личный кабинет
Мобильные приложения
18 декабря 2018 20:12:12
Истории святынь Подмосковья

Мощи «православного Савонаролы» в Троице-Сергиевой лавре

12:36, 11 декабря 2017

Лики православных средневековых монахов зачастую так похожи друг на друга, что порой конкретного святого можно распознать только по одежде или подписи. В этом смысле Максим Грек имеет большое иконографическое преимущество, позволяющее узнать его образ без подсказок. Уже на первых иконах, созданных в конце XVI века, преподобного Максима изображали с невероятно пышной и почти карикатурно густой бородой. На иконе, изображенной на крышке его раки с мощами в Трапезном храме Троице-Сергиевой лавры, святой также предстает со своей неизменно густой бородой. За этой внешностью скрывался блестяще образованный монах, слушатель нескольких итальянских университетов и учитель при замке знаменитого флорентийского гуманиста Пико делла Мирандолы. Преподобному Максиму было суждено томиться в заключении в подмосковном Иосифо-Волоцком монастыре, а скончаться в Троице-Сергиевой обители.

В храме преподобного Сергия Радонежского Троице-Сергиевой лавры, который еще называют Трапезной церковью, стоят две раки с мощами преподобных монахов, скончавшихся в этой знаменитой обители. Мощи обоих подвижников появились в стенах этой лаврской церкви почти синхронно в 1990-х годах, хотя один закончил свои дни в середине XVI столетия, а другой намного позже – в конце XIX века. В украшенной гробнице, которая стоит с левой стороны, покоится прах ученого монаха и просветителя Максима Грека, а с правой стороны находится рака с мощами лаврского наместника Антония Медведева. Архимандрит Антоний Медведев стал местночтимым святым в 1998 году. С его именем связано появление в Сергиевом Посаде Гефсиманского скита. Преподобный Максим Грек был общецерковно канонизирован в 1988 году. Святой являлся знаковой фигурой не только для религиозной, но и для политической жизни Московского государства XVI века.

Святой Максим, как видно из прозвища, был греком по национальности, хотя вторую половину жизни провел в Русском царстве. Имея прекрасное для своего времени образование, он был приглашен великим московским князем Василием III в качестве ученого европейца, который бы помог переводить греческие книги на церковно-славянский язык. Русское государство в то время сотрясали быстро распространявшиеся ереси, связанные с отсутствием должного количества религиозной литературы и низким уровнем образования в целом. Показательно, что в Москве в то время не нашлось ни одного человека, который бы знал греческий язык, поэтому переводчика пришлось искать в землях турецкого султана. Особый интерес в греческом ученом монахе был и у самого князя, у которого, по некоторым свидетельствам, от матери Софьи Палеолог сохранилась солидная иноязычная библиотека.

Незадолго перед рождением Максима турки захватили Константинополь и повергли некогда могущественную Византию. С этого момента начался непрерывный поток греческой эмиграции в Италию, где образованные беженцы могли найти себе применение. Максим Грек странствовал от одного университета к другому, слушая лекции в Падуе, Милане, Ферраре, а, кроме того, устроился учителем греческого языка в замок гуманиста и мецената Пико делла Мирандолы. В то время в Италии была мода на греческий язык и античную философию. После вынужденного переезда хозяина, Максим ушел в монастырь Сан-Марко в Венеции. Однако монаха, видимо, тянуло на родной Восток, поэтому он вскоре покинул Италию и поселился в одном из Афонских православных монастырей. После десяти лет пустынничества на Афоне, Максим был запрошен у турецкого султана московским князем Василием III для работы в «Третьем Риме».

Изначально Максим Грек приглашался в Москву с вполне конкретной целью перевода нескольких книг, однако, как показывал опыт его предшественников- иностранцев, вернуться домой от московского правителя после выполнения своей работы было не так просто. Приглашенному иноземцу суждено было оказаться в гостеприимном русском плену до конца жизни. Вспомним, что подобным образом не смог вернуться в родную Италию приглашенный Иваном III для строительства Успенского собора в Московском кремле архитектор Аристотель Фьораванти. Добросовестно завершив дело, итальянец попросил князя отпустить его, за что сразу угодил в темницу. Возможно, подобная судьба была и у византийского живописца Феофана Грека, приглашенного для росписи новгородских и других русских церквей. Свою жизнь он также закончил не на родине.

Заключение Аристотеля Фьораванти за крамольную мысль о возвращении домой длилось не долго, потому что Ивану III вскоре вновь потребовались его инженерные знания. В сравнении с ним Максим Грек в Московском государстве пострадал гораздо больше. Он прожил в России 38 лет, из которых 26 пробыл в заключении. Нельзя сказать, что преподобный Максим не давал повода для конфликта с местным духовенством, русскими сановниками и даже самим великим князем. Бескомпромиссный характер Максима Грека и обличения, сделали его судьбу похожей на путь ревностного итальянского монаха Джироламо Савонаролы. Максим Грек восхищался этим религиозным деятелем Италии, которого видел своими глазами во Флоренции. Католический проповедник, одно время захвативший умы флорентийцев проповедью строгой христианской жизни, в конце концов, настроил против себя многих влиятельных людей и закончил жизнь на виселице.

Интересно, что фигура Савонаролы с симпатией потом воспринималась противниками официальной католической церкви – протестантами. Например, на памятнике Мартину Лютеру в немецком городе Вормс итальянского проповедника изобразили как одного из предтеч реформации. Точно также в России Максим Грек впоследствии очень почитался в среде старообрядцев. Это почитание было связано с теми трактатами Максима, где он подтверждал правильность двоеперстия, но содержание его проповеди было скорее противоположно старообрядчеству. Максим Грек утверждал бесполезность обрядов как таковых, если они не подкреплены скромной жизнью, а также делами милосердия: помощи бедным, вдовам и сиротам.

На карте Подмосковья есть два монастыря, с которыми напрямую связана обширная жизненная география монаха-путешественника. Шесть лет провел преподобный Максим в деревянной башне-тюрьме Иосифо-Волоколамской обители. Он попал, по словам церковного историка А.В. Карташева, «в мрачную настоящую тюрьму с голодом, холодом, тьмой и грязью». Есть предание, что, не имея возможности писать, Максим Грек углем начертал на стене тюрьмы канон Святому Духу. В XVII веке на месте темницы, где томился праведник, была возведена новая каменная постройка со звонницей, получившая название Германовой башни. Уже в наше время в память о мучениях святого в этой башне была устроена небольшая церковь, где в дни памяти Максима Грека совершаются богослужения.

На судах в вину Максиму Греку ставили намеренную порчу богослужебных и церковных книг, которую он якобы совершил под видом перевода. Припомнили и греческое происхождение, и турецкое подданство. На самом деле его вина заключалась в том, что он обличал лицемерие и злые дела представителей высоких кругов московского общества. Он активно поддерживал партию «нестяжателей», считавших, что монастыри не должны владеть землей и богатством. Максим обличал даже самого великого князя Василия III, когда тот решил развестись с женой Соломонией Сабуровой. По представлениям того времени развод считался делом неслыханным, особенно для князя, который должен был являться образцом христианской жизни для своих подданных. После многих лет брака Соломония не смогла родить правителю наследника, поэтому Василий решил постричь ее в монахини и взять вторую жену. Если бы не обличения некоторой части духовенства и Максима Грека, все, казалось, сложилось вполне успешно: Елена Глинская вскоре после насильственного пострижения законной жены Соломонии,  родила великому князю сына – будущего царя Ивана Грозного.

Во втором подмосковном монастыре – Троице-Сергиевой лавре – Максим Грек провел примерно столько же времени, что и в заточении Иосифо-Волоцкой обители, однако на тот момент святого, говоря современным языком, уже реабилитировали. Он мог спокойно закончить свои дни, имея свободную возможность писать на религиозные темы. Талантливый проповедник скончался в 1556 году и был похоронен у северо-западной стены церкви Святого Духа Троице-Сергиева монастыря. В XIX веке над его могилой архимандритом Антонием Медведевым, который теперь покоится в соседней с преподобным Максимом раке в Трапезной церкви, была устроена часовня, где служились панихиды. Хотя почитание Максима Грека местно совершалось еще с конца XVI века, полная канонизация произошла только в 1988 году, когда праздновалось 1000-летие крещения Руси. К этому времени следов часовни над его могилой не оставалось, поэтому в 1996 году были предприняты археологические поиски могилы святого. Археологи нашли части фундамента старой Антониевой часовни и останки самого Максима Грека.

Антон Саков

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх