личный кабинет
Мобильные приложения
19 сентября 2018 19:42:17
Герои Подмосковья

Владимир Юркевич: «Хочу воссоздать весь старый Зарайск»

12:57, 07 марта 2018

Художник-самоучка Владимир Сергеевич Юркевич – коренной житель города Зарайска. Не имея образования, кроме 8 классов школы, он освоил около 20-ти профессий. С 1999 года  Владимир Сергеевич создает по старым фотографиям макеты исчезнувших церквей, часовен и других построек Зарайска. 29 марта 2018 года в филиале Театрального музея имени А.А. Бахрушина впервые пройдет выставка всех макетов, созданных за почти 20 лет. Работы Владимира Юркевича сегодня хранятся в коробках у него дома. Мастер мечтает о том, чтобы в Зарайске когда-нибудь нашлось место, где его миниатюрные церкви, часовни и дома выставлялись постоянно.

Вы воссоздаете в миниатюре церкви Зарайска двадцать лет. Что побудило заняться этим делом?

– Мои дедушка и бабушка ничего не оставили мне после себя. Когда у меня самого родилась внучка, я задумался над тем, чтобы оставить ей какую-то память. Мои предки жили в деревне Моногарово под Зарайском. Рядом находилась усадьба Достоевских в Даровом. Мой прадед Андрей Никулин работал у отца Федора Михайловича Достоевского. Прадед был золотых дел мастер, за что получил прозвище Комзол – ком золота. Он все умел делать: телеги, мебель, дома и разную мелочь. Это умение работать руками мне, наверное, передалось от него. Я решил, что нужно сделать что-то не только для внучки, но и для людей, которые живут в Зарайске. В нашем городе было много церквей, и я стал делать их макеты. Мне нравятся храмы и иконы, но я прихожу в церковь не молиться, а как в музей любоваться красотой.

Я хочу сохранить память, в том числе, о тех частях города Зарайска, где жила моя семья. Я родился в старом доме недалеко от Троицкой церкви. Этот угловой дом стоит и сейчас, но он уже не жилой. Я сделал макет Троицкой церкви и Троицкой площади, где поместил и этот дом. Главная часть каждого макета – это церковь, но я изображаю и окрестные постройки. Воссоздаю облик города таким, каким он был в конце XIX и в начале XX веков. Повторяю постройки с большой точностью по старым фотографиям. Где-то, как в макете Троицкой церкви, помогают и мои детские воспоминания 1950-х и 1960-х годов. В старинном доме у Троицкой площади жил мой дедушка. Мама говорила, что он был служащим гостиницы, которая располагалась здесь же.

На другом макете я сделал дом, где жила моя бабушка. Ее домик стоял рядом с шикарным особняком Августа Редерса. Это был самый красивый дом в Зарайске, но, к сожалению, он сгорел в девяностые годы. Я восстановил его облик по архитектурному плану в уменьшенном виде. Август Редерс – это немец, который держал в Зарайске туфельную фабрику. Он был настоящим богачом. Город выделил ему на месте свалки землю, где он построил себе усадьбу. От нее почти ничего не осталось, а место, где стоял особняк, обнесено забором. Я пытался туда пробраться со стороны реки, но там такие заросли, что нельзя пройти. Может быть, бабушка работала у Редерса, поэтому жила в домике для прислуги в усадьбе.

Большая часть ваших макетов посвящена церквям Зарайска. Какие это церкви?

– Мне хотелось сделать те церкви, которых уже нет. До революции в Зарайске стояло 16 церквей и несколько часовен при населении 10-12 тысяч человек. Это был город-сказка. Сегодня у нас осталось пять церквей, а остальные разрушили в советское время. Все эти церкви находились рядом. Вблизи кремля располагались Богоявленская, Троицкая, Ильинская, Казанская и другие церкви. Они просматривались почти с любой точки города, потому что дома строили не больше двух этажей.

Я начал с того, что стал искать информацию об исчезнувших храмах. В общей сложности ушло три года только на архивы, расспросы местных жителей и музейных работников. Все собиралось по крохам. Люди приносили мне старые фотографии церквей. Иногда это были фотокопии из газет. Понятно, что детализации уже на таких изображениях не было. В таких случаях я расспрашивал старых людей о том, какие окна или купола были у исчезнувших в 1930-е годы храмов. Двадцать лет назад еще можно было найти старожилов Зарайска.

За это время я многое узнал. Сталкивался с тем, как в книгах пишут одно, а на самом деле другое. Например, во всех справочниках указано, что четыре угловые башни Зарайского кремля имеют 12 граней. Когда я делал макет кремля и прорезал окна в угловых башнях, то у меня не сошлось количество окон. Я поехал к кремлю, чтобы на месте посчитать грани, и оказалось, что у двух диагональных башен не 12, а 13 граней. Там есть небольшая вставка, которую мало кто замечал. Так я понял, почему у меня не сходились окна. Подобных нюансов я выяснил много за это время.

Вы состоите в Союзе художников России, при этом не имеете художественного образования. Вы обучались самостоятельно?

– У меня есть интересная способность. Мне достаточно посмотреть один раз, как человек работает, и я смогу за ним повторить. Неважно, стоит ли мастер за токарным, фрезерным или каким-либо другим станком. Когда я окончил восьмилетку, решил поступить в ПТУ в Коломне. Мне было тогда 15 лет. Второго сентября нас запустили в классы, вошел учитель и начал говорить, что на выходе мы станем малярами, электриками, сварщиками. Я послушал его, а потом сказал: «Зачем учиться на сварщика? Бери сварочный аппарат и вари». Когда урок закончился, учитель вывел весь класс на полигон, включил сварочный аппарат и предложил мне заварить две детали. Я взял эти пластины и через некоторое время заварил так хорошо, что преподаватель признался, что и после окончания школы не все так же смогут. Так за один день я окончил школу сварщика.

Кроме восьми классов школы я больше нигде не учился. Нужно было помогать матери, так как отца не было. Я, наверное, единственный член Союза художников России, у которого нет художественного образования. В 1970-х годах увлекся графикой. Однажды увидел рисунок Федора Денисовича Константинова в газете, и захотелось попробовать перевести подобный рисунок на дерево. Потом я узнал, что художник Константинов – это наш земляк, который иллюстрировал книги.

Я увлекся ксилографией. Это тонкая резьба по дереву специальным резцом. С моей гравюры нельзя сделать оттиск, это единственная работа. Доску сначала покрываю китайской тушью, а потом режу картину. На одной небольшой картине «Коронование Людовика XVI» я вырезал 530 людей. Работа заняла у меня шесть месяцев. В этом деле нельзя ошибиться, лишний штрих означает, что все нужно начинать заново.

Вообще в жизни я освоил более 20 профессий. Я работал на обувной фабрике, шил дубленки и шапки, делал мебель, работал ювелиром. Почти 40 лет проработал на Зарайской подстанции N62. Трудился заграницей, жил в Монголии. Меня приглашали в Иран, Японию, Скандинавские страны, в Казахстан.

Вы говорили, что, делая макеты, узнали много нового. Какие еще были открытия?

– На одной старой фотографии кремля я увидел надпись над Никольскими воротами. Это была черная полоса с буквами, которые невозможно было разобрать. Я спрашивал у жителей, музейных работников и краеведов, но никто не знал о надписи. Надпись до такой степени меня заинтриговала, что я обратился к криминалистам. Отдал фотографию им для расшифровки, но так как три месяца не было никакого ответа, я и сам забыл про это.

Когда я делал макет Троицкой церкви, мне надо было выяснить, как выглядит один дом рядом с храмом. Этот старый дом сохранился, но был обнесен двухметровым железным забором. Я залез на забор и стал делать зарисовку. Через некоторое время послышалась сирена и меня окружила милиция. Отвезли в отдел, но так как наш город маленький, меня узнали и отпустили. Кто-то из сотрудников вспомнил, что я художник, который рисует город Зарайск.

Спустя время, когда я был дома, раздался телефонный звонок. Голос в трубке просил явиться в милицию. Сказал жене, чтобы сушила мне сухари. Хотя первый раз отпустили, но дело уже, видимо, закрутилось. Бежать мне было некуда, поэтому я сам явился в милицию. Когда приехал в отдел, мне неожиданно выдали конверт из криминалистики. Тогда я вспомнил про старую фотографию кремля с непонятной надписью. Открыл конверт, и прочитал расшифровку, которую сделали криминалисты: « Сей кремль сооружен в 1531 году по велению царя Василия Иоанновича, восстановлен 1650 году Августом Борисовым, в 1865 году почетным гражданином города Зарайска Ланиным». Об этой надписи никто не знал в городе.

Из чего сделаны макеты? Какой у вас метод работы?

– Все детали созданы вручную и из натуральных материалов: дерева, железа, стекла, мха. У колоколен внутри висят колокола, у всех храмов и домов в окнах вставлены в рамы стекла шириной в 1 миллиметр, закреплены маленькие решетки. У меня есть макет Никольского храма, внутри которого я воссоздал иконостас и всю церковную утварь. Я сделал 126 маленьких икон внутри. Самая маленькая икона имеет размер 5 на 8 миллиметров. Это точная копия старого убранства Никольской церкви, потому что сохранилась дореволюционная фотография. Может быть, я где-то ошибся в расположении икон, но, думаю, Господь меня простит. Там есть тончайшая резьба по металлу, дырочки диаметром тоньше рыболовной лески. Кстати, я работаю в обыкновенных очках и прекрасно вижу без лупы.

Первым я сделал макет церкви Георгия Победоносца. Подлинный храм был построен из красного кирпича и украшен белым камнем. Я так подобрал породы дерева для макета, чтобы создать имитацию кирпича и камня. Для красного кирпича брал красное дерево, для камня – дерево со светлой подходящей структурой.  На некоторых макетах использовал до двадцати пород дерева.

В 2006 году я сделал необычный для себя макет: не церковь, а Зарайскую подстанцию N62 1930 года постройки. Там я проработал 40 лет. Эта модель сейчас находится в «Народном музее энергетики имени Мишина» в Ногинске. Макет занимает два квадратных метра по площади. Макет действующий: горит свет, а по рельсам перемещается оборудование. Маленькая подстанция состоит из 30 000 деталей. Все это трудно передать словами, лучше увидеть своими глазами.

Какая у вас сейчас цель? Воссоздать весь старый Зарайск?

– Да, хочу воссоздать Зарайск  конца XIX века. Помню в детстве, когда мастерил кружку или ложку из дерева, обязательно нес показать маме. Однажды мама сказала мне: «Ты все хорошо делаешь, сынок, но ты попробуй не меня удивить, а людей». Наверное, с тех детских времен эти слова запали в душу. Хочу удивлять людей.

У нас ставят памятники солдатам, ученым, космонавтам. Даже есть памятник огурцу в Луховицах. Почему бы не сделать памятник городу Зарайску? Это был бы единственный такой памятник в России. Эту цель я поставил себе уже в процессе работы. Пока все макеты я храню дома в коробках в разобранном виде. А ведь утраченные храмы города должны видеть люди. К сожалению, в Зарайске нет места, чтобы выставить все церкви, дома и часовни и показывать их горожанам и гостям. Тем немее, время от времени я провожу выставки одного или нескольких макетов. Ближайшая выставка пройдет 29 марта в нашем филиале Театрального музея имени Бахрушина. Такую большую выставку я еще нигде и никогда не делал. Будет представлено 14 макетов храмов, то есть почти весь старый Зарайск. Приглашаю всех приехать и посетить эту выставку.

Антон Саков

читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх