личный кабинет
Мобильные приложения
20 февраля 2018 16:53:07
Муниципалитеты

Борьба за проживание: в Сергиево-Посадском районе жители протестуют против социального городка для бездомных

18:30, 10 октября 2016

В Сергиево-Посадском районе до конца года откроется социальный городок - для бездомных стариков, женщин с детьми и инвалидов, которые сейчас живут в коттеджах Дома трудолюбия «Ной». Пока на территории бывшего пионерлагеря, позднее – базы отдыха при заводе «Кристалл» возле деревни Голыгино идет ремонт, а главным препятствием для переезда людей представители «Ноя» считают отсутствие водоснабжения. Но есть и другая проблема – жители поселка Заречный и дачники СНТ «Заречье» протестуют против такого соседства, угрожая перекрыть Ярославское шоссе.

Новый уровень

Слабовидящий Алексей Пузырев сидит на первом этаже двухъярусной кровати и плетет тапочки из пестрых лоскутков ткани. Он учитель из Климовска, когда-то преподавал в школе художественную резьбу и роспись по дереву.

- Мама слегла с онкологией, а у меня с глазами проблемы, - вспоминает Алексей. - Наняли волонтеров, лже-волонтеров по уходу, как я теперь понимаю. Лег на операцию, мама умерла. Приехал – в квартире другие замки. Я по правоохранительным органам – оказалось, что жилье на другого человека: дарственная, завещание якобы с маминой стороны. Писал заявление, но все было безрезультатно. Позднее меня избили, заставили перепрописаться в Калужскую область, шли угрозы. В декабре прошлого года попал сюда. Я жил в государственных приютах и ночлежках, слышал про другие организации, но здесь пока лучше всего – то, что должно делать государство, делают обычные люди. Тут реальная возможность адаптироваться – люди отзывчивые, много нового и полезного. Живем большой семьей, не обижаем друг друга, по дому работаем. К сожалению, я почти ничего не вижу, поэтому занимаюсь только плетением - бабушка когда-то этим занималась, я вспомнил и решил повторить здесь.

Теперь Алексей живет в деревне Капустино (Мытищи), в социальном коттедже Дома трудолюбия «Ной». До зимы он должен переехать в «социальный городок», который разместится в корпусах бывшего пионерлагеря возле деревни Голыгино в Сергиево-Посадском районе.


В четырех из них уже сделан минимальный санитарный ремонт. Последние 8 лет лагерь находился в запустении, поэтому работы оказалось много: вычистить грибок, все побелить, укрепить, оштукатурить. Сейчас в «Ное» объясняют, что главное препятствие для переезда – это отсутствие водоснабжения. Как только все коммуникации будут восстановлены, вместе с Алексеем Пузыревым сюда переедут еще 160 человек: жители двух социальных коттеджей в Капустине и в СНТ «Заозерный» возле Фрязина и Ивантеевки.

- У нас всегда так – сначала на новое место переезжают те, кто уже живет у нас, - говорит один из руководителей домов, представившись псевдонимом «Юрий Ноев». - Они уже проверенные, знают правила, у них есть старшие и когда в эту общину попадает новый человек, он начинает жить по ее правилам: помимо элементарных «не пить и трудиться», есть еще житейские – набрал из чайника воду, и она закончилась, ты ее туда набери. Это элементарно, но приходится многим объяснять.

Работы собираются закончить к ноябрю. Ремонт еще 4 корпусов запланирован на следующий год. В «Ное» признаются – это новый уровень. К примеру, на такой территории появляется возможность организовать посильное производство.


Дом в помощь

Участок бывшего пионерлагеря площадью около 5 га арендует основатель сети домов трудолюбия «Ной» Емельян Сосинский. Бывший автоинструктор начал заниматься бездомными 13 лет назад в одном из храмов Красногорска, работал в нашумевшей организации «Преображение России» (ее директор отбывает срок за убийство), в «Городе надежды». Из первой прогнали за несогласие с порядками, из второй ушел сам. Опираясь на полученный опыт, 5 лет назад основал на базе храма Космы и Дамиана в Шубине организацию «Ной» с главным отличием – бездомные начали получать зарплату. Осталась и духовная составляющая – регулярные беседы, молитвы, иконы, да и главный принцип работы «Ноя»: «все должны трудиться по мере сил» основывается на учении одного из православных святых - Иоанна Кронштадского.

Первые полгода дом трудолюбия не вылезал из долгов, затем ситуация выровнялась - число рабочих домов росло, прибыль позволила открыть в 2014-м году первый социальный дом для стариков, инвалидов, женщин и детей.

Емельян объясняет, что сегодня «Ной» стоит на двух ногах: пожертвования (составляют примерно четверть от общего дохода) и заработок самих бездомных на стройках и подсобных работах. Работу ищут сами, плюс помогают руководители домов - нередко это бывшие бездомные, которым удалось «встать на ноги»: теперь, помимо прочих обязанностей, они дают объявления, созваниваются с заказчиками, договариваются об условиях, борются за невыплаченные подопечным деньги. Кстати, часть итоговой зарплаты «Ной» удерживает в обмен на питание, кров и другие услуги. Процент, который получают работники-бездомные, зависит от множества факторов: например, отсутствия «залетов», главные из которых – тунеядство и алкоголизм. Кстати, последнее в рабочих домах обнаружить проще простого – на входе всех проверяют с помощью алкотестера. Но есть и другие способы контроля.


- Если вы уколоты, то я за километр пойму, так ли это и чем. Если у вас туберкулез, я это узнаю в течение получаса и по первым признакам отправлю в медпункт, - говорит Юрий Ноев. Сказывается опыт: он и сам жил на улице, была и наркотическая, и алкогольная зависимости, сейчас «в завязке» больше года.

- Я просто научился нормально жить и мне это неинтересно сейчас, есть совсем другие интересы, - поясняет Ноев. - Я реально приношу пользу благому делу руками и чувствую себя не хуже – олл инклюзив. Плюс, получается, мне платят за здоровый образ жизни, мне не надо тратиться, поэтому могу накопить себе даже на нормальный телефон. Я занимаюсь инженерией, пиаром, административной работой. Но в основном, люди здесь занимаются каждый одним, но своим делом.

- Мы пытаемся менять мировоззрение и это самое ценное, - добавляет Емельян Сосинский. - Может, это только внешнее: у людей, живущих подаянием, совершенно четкие правила поведения с теми, у кого можно деньги получить - ты должен рассказывать ему, как ты ему веришь, как ты в нем заинтересован. Если так не сделаешь, денег не дадут. Поэтому где правда, где нет, я не знаю, но поступки говорят сами за себя – если у людей наступают ремиссии между запоями, значит, что-то их уже держит.

Самые жестокие санкции в «Ное» применяются за ЧП – например, драки или угрозы. Провинившегося включают в «черный список» и выгоняют из дома, вернуться он может, только если кто-то из обиженных заступится за него.


Пойманные с поличным на менее тяжких преступлениях могут проходить «реабилитацию». По сути, это система штрафов: например, две недели работы бесплатно. Удержанные деньги нарушителей идут в общий фонд непроплат – из него выплачиваются зарплаты жителям рабочих домов, которых «кинули» заказчики (зимой этот показатель вырастает до 25%, поэтому «ноевцам» часто советуют не признаваться, что они бездомные – риск быть обманутым резко повышается).

Сегодня «Ной» насчитывает 13 домов.

9 трудовых и 2 социальных (все коттеджи арендованы, в основном, в Подмосковье): всего здесь живет 600 человек, среди них стариков, инвалидов, женщин и детей – около 40%. Трудятся все – «социальные» занимаются посильной домашней работой, рабочая неделя у всех шестидневная, один выходной. По словам Сосинского, «Ною» не хватает примерно 30% рабочего состава, а вот в социальных домах, наоборот, все места заняты с избытком – приходится отказывать.

Также есть дом в деревне Васильево Владимирской области – если человек прожил в «Ное» полгода без «залетов», он получает здесь прописку - то есть, перестает быть бомжом. Отсюда – новые возможности: восстановить ИНН, военный билет, получить инвалидность и детские пособия.

Последний «дом» - тот самый будущий социальный городок в Сергиево-Посадском районе.


«Население против!»

- Мы узнали о происходящем из СМИ в начале августа и сразу начали волноваться – живем ближе всех от этого места, дачи СНТ «Заречье» рядом, - говорит одна из местных жителей Ольга Слуцкая.- Мы пошли к ним сначала – просто узнать. Они сказали, что ведут ремонтные работы в лагере, организуют приют для бездомных, бывших заключенных, наркоманов, алкоголиков, инвалидов, женщин с детьми – то есть, контингента оставшихся без жилья.

Жители объясняют – проблема кроется не столько в самом соседстве с «городком», сколько в безопасности.

- Стали наводить справки - договор аренды заключен на частное лицо, весь приют организует один человек! Как такое может быть? – продолжает Ольга Слуцкая.- Случись что с ним, куда они пойдут? А питаться будут чем - кто что добудет? Такой большой социальный проект и все контролирует один человек – это ненормально.

- Жители против всегда – если спросить, есть ли желающие, чтобы во дворе появился приют бездомных, их не будет однозначно. Причем внешне могут даже не понять, что они бездомные – у нас все выглядят нормально, трезвые, трудятся, - замечает Емельян Сосинский. - Просто люди не хотят, чтобы рядом такое было.


Другие жители «Ноя» недоумевают – в том же Капустине рабочий и социальный дома расположены на одной улице с другими домами и действуют уже несколько лет, в Заозерном – тоже. Хотя не все так гладко: Емельян рассказывает, что в Домодедове жители тоже были против такого соседства.

- Одну из соседок спросили, почему, она ответила: «Не для того я себе строила коттедж, чтобы на меня с того крыльца 30 мужиков смотрели», - вспоминает Сосинский. - Понятно, что это естественное неудобство, но считать это каким-то нарушением нельзя. В то же время понятно, что такого соседства не хотят.

Помимо этого, три года назад в коттедж приходила местная полиция с обыском – причиной стало анонимное сообщение о том, что в доме насильно удерживают людей. Заложников не нашли, но спустя несколько месяцев УМВД России по г.о. Домодедово отчиталось о работе «по пресечению деятельности незаконного приюта «Ной», в котором проживали лица ранее судимые, находящиеся в розыске и употребляющие наркотические средства» - материалы дела передали в суд, центр в Домодедове был закрыт.

- Мы готовы перекрывать Ярославское шоссе, – заявляют жители СНТ и поселка Заречный. - Потому что - а что нам делать? Мы находимся на границе Пушкинского и Сергиево-Посадского районов, мы отчужденцы. Норматив доезда пожарной машины до тех мест – 40 минут, а там столько бомжей, можете представить? Население против!


Люди без места

Защищая свои интересы, жители обратились в ряд инстанций, но основным модератором конфликта сейчас выступает местная администрация:

- Была проведена межведомственная комиссия, где жители и представители структур, которых затрагивает работа «Ноя», смогли задать представителям организации свои вопросы. Ответы на них были даны, но конкретики там нет, сейчас информацию проверяют, - говорит и.о. заместителя главы Сергиево-Посадского района Оксана Ероханова. - Бороться за свои интересы - это право жителей. Но работа с бездомными должна проводиться. Это дело нужное, и мы готовы помогать, но оно должно быть оформлено как социальный проект. Все должно быть в правовом поле.

В целом, альтернативой «Ною» и другим частным инициативам могли бы стать государственные учреждения по реабилитации и поддержке бездомных – к примеру, территориальные подразделения регионального Минсоцразвития помогают бывшим заключенным восстановить документы, устроиться на работу, оформить инвалидность или пенсию. Но специальных центров помощи в регионе пока только два и попасть туда непросто:

- В Подмосковье в интересах лиц без определенного места жительства функционируют два центра социальной адаптации, расположенные в Дмитровском и Клинском районах, - поясняет министр социального развития Московской области Ирина Фаевская. - В центрах граждане обеспечиваются питанием, одеждой, обувью, жилым помещением, им оказывается медицинское обслуживание. Ежегодно услугами центра пользуются около 100 человек.

- В Московской области сегодня существуют ГБУСО МО «Дмитровский центр социальной адаптации» и ГБУСО МО «Клинский центр социальной адаптации «Бабайки». Учреждения оказывают помощь в социальной адаптации и реабилитации лицам без определенного места жительства и занятий, а также занимаются профилактикой бездомности, - уточняет председатель комитета Мособлдумы по вопросам охраны здоровья, труда и социальной политики Андрей Голубев. - Центры неплохо решают поставленные задачи, но единственный их объективным недостатком является ограниченный срок пребывания в них бездомных граждан. Количество мест ограниченное. Существует очередь для устройства в центры. Основное условие приема бездомного в центр – наличие результатов как минимум 6 анализов, в т.ч. на ВИЧ, гепатиты, флюорография и прохождение санобработки. Обслуживают центры проживающих (или имеющих ранее место жительства) в Подмосковье.

0
377
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх