие ансамбли юга Подмосковья серьезно занимаются этнографией и фольклором?

– В Серпухове таких ансамблей нет. Ближайший к нам центр находится в Подольске. Это мощный коллектив «Истоки», который существует уже сорок лет. Из ансамбля они выросли в муниципальный центр традиционной русской культуры южного Подмосковья. Им руководит Елена Владимировна Бессонова. В восьмидесятые и девяностые годы они подробно исследовали Подольский, Чеховский, Серпуховский район и Тульскую область. Собирали народные песни в деревнях у старых бабушек.

На самом деле московская традиция скудная, поскольку здесь издавна был проходной двор. В этом частично и смысл нашего проекта. Поскольку мы живем на южной оконечности Подмосковья, у нас жило и живет много переселенцев из других областей. Много людей переехало из соседней Тульской области. Серпухов был фабричным городом, и люди шли сюда на работу из близлежащих деревень и окрестностей, и, соответственно, приносили свою культуру. Например, в селе Дракино Бессонова Елена Владимировна из «Истоков» в девяностые годы записывала песни бабушек. Несколько записей она дала мне, и одну из песен мы выучили. В записи приводится четыре куплета, а остальные куплеты в публикации взяты из сборника Тульских песен, изданных ранее. Получается, что это были на самом деле тульские бабушки, которые спели в Дракино Московской области песню своей родной Тульской губернии. Мы находимся на приграничье, поэтому взаимное проникновение культур, безусловно, сказалось на московской традиции.

В чем, на ваш взгляд, уникальность народных песен и народной культуры?

– Суть и прелесть фольклора заключается в том, что в нем никогда не было зрителей. Песня не была рассчитана на слушателя, в ней, как и в любом народном жанре, из поющего выплескивается то, что наболело. Хочу процитировать слова Андрея Котова из коллектива древнерусского пения «Сирин» в Москве: «Чем отличается искусство от фольклорной ситуации? В фольклорной ситуации люди поют не для того, чтобы поделиться, а для того, чтобы пережить. У тебя существует необходимость пережить, и ты это переживаешь. Тебе все равно слушает тебя кто-то или не слушает. А если ты хочешь, чтобы тебя услышали, ты берешь бочку, встаешь на нее и начинаешь…Это искусство, то есть у тебя возникает слушатель. Ты уже не совсем ты, а та часть тебя, которой ты хочешь поделиться, которая с твоей точки зрения важна в данном случае человечеству».

В народной песни обязательно идет повтор, потому что был расчет на человека, который впервые слышит песню, но сразу может включиться на повторе. Он уловил мелодию, а слова повторяются, соответственно, прослушав один куплет, на второй, который начинается с этих же слов, он может петь.

Один батюшка, услышав наши песни, спросил, почему мы поем про неправильную любовь. Многие привыкли к песне, которая чему-то учит и назидает, как, например, советская песня. Есть большой пласт духовных стихов, но из него не выберешь песен на «правильные» темы. Мы пробовали выступать на концертах, где нас просили спеть что-нибудь о любви к Родине. Трудность в том, что не существует народных песен о любви к Родине, потому что каждая песня посвящена любви к Родине, но она не говорит об этом прямо. Вместо этого поется о малой Родине, без которой не можешь жить, но не будешь это чувство выставлять напоказ. В народных песнях также часто поется про несчастную любовь, потому что в жизни она не всегда счастливая. В этом смысле мы не вписываемся в форматы таких официальных мероприятий.

Кто является основными участниками вашего клуба?

– Ядро нашего коллектива – это клирос, ребята, которые ходят петь в храм. Каждый из них работает, и у каждого своя семья, плюс регулярная нагрузка на клиросе два-три раза в неделю. Соответственно остается не очень много времени на фольклор, но не петь мы уже не можем. Даже если сейчас наша деятельность по какой-либо причине остановится, нам не придется сожалеть, потому что она уже дала ростки в наших детях. Они не смогут по-другому воспитывать своих детей. В их возрасте я не имела такой базы, певческого опыта, движения, игры на музыкальных инструментах, которую имеют наши ребята.

Расскажите об изучении русского костюма в рамках проекта

– Еще до концертов и встреч мы начали организовывать и проводить у себя при храме мастер-классы по народной одежде. В ноябре 2017 года приглашали профессионально мастера Оксану Степанову из объединения «Русские начала». Они на высоком научном уровне изучают костюм, постоянно ездят в экспедиции, работают с этнографическим музеем в Питере. В основном «Русские начала» занимаются севером России, поэтому мы шили с Оксаной каргопольский сарафан. Практически все комплексы были сшиты участницами мастер-класса вручную, но не быстро, а месяцев за восемь-девять.

Потом мы брали у Оксаны мастер-классы по ткачеству, научились ткать пояса на бердо. Приглашали специалистов по вязанию бисером, осваивали набойку. Когда ты погружаешься в народную культуру по-настоящему, ты не будешь и не сможешь только петь, потому что плясовая песня предполагает танец. Освоив танец, встает вопрос, в каком костюме петь и танцевать. Если поешь южную песню, то надо сшить соответствующий костюм, а не надевать северный каргопольский сарафан. Для нас образец – это центр «Истоки». Если они поют тульские песни, то надевают тульский костюм, а если песни духоборов – одежду этой религиозной традиции. Самое главное – это наши концерты, потому что мы предоставляем серпуховичам возможность хоть как-то прикоснуться к подлинному исполнению народных песен.

Расскажите, кто будет гостями встреч проекта в ближайшие месяцы

– В ноябре к нам приезжает петрушечник из Петербурга Всеволод Мизенин. В декабре планируется лекция искусствоведа и музеолога Андрея Боровского. Одна из его излюбленных тем – это русский костюм. У него есть еще один интересный проект «Кимоно и понева», который осуществляется совместно с участниками московской дизайн-группы «Samo». Это семейная пара, которые являются собирателями в том числе японского костюма. Проект заключается в том, что один участник одевает женщину в японское кимоно, а другой параллельно одевает модель в белгородский костюм. Начиная с нижней рубахи, зрителям рассказывают, какой смысл имела каждая деталь костюма в обеих культурах. Если получится договориться, то в декабре мы проведем это в рамках наших встреч. В январе на святках приедет коллектив «Скоморошья слобода» из Сергиева-Посада, который занимается московской традицией. Они привезут свой теневой вертеп. В феврале дал согласие выступить Сергей Николаевич Старостин.

Антон Саков

читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх