личный кабинет
Мобильные приложения
17 августа 2018 13:59:32
Истории святынь Подмосковья

Преображенский монастырь в Гуслицах

12:11, 30 июля 2018

В Куровском городского округа Ликино-Дулево находится Гуслицкий Спасо-Преображенский монастырь. Его основали в 1859 году для обращения в православную веру гусляков-старообрядцев. В 1880-е годы был построен величественный собор Преображения Господня по проекту московского архитектора Федора Федоровича Горностаева. После революции монастырь закрыли и поместили в нем дом инвалидов. Сегодня обитель вновь действует и делит территорию с психоневрологическим интернатом. В трапезном корпусе монастыря в 2013 году устроили церковь Царственных Страстотерпцев.

Миссионер в Гуслицах

Гуслицкую Спасо-Преображенскую обитель называли миссионерской, а первого игумена Парфения Агеева посылали в Гуслицы на «апостольский подвиг». Кажется странным, что миссионерские и даже апостольские труды требовались во второй половине XIX века в семидесяти верстах к востоку от Москвы. Однако в то время край Гуслиц представлялся многим опасным и диким углом Подмосковья. Если верить литературе того времени, миссионера и любого православного здесь ожидали бандиты, плуты, фальшивомонетчики и фанатичные сектанты. Из Гуслиц вышел подмосковный «Робин Гуд» разбойник Василий Чуркин, о котором вскоре после смерти был даже написан популярный роман. Местное население считали не менее жестоким, чем дикие языческие племена. Под видом внешнего благочестия гусляки якобы скрывали пороки: считали за добродетель обмануть, обокрасть и даже убить православного. В «Сказании о начале и настоящем положении Спасо-Преображенского Гуслицкого монастыря» 1863 года говорилось: «Отделившись от православной церкви, эти несчастные потеряли всякое сознание добродетельной и благочестивой жизни, так что в настоящее время во всей Московской округе пользуются незавидной славой: в названии гусляк здесь все понимают человека без чести и совести».

Болотистая и лесная местность Гуслицкой стороны на стыке трех губерний действительно привлекала шайки разбойников и бандитов, но кровожадность гусляков сильно преувеличивали. Гуслицы объединяли десятки сел и деревень в Богородском уезде, жители которых упорно придерживались старых церковных обрядов и не признавали реформ патриарха Никона. Живя самобытно и замкнуто, подмосковные старообрядцы вызывали суеверный страх у православных и раздражение у государственных властей.

Министр государственный имуществ М.Н. Муравьев предложил царю Александру II ликвидировать очаг старообрядчества недалеко от Москвы. У Муравьева уже имелся подобный опыт. В первой половине XIX века он боролся с католическим иезуитским влиянием среди белорусов. Император отклонил строгие меры против раскольников Гуслиц. Его политика по отношению к староверам была более гибкой, чем при Николае I. Александр предложил московскому митрополиту Филарету для преодоления раскола в Гуслицком крае строить мужские и женские монастыри со школами, богадельнями и больницами. Миссионерский монастырь был призван обращать раскольников не силой, а «словом и примером иноческой жизни».

 

Гуслицы называли «неведомой страной… логовищем закоренелых отщепенцев». Подходящей кандидатурой игумена для такого места стал инок-путешественник Парфений Агеев. Он объездил многие неведомые россиянам и далекие страны и описал их в «Сказании о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле». Эта книга пользовалась популярностью во второй половине XIX века. О ней положительно отзывались Тургенев, Салтыков-Щедрин, Лев Толстой. «Сказание» инока Парфения оказало влияние на творчество Федора Михайловича Достоевского.

Инок Парфений – в миру Петр Агеев – воспитывался в старообрядческой семье. Он постригся в монахи в старообрядческом Белокриницком монастыре, но позже перешел в православие и принял новый постриг на горе Афон. Литературный талант помогал в полемике со староверами. Он написал несколько книг против раскола. До Гуслицкой обители схиигумен Парфений был строителем другого подмосковного монастыря – Николаевской Берлюковской пустыни в Богородском уезде. Конец жизни Парфений провел в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры.

 

Святитель Фотий и «Спас во мхах»

По указу митрополита Филарета Дроздова игумен Парфений совершил две экспедиции в Гуслицкий край, чтобы найти подходящее место для будущего православного монастыря. В густом лесу на берегу речки Нерской он набрел на небольшую полуразрушенную церковь, сложенную из дерева. При этом храме жил священник, дьячок и отставной солдат – единственный прихожанин. В этой лесной церкви хранилась чудотворная икона Спаса Нерукотворного, которую почитали и раскольники. Парфений решил устроить обитель вблизи этого места, но на другом берегу реки. Вместе с помощником Иеронимом он отправился в Москву, чтобы доложить о выбранном месте в гуслицком лесу.

О намерении инока Парфения строить монастырь узнали окрестные жители. К нему пришли старые раскольники из деревни Курской. Они были настроены доброжелательно и рассказали пришельцу старые предания о лесной церкви и чудотворной иконе. Парфений хотел перенести полуразрушенную церковь на другой берег реки Нерской и, восстановив, сделать соборной в новом монастыре. Один из старцев заметил на это: «Погрешите вы этим перед знаменитым основателем этого храма». Старик рассказал, что деревянная Спасская церковь считалась первой в Гуслицкой стороне. Построил ее митрополит Фотий еще в XV веке. Летом Фотий часто ездил в свое митрополичье имение через Гуслицы. Почему митрополит построил в лесу церковь, никто не знал. Старики предположили, что Фотия могла задержать здесь вода в весеннее половодье накануне церковного праздника.

Старец рассказал также историю чудотворной иконы Спасителя, которая хранилась в церкви. Икона явилась во мху на том месте, где Парфений намеревался строить монастырь. Ее трижды переносили на другой берег реки в Фотиевскую церковь, но каждый раз она чудесным образом возвращалась обратно. Только на четвертый раз с крестным ходом образ удалось установить в деревянной церкви. Так как икону Спасителя нашли во мхе, приход прозвали «Спас на Мошку» или «Спас на Мошеве». «Икона эта чудная! У нас в Гуслицах многие видели благодать от нее», – рассказывал старик-раскольник. Образ был старше церкви, которую построил святитель Фотий. Место на берегу реки Нерской называли монастырищем – урочищем, где раньше стоял монастырь. По легенде, исчезнувшую обитель разорили татары. Рассказы стариков воодушевили игумена Парфения строить новый Гуслицкий монастырь на месте, которое отмечали до него древний монастырь, митрополит Фотий и явление иконы Спасителя.

Антон Саков

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх