Истории святынь Подмосковья

Источник «Силоамская купель» в Истре

Фото: [ Антон Саков / Подмосковье сегодня ]

Колодец со святой водой вблизи западной стены Ново-Иерусалимского Воскресенского монастыря был создан в XVII веке по указу основателя обители патриарха Никона. Название «Силоамская купель» было заимствовано у древнего палестинского источника, бьющего вблизи стены старого Иерусалима и известного еще с ветхозаветных времен. В Евангелии этот источник упоминался в связи с чудом исцеления слепого от рождения, которому Иисус Христос велел умыться в его водах.

Реки, холмы, долины, села и источники вокруг Воскресенского монастыря, задумывавшегося точной копией храма Гроба Господня в Иерусалиме, получили по воле патриарха Никона библейские названия. Река Истра, огибающая монастырь с северной, западной и южной стороны стала Иорданом, а проток, вырытый по указу Никона вблизи монастырских стен, стал именоваться Кедрским. Село Микулино, находящееся к северу от обители за Истрой, получило имя «села Скудельничного» – земли горшечника, которую купили еврейские старейшины на тридцать сребреников повесившегося Иуды. Находящееся в двадцати километрах от монастыря село Чернево стало Назаретом, а ближайшие соседние высоты – библейскими горами Ермон, Фавор и Елеон. У «Давыдовой» башни Никон высадил даже свой «Мамврийский дуб». Согласно Библии в дубраве Мамре Бог явился Аврааму. Ветхозаветный праведник предложил трем ангелам отдохнуть у дуба и угостил их. Именно этот библейский сюжет запечатлен на «Троице» Андрея Рублева. Кстати, дуб Никона показывали как местную достопримечательность еще в середине XIX века.


Неудивительно, что наряду с Иорданом-Истрой и Кедрским потоком вблизи монастыря появился также и святой источник с библейским названием Силоамской купели.  Силоамская купель в древнем Иерусалиме внешне довольно сильно отличается от одноименного подмосковного родника. В Палестине напротив пещеры с источником расположен бассейн 15 метров в длину и 4 метра в ширину с довольно глубоким дном. В Силоамской купели в древности омывались люди, шедшие из других селений в Иерусалим на религиозные праздники. Вблизи Нового Иерусалима нет ни бассейна, ни купальни, а только труба и деревянный крест. До революции «Силоамская купель» выглядела примерно также, хотя ее украшала небольшая деревянная часовня, не сохранившаяся до наших дней. 

По некоторым свидетельствам вода в палестинском источнике Силоам струилась не всегда равномерно: несколько раз в сутки течение полностью останавливалось, а потом начиналось опять. Напор воды также менялся в течение дня. Такое необычное поведение родника породило множество легенд и толкований. Существовало, например, предание, что колодец пересыхал, когда к нему приближались враги. Во время осады неприятелем Иерусалима при иудейском царе Езекии вражеские солдаты приходили к источнику Силоам набирать воды, но по молитвам пророка Исаии Бог останавливал воду в источнике. Течение возобновлялось только тогда, когда воины уходили от ключа. Необычный родник служил напоминанием этого чуда, а источник и дальше пользовался большим уважением у евреев. Существовал обычай в праздник Кущей торжественно приносить в золотых сосудах воду из купели Силоамской в иерусалимский храм для возлияния на алтарь.


Неподалеку от Силоамской купели в древнем Иерусалиме находился еще одно памятное место – место мученичества и гробница ветхозаветного пророка Исаии. Иисус Христос повелел обратившемуся к нему слепому пойти умыться в источнике Силоам неслучайно. Это могло иносказательно говорить, что старейшины народа готовят Христу мученическую участь, как и пророку Исаии. Исцеление слепого от рождения человека, умывшегося по наказу Иисуса в Силоамской купели, вызвало распри и споры среди жителей Иерусалима. Учеников интересовал вопрос о том, кто согрешил: он сам или его родители, что он родился слепым. Схожая тема вины за грех и справедливости наказания, есть в другом месте Евангелия, где ученики спрашивают Иисуса  о восемнадцати галилеянах, погибших при падении Силоамской башни. И в том и в другом случае Христос не связывает слепоту или гибель людей с наказанием Божиим за их грехи: «Думаете ли вы, что эти галилеяне были грешнее всех галилеян, что так пострадали… виновнее всех живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам…» Силоамская башня находилась, вероятно, где-то поблизости от одноименного источника.


Монастырские башни Ново-Иерусалимского монастыря также имеют библейские имена, а некоторые повторяют названия ворот городской стены старого Иерусалима. Источник со святой водой в Истре расположен у подножия Иноплеменничьей башни Воскресенского монастыря. С северной стороны стены, которая сегодня пока еще недоступна из-за строительства, высятся башни пророка Варуха, Ефрема и Дамасская башня, названная в точности как ворота в Иерусалиме, ведущие в сирийскую столицу.

От святого источника хорошо просматривается небольшая часовня, стоящая за «Кедрским потоком» и почти у самого берега Истры. Это старейшее здание Ново-Иерусалимского монастыря, так называемый скит патриарха Никона или «отходная пустынь». Отходную пустынь, которую называли еще «безмолвной кельей», строили неподалеку от монастырских стен для постоянного или временного «отхода» в затвор. Все девять лет, что Никон провел в самовольном изгнании в монастыре, он жил именно в этом скиту. Путешественник Андрей Муравьев в XIX веке поражался странному устройству келий этого скита и тесноте двухъярусной церкви, где едва мог поместиться один служащий. Действительно, часовня кажется узкой и высокой, что делает ее похожей на восточную башню-пиргу или столп.


Патриарший скит был построен на расстоянии 300 метров от обители и предусматривал две крохотные церкви – в честь апостолов Петра и Павла и в честь праздника Богоявления. По названию этой церкви и по близости к Истре, где на праздник Богоявления всегда устраивалась «иордань», то есть освящение речной воды, скит иногда называли еще Богоявленским. Мостки для крещенских купаний вблизи никоновой «кельи» свидетельствуют, что крещенские обычаи соблюдаются здесь и в наше время. На деревянном кресте можно разглядеть и икону Богоявления, на которой Иоанн Предтеча погружает Иисуса в воды реки Иордан. В этом скиту между «Силамской купелью» и водами Истры-Иордана Никон по словам одного из настоятелей Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря «помещался по примеру древних столпников… С вершины уединенного столпа своего патриарх по любви ко всему, что только могло переносить его мысленно во Святую Землю, дал окрестности названия палестинские».


Антон Саков