Герои Подмосковья

Зинаида Голощапова: «Тропа Андрея Белого – живая тропа»

Фото: [ Антон Саков / Подмосковье сегодня ]

Зинаида Ивановна Голощапова – директор центральной библиотеки микрорайона Железнодорожный города Балашихи. Многие годы Зинаида Ивановна увлечена жизнью и творчеством русского поэта Серебряного века Андрея Белого. Шесть лет своей жизни Борис Бугаев – именно такими были его настоящие имя и фамилия – прожил в подмосковном поселке Кучино. Зинаида Ивановна изучила все места, связанные с пребыванием поэта в этих краях, а итогом этой работы стал необычный туристический и литературный проект «Тропою Андрея Белого».

– Расскажите, что такое «Тропа Андрея Белого»?

– Изучая в архивах труды Андрея Белого, я выяснила расположение любимой тропы, по которой поэт гулял, когда жил в Кучино. Вместе с инициативной группой мы прошли весь этот маршрут. Начали мы, естественно, от сохранившегося домика, где жил Андрей Белый. На втором этаже вместе со своей супругой Клавдией Николаевной Бугаевой он снимал две комнаты на протяжении шести лет с 1925 по 1931 годы. Надо сказать, что «кучинский» период в творчестве Белого был очень плодотворным. Местная природа давала ему прилив вдохновения. Андрей Белый каждый день гулял по лесу, бегал, делала зарядку. В лесу у него был турник, на котором он делал упражнения. Он был вообще очень цепким и ловким, и даже забирался на деревья.


Нами были определены несколько остановок отдыха Андрея Белого на тропе. В этих местах мы установили скамейки, а на специальных флагштоках доски с его стихами. Напротив дома в Кучино был открыт единственный в мире памятник Андрею Белому. То есть, эти точки стали полностью благоустроенной территорией. Люди могут сами прийти и узнать, что в этих местах бывал Андрей Белый. Кроме того, мы проводим экскурсии, берем школьников и, по мере продвижения по тропе,  рассказываем о жизни поэта и писателя, читаем его стихи. Это, если можно так сказать, живая тропа. Мы не просто сделали ее для галочки и забросили.

Проект «Тропою Андрея Белого» с самого начала предполагал не только литературное содержание, по сути, это новый туристический маршрут. Его длина составляет примерно два километра. Мы связывались с экологами, которые организовали очистку Кучинского пруда. Они полностью слили воду, очистили водоем от палок, бутылок, колес. Кстати, во время чистки обнаружили, что там есть роднички, то есть в воде можно купаться. Одним словом, пруд и другие точки маршрута стали дополнительными приятными местами отдыха для горожан.


– А все эти точки на тропе действительно имеют отношение к поэту?

– Все эти места документально подтверждены и идентифицированы. Точно известно, например, с какой стороны Орловского пруда Белый садился отдохнуть. Хотя отдыхать в прямом смысле слова он не любил и не умел. Даже гуляя по этой тропе, он все время продумывал сюжет каких-то своих новых сочинений и моделировал действия героев. Поэт мог присесть на корточки, взять листочек бумажки, который носил с собой, и сделать какой-то карандашный набросок, потому что он прекрасно рисовал. Интересно, что с левой стороны пруда раньше была кочка, которая очень благотворно воздействовала на Белого в творческом отношении, когда он разглядывал ее с берега.

Мы обнаружили старый колодец, который был заколочен и забит мусором. Здесь Андрей Белый наблюдал вечерами, как дачники черпали воду. В Кучино в те времена были только дачные места, и многие москвичи приезжали на лето снимать домики. Когда я писала книгу об Андрее Белом, повстречала одну женщину,  которая жила на одной из кучинских дач. Давным-давно вместе с бабушкой она гуляла по лесу, и часто встречала Андрея Белого. Будучи маленькой девочкой, она помнила этого на вид смешного и чудного человека. У него имелась примечательная отличительная черта – пальто или плащ были распахнуты в любую погоду. Бабушка показывала на него и говорила: «смотри, Оксаночка, это идет писатель Андрей Белый».


Хотела бы обратить внимание, что раз в пять лет в Москве проводится международная конференция, на которую приезжают исследователи-беловеды более чем из сорока стран мира. Все они знают русский язык, пишут книги и защищают диссертации на тему творчества Андрея Белого. Им очень интересно приезжать к нам в Кучино и в Железнодорожный, поэтому по уже сложившейся традиции они всегда устраивают у нас выездной семинар. В библиотечном музее вы можете увидеть отзывы о нашей работе профессоров из США, Англии, Италии, Венгрии и других стран.

– Получается, что творчество Андрея Белого известно за рубежом?

– Да, конечно. Более того, за рубежом книги Андрея Белого стали выходить раньше, чем у нас. Дело в том, что в нашей стране он был забыт. Я полагаю, что он преждевременно умер, по большей части, из-за этого. По основной версии он скончался из-за ухудшения здоровья во время отдыха в Коктебеле. Андрей Белый проводил много времени на солнце, и у него случился инсульт. Разбитого инсультом его отвезли в Москву, где он умер в больнице. Этому событию предшествовал отзыв на его последнюю книгу Льва Каменева, в котором тот назвал Андрея Белого «никчемным писателем». Возможно, поэт тяжело переживал из-за такой оценки, и это стало косвенной причиной его смерти. Надо сказать, что упрек был несправедливым: Андрей Белый не остался за границей, хотя у него была возможность эмигрировать, как у многих наших писателей того времени. Он вернулся в Россию и хотел принести пользу в родной стране.


Белый в советские годы занимался просветительской деятельностью, работал в библиотеке Пролеткульта. Однако понимания с новой властью у него не сложилось. Взять хотя бы то, что он выбрал неудачный псевдоним. Слово «белый» прочно ассоциировалось с белым движением, которое боролось с Красной армией. Его вычеркнули из русской и советской литературы на долгие годы. Лишь в год столетия Андрея Белого начали печатать некоторые его произведения. Когда я сидела в архивах и писала книгу, через мои руки прошло немало книг. Я всегда удивлялась, что в переизданных сборниках поэтов Серебряного века были Ахматова, Цветаева, Брюсов, Блок и другие, но Андрея Белого нигде не было.

– Вы изучаете творчество Андрея Белого уже пятнадцать лет, что вас привлекло именно в этом поэте и писателе Серебряного века?

– Наверное, как раз это его несправедливое забвение и тот факт, что Андрей Белый жил у нас в Кучино, подстегнули меня изучать его жизнь и творчество. Я могу передать вам свои чувства, когда я впервые, еще работая над книгой «Кучинский остров Андрей Белого», подходила к дому, где он снимал квартиру. Помню, я открывала калитку, и сердце у меня начало колотиться, а в голове промелькнуло: «сколько раз Андрей Белый выходил через эту калитку и сколько раз он брался за эту ручку!» Я вошла в садик, где он любил снимать яблоки с дерева, потому что хозяйка дома разрешала это. Обойдя двор, я поднялась по лестнице на второй этаж. Это было очень трепетное чувство.


– Как бы вы оценили место Андрея Белого в русской литературе?

– Я считаю, что он был великим русским писателем. Подобно великим людям, у него был дар предвидения. Он предугадал в своем творчестве войну, Октябрьскую революцию, создание атомной бомбы и даже свою смерть. Андрей Белый умер в 1934 году, а еще в 1907 году, будучи молодым человеком, он написал такие строки: «Золотому блеску верил, а умер от солнечных стрел. Думой века измерил, а жизнь прожить не сумел». Эти строки звучат, как эпитафия, которую поэт написал сам себе задолго до смерти. Откуда он мог знать тогда, что умрет от «солнечных стрел», то есть от солнечного удара?

Действительно, он «жизнь прожить не сумел», потому что не был приспособлен к жизни с детства. Его воспитывали одиннадцать гувернанток и все были иностранками. Мама поэта была женщиной капризного характера, поэтому при малейшей провинности Александра Дмитриевна тут же увольняла гувернантку и брала новую. Белый был бесстрашным человеком. Когда в Петербурге грянула революция, он ходил по площади, где шли ожесточенные бои. Рядом с ним пролетали снаряды, но ни один не попал в него. Поэт изучал бойцов, их характеры, а потом написал свой знаменитый роман «Петербург», который три раза переделывал. Последнюю редакцию Белый проводил как раз у нас в Кучино.


– Получается, Андрей Белый принял новую власть после революции, остался в России, и, тем не менее, был вычеркнут и забыт в своей стране. В чем причина этого неприятия?

– Сейчас уже, хорошо зная творчество Андрея Белого, прочитав много книг о нем, и написав уже свои книги, я бы сказала, что причина крылась в непонимании. У Белого есть такие строки, посвященные Гете: «как Феникс, вылетел из пепла штампов и оказался впереди нашего времени, перелетев столетия». Я считаю, что эта метафора в большой степени применима к самому Белому. Конечно, и сейчас можно услышать, что Белый писал какие-то непонятные вещи. Я, если честно, очень обижаюсь, когда так говорят. Я тоже, прочитав, например, роман «Серебряный голубь», не сразу поняла, что же поэт хотел сказать? Потом я нашла статью поэта, где он пишет, что его строки нельзя проглядывать поверхностным взглядом, а нужно читать медленно и вдумчиво. Когда я прочла медленно и вдумчиво, мне стало все понятно.

– Расскажите о музее Андрея Белого при Центральной библиотеке в Железнодорожном. Сохранилось ли что-то из вещей дома поэта в Кучино?

– Наш музей при библиотеке, на мой взгляд, уникален. Но лучше всего приехать и посмотреть своими глазами. Если говорить о каких-то вещах из дома поэта в Кучино, то их почти не сохранилось. Все что оставалось, попало большей частью в мемориальную квартиру в Москву на Арбат 55. Однако кое-что есть и у нас. Нами была восстановлена обстановка рабочего места поэта. На столе мы поставили портрет отца в рамочке, последнее произведение «Маски», арифмометр, на котором он считал, сколько купил бензина. Дело в том, что Белый пользовался лампой и сам ходил покупать бензин в Салтыковку. Он очень любил пить чай и всегда ставил стакан на рукописи. Зонтик был найден нами в кучинском доме. Есть у нас уникальный прибор, который нам передали из московского университета, где преподавал отец поэта Николай Васильевич Бугаев. Владельцем этого прибора с письменными принадлежностями, возраст которого составляет около двухсот лет, был отец Андрея Белого. Видимо, в университете не поднялась рука выбросить его, и один мужчина передал его нам в библиотеку, за что мы ему очень благодарны.


– За время работы над книгами об Андрее Белом и над проектом его тропы в Кучино, стало ли вам что-либо известно о потомках поэта?

– Да, мне удалось разыскать потомков Андрея Белого. Собственных детей у него не было, поэтому это потомки его родственников по линии матери Александры Дмитриевны Егоровой. Многие уникальные сведения предоставила нам внучатая племянница Андрея Белого Ольга Владимировна Степанова из своего личного архива. Она же представила родословную поэта, которая нигде не печаталась, и которую я опубликовала впервые в моей третьей книге «Одинокий гений Серебряного века». Я уговорила Ольгу Владимировну, чтобы она дала свои воспоминания. Ольга Владимировна обратилась и к другим родственникам. Все они помнят, что являются потомками Андрея Белого. Интересно, что Ольга Владимировна назвала свою дочь в честь матери Андрея Белого – Александрой. 

Антон Саков