Герои Подмосковья

Сергей Серегин: «Смысл наших акций – не дать себе творчески засохнуть»

Фото: [ Антон Саков / Подмосковье сегодня ]

Сергей Серегин – потомственный художник из города Пушкино. Не так давно по инициативе Сергея в старинной даче Струковых стали обживаться молодые художники. С их появлением в стенах исторического здания стали проходить творческие акции, привлекающие внимание многих горожан. Художник расскажет о том, что такое «Арт-Сила» и проведет экскурсию по своеобразной выставке картин, которая разместилась в коридорах старого дома.

– В чем состоит ваша роль в деле сохранения дачи Струковых?

– Здесь совпали интересы художников и защитников этого дома. Хороший способ отстоять историческое здание – это поселить в нем художников. Поскольку я работаю в художественной школе, и меня в городе знают, директор краеведческого музея предложил мне обосноваться на даче Струковых. Пушкино расположено между Москвой и Сергиевым Посадом. Близость этих культурных центров, а также Абрамцево придает городу свою специфику. У нас довольно много забытых, живущих сами по себе художников. У меня уже было свое место для работы, поэтому я подумал, что можно использовать этот ресурс так, чтобы дать возможность собираться на даче Струковых молодым художникам.

До революции это была ближайшая к железной дороге линия дач, и здесь строили самые красивые дома. Этот дом был одним из самых значимых в Пушкино. Его владелец Струков входил в состав страхового общества, на средства которого был построен знаменитый Летний театр. Также он занимался благоустройством дачного поселка. Когда мы пришли сюда год назад, здесь было холодно и неприветливо, а сейчас потихоньку дом обживается. До нас в здании была вечерняя школа, а потом чуть было не случился очень странный пожар. Школу отсюда перевели в другое место, и дача Струковых стала необитаемой. Когда сгорела музыкальная школа имени Прокофьева, сюда перенесли часть ее вещей и библиотеку.


– Собравшиеся на даче Струковых художники составили объединение «Арт-Сила»?

– Это скорее не объединение, а место встречи. На даче Струковых сошлись два проекта, получивших в свое время премии губернатора. В позапрошлом году молодые ребята организовали так называемую «Выставку в лесу». Они специально ездили в ближайший лес, где выставляли картины, а зрители могли стать непосредственными участниками акции. Поскольку я периодически пересекаюсь с ними, то возникла идея встречаться в старом доме дачи Струковых. Они подхватили это, и дальше затея стала расширяться сама собой. Каких-то специальных договоренностей у нас нет. В 2016 году вторую премию получил мой проект подготовки к реконструкции Летнего театра. Поскольку самой реконструкцией заниматься простым горожанам невозможно, я просто собрал материал и сделал 3D-реконструкцию театра, чтобы реставраторам, если когда-нибудь дело дойдет до этого, было в будущем проще. В 2011 году, когда я сделал эту 3D-модель, разговоры о восстановлении сгоревшего исторического здания, которые идут уже давно, получили новый импульс.

Создание места для встреч художников – это давний и общий запрос. Не только я, но все давно хотели найти площадку, где можно было бы дружно поработать вместе с другими художниками. Самостоятельно мы уже что-то умеем, а вот вместе собраться возможности не было.


– Сколько художников участвует в акциях «Арт-силы»?

– Всех поименно я даже и не могу назвать, потому что их много. Во-первых, есть москвичи или те, кто учится в московских художественных вузах. Во-вторых, наши местные ребята, которые заканчивали разные учебные заведения: полиграфический, Абрамцево или что-то еще. В-третьих, приезжали ребята из Сергиева Посада. У нас есть известный в городе граффитст Сергей Салин, который пригласил многих своих единомышленников из Сергиева Посада и других городов. Граффитисты – это свободолюбивые  люди, которые тоже хотят как-то проявить себя. Кстати, приглашенные им ребята устроили здесь что-то вроде мастер-класса. Получилась картина, изображающая Вселенную. Ночью на улице она смотрится очень эффектно, когда ее подсвечивают специальной лампой, под лучами которой краска начинает светиться.

Любители и самоучки могут включаться в нашу деятельность. Смысл наших акций в том, чтобы не дать себе творчески засохнуть, а не в том, что здесь открывается какая-то профессиональная дорога. Поэтому выставляться в рамках «Арт-Силы» амбициозным художникам никакого смысла нет. Мне просто жалко некоторых молодых людей, которые не могут найти себя.

– Расскажите, как расположились работы художников в пространстве дачи Струковых?

– Работы наших художников развешены на стенах коридоров первого и второго этажа. Сейчас я проведу маленькую экскурсию. Первое, что вы увидите внутри – это красная скамейка, которая была отреставрирована силами местных художников. Изначально проект «Арт-сила» развивался из идеи отразить дачную тему города Пушкино. Понятно, что эта область очень серьезная и обширная, поэтому мы взяли для начала за основу какие-то вещи, имеющие отношение к дачной теме. Вообще мы принимаем совершенно любые проявления творчества.


На стенах коридора с правой стороны расположилась выставка художницы Анастасии Волковой, которая работала в доме Струковых все лето, осень и зиму. Она очень вдохновилась атмосферой старой дачи и сделала много эскизов. Обратите внимание на эту подпись: «Очарование старинного дома, уходящая натура. Цените старину, человек, как дерево, без корней – бревно». Выставку в коридорах на первом этаже делали ребята из Строгановки. Они сами конструировали освещение и, можно сказать, больше времени потратили на подготовку.

Один молодой художник поместил свой автопортрет, выглядящий как какие-то каракули. Мы между собой шутим, мол, художник психанул. Подобные вещи требуют объяснения. Если покажешь такую картину обычному человеку, он обидится. Честно скажу, когда я увидел этот автопортрет, то сам возмутился, но пообщавшись с человеком, и увидев другие его работы, стал лучше понимать. Это оказался талантливый и многосторонне развитый человек, который рисует замечательные городские пейзажи. В условиях современных выставок молодых людей очень сильно ограничивают какими-то рамками. Дают, как правило, очень узкую тему, и у них нет возможности раскрыть себя широко. Мне нравится, что они могут проявить себя хотя бы здесь. Мне самому в их возрасте не хватало такого места.

– Представленные работы находятся здесь постоянно или время от времени их сменяют другие?

– У нас пока нет возможности устраивать регулярную смену экспозиции. Вообще-то висящие в коридоре картины не могут считаться выставкой. Для полноценной выставки картин должны быть соответствующие условия. По крайней мере, не должно быть «проходного двора». Какую-то серьезную живопись здесь повесить немного страшновато. Однако и такие легкие наброски тоже бывает интересно посмотреть. Но мы готовим помещения, потихоньку ремонтируем, нам есть что показать.


Есть у нас ребята, которые учатся работать с металлом. Они выставили у лестницы несколько диковинных на вид работ. Это, например, оригинальный поднос для фруктов, фонарь в духе фильма «Кин-дза-дза» и светильник в стилистике стимпанка, собранный из частей рюмок. Я надеюсь, что они на этом не остановятся, и еще появится что-то не менее интересное.

На втором этаже висит люстра, выполненная Аней Леоновой из коряг. Обратите внимание на фотографии на стенах коридора второго этажа. Они выполнены в викторианском стиле. Правление королевы Виктории в Англии – это время, когда фотография только зарождалась. Эти снимки могут показаться нам сегодня немного зловещими, но на самом деле примерно так выглядели первые опыты с фотопластинами. Девушка, которая этим занимается, особым методом вымачивает снимки в специальных растворах. Это практически ручная работа, которую невозможно повторить.


На втором этаже расположена мастерская Юры Долгова. Мне очень нравится его картина «Зацепер». Если честно, я горжусь своим учеником. Он один из немногих людей, который с удовольствием включается во все мои задумки и кидается в бурную общественную деятельность. Придуманная мной идея акции «Плохой портрет» – это практически уже его детище. Рядом с его мастерской висит работа другого художника, которая на первый взгляд может показаться не очень привлекательной, но в ней воплощен интересный замысел. На картине изображены три ипостаси города Пушкино: Новая Деревня, «Запретка» и новостройки. Вот такая получается у нас самодеятельность в провинциальной избушке.

– В чем вы видите цель создания «Арт-Силы»?

– Главное – показать молодым художникам, что они нужны. Во-первых, они нужны мне, во-вторых – городу. Правда, нужны ли они городу, покажет время, но город формулирует свои запросы тоже через конкретных людей. У меня такой запрос есть, потому что мне горько смотреть, как тратятся большие средства на, мягко говоря, непродуманные, одинаковые скамейки, и это подается как благоустройство города. Может быть, на даче Струковых будет не лучше, но здесь, по крайней мере, работы делают с душой. Конечно, каждый новый приходящий глава города пытается что-то сделать для благоустройства города, но почему-то в соседних городах чувствуется больше заботы.

В Пушкино до сих пор нет выставочного зала с нормальными традиционными условиями. Есть частная картинная галерея, но и она находится в подвале. Был выставочный зал в Доме культуре, но его отдали сейчас под всевозможные кружки. Много лет местные художники предоставлены сами себе. Брошены мы или не брошены – это покажет время. Я считаю, что мы пребываем сами по себе.


– На ваш взгляд, люди интересуются деятельностью художников на даче Струковых?

– Нам еще пока рано делать какие-то выводы, но, например, на праздник, который мы организовали месяц назад накануне масленицы, пришло где-то около пятисот человек. На выставку «Три», которая проходила летом, пришло порядка ста человек. Я вообще не люблю загадывать, сколько человек придет, потому что очень не люблю обманываться. Меня, в принципе, устроил бы любой минимум. Если кто-то кроме нас увидит то, что мы делаем – это добавит ощущения блаженства.

Возвращаясь к теме, киснут ли молодые художники, скажу, что конкретные молодые люди не киснут и находят себя, просто через их участие мне хочется вытащить и других. Когда мы готовили последнюю акцию, пришло много людей, которые вовсе не умели рисовать. Они брали лопаты и помогали накидывать снежную гору или развешивали прожектора. Выполняя простую механическую работу, эти люди тоже участвовали в едином порыве творчества. Многие благодарили потом за такую возможность. Если нас не выгонят с дачи Струковых, что вполне реально, то летом я хотел бы устроить какую-то новую акцию. А следующей зимой уж точно будет что-то интересное.


Я уже давно занимаюсь зимними снежными постройками. Я-то начал делать их как раз для того, чтобы не киснуть. Сначала это были постройки на территории художественной школы, а потом при участии нашей администрации мы сделали большую горку в центральном парке. До ледяных скульптур дело не доходит, потому что их нужно охранять, а со снегом проще. Здесь опять же мы все делаем своими силами, никто нам машины со снегом не подгоняет. Мы собираем снег по мере поступления сверху. Нападал с неба снег – мы собираем. Без божественного вмешательства здесь не обойтись.

– У молодых художников сегодня те же проблемы, что были у вас в их возрасте?

– В чем-то им проще, в чем-то сложнее. Однозначной параллели не могу провести. Если говорить о связи поколений художников, то могу привести в пример Сергея Рубцова. Я, кстати, сделал его мемориальную доску для нашей художественной школы, а копию повесил на даче Струковых. Здесь же развешаны гравюры, которые он делал к «Слову о полку Игореве». Академик Лихачев говорил, что иллюстрации Рубцова к этому древнему памятнику являются одними из лучших. Рубцов стоял у истоков создания пушкинской художественной школы. В каждом месте должен быть такой человек-камень, от которого строится все в той или иной области жизни.

Огромная картина Сергея Рубцова на тему Ледового побоища долгое время висела в художественной школе, когда я там учился. Мы сидели и рисовали, а у нас перед глазами был живой и потрясающий пример. Обычно в художественных школах висят портреты, натюрморты, пейзажи, а у нас – Ледовое побоище! Поскольку в городе такую картину негде разместить, ее перевезли в Великий Новгород. Место на втором этаже дачи Струковых я зарезервировал, чтобы при помощи классика как раз обозначить диалог возрастов.

Если вернуться к вопросу, можно ли провести параллель между мной и нынешними молодыми художниками, то отмечу, что в стране тогда был совершенно другой контекст. Я уходил в армию еще во время Советского Союза, а вернулся в демократию. У меня осталось восприятие, привитое советским воспитанием, и я не смог включиться в коммерцию. У меня страна на глазах разваливалась, а у них она сейчас собирается. В советское время предприимчивость не приветствовались. Инициативность была синонимом официальной карьеры, а прочие интересы не поощрялись. Так что в плане инициативы им сейчас проще показать себя. Разница в том, что в те времена хотелось участвовать в каком-то большом деле в коллективе, но каждый тянул себе в карман. Сейчас, наоборот, все тянут к себе в карман, но потихонечку люди объединяются и что-то пытаются сделать сообща. 

Антон Саков