личный кабинет
Мобильные приложения
22 февраля 2018 21:32:57
Муниципалитеты

Корреспондент «Подмосковье сегодня» побывал на блошином рынке в Серпухове

19:48, 06 декабря 2016

Горы изношенной одежды, побитая посуда, старые сломанные игрушки, пожелтевшие фотокарточки, коробки с грудами советских значков, разложенные прямо на грязном снегу, – так выглядят блошиные рынки в Московской области. Но среди груд ненужного хлама можно отыскать вещи музейной ценности, продаваемые за копейки, например, путевые записки Карла Брюллова или немецкую статуэтку XIX века. Однако такие рынки могут скоро совсем исчезнуть, ведь торговля с рук товарами, бывшими в употреблении, – абсолютно незаконна.

РУБЛИ И КАКАЛИКИ

Блошиные рынки есть далеко не в каждом городе Московской области. Один из таких, небольшой, но чистенький и уютный, располагается в Серпухове на улице Водонапорной возле ТЦ «Ока». Несколько десятков людей, в основном пожилого возраста, каждое воскресенье приходят сюда по утрам и прямо на земле расстилают газетки, на которых раскладывают свой нехитрый скарб. Товар продается вперемешку: рядом с мужскими сапогами соседствует кухонная посуда, с елочными игрушками – старинные иконы. У кого-то в ящике груда чумазых советских кукол со спутанными волосами, рядом торгуют фарфоровыми статуэтками.

Нашим гидом по серпуховской барахолке выступает председатель местного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, искусствовед и коллекционер Павел Стенчев. Он приценивается к монетам в деревянном ящичке. Услышав стоимость – от 300 до 3000 рублей, разочарованно отходит.

- Цена завышена раз в десять, - уверяет Павел. – Мы такие монеты называем «какалики», они затертые, разглядеть рисунок на них практически невозможно, ценность они почти не имеют.

У стоящей через два ряда старушки на газетах разложен разнообразный домашний хлам, в том числе и жестяная шкатулка без крышки с юбилейными советскими рублями. Бабушка отдавала их по «тридцатке». А вот это, по словам Стенчева, очень дешево, в реальности они стоят раз в пять дороже.


ИКОНА И ДРУГИЕ ЧУДЕСА

Внимательно разглядывая разложенное на снегу барахло, наш эксперт вдруг останавливается и поднимает какую-то черную коробочку.

- Это деревенская икона конца XIX века, даже гвоздик родной сохранился, - с трепетом разглядывая предмет, произносит он. – Она в железном окладе, скорее всего, прописаны только лик и руки. Если отдать в реставрацию, можно восстановить красочный слой.

Хозяин иконы, бородатый дед в тулупе, отдает ее за всего 500 рублей. Купил, говорит, у старушки в каком-то селе.

Мы продолжаем инспектировать развал. Чего тут только нет! И дореволюционные серебряные подстаканники, и латунные подсвечники, и советские диафильмы. Павел выхватывает из груды инструментов почерневшую дубинку с железным наконечником. Оказывается, это топор XVI века.

- В основном цены здесь завышены, - обойдя весь рынок, разочаровывает эксперт. – Найти что-то стоящее «за копейки» будет настоящим чудом.

Но чудеса случаются. Стенчев рассказал, что тут, на серпуховской барахолке, один его знакомый коллекционер приобрел у бабушки чашку производства знаменитой фарфоровой фабрики Кузнецова за 1500 рублей, а в реальности она стоит свыше десяти тысяч. Или у другой старушки – германскую статуэтку XIX века за 500 рублей, тогда как в антикварных магазинах такую продают по пятнадцать тысяч.


ГОНЯЮТ ВСЕ

- А чье это производство? – вертя в руках фигурку девушки с печатью Ленинградского фарфорового завода, спрашиваем у ее пожилой хозяйки.

- Да не знаю, - ежась от холода, вздыхает пенсионерка. – Всю жизнь у меня на серванте стояла. Вот, сейчас вещи распродаю потихоньку, пенсия у меня маленькая, а лекарства дорогие. Хоть 300 рублей в день, но заработаю.

Таких, как она, – большинство здесь. Инвалиды, пенсионеры, они торгуют своим, тем, в окружении чего прожили свою жизнь.

- Тут постоянно приходят люди из каких-то служб, то требуют, чтобы мы налоги с продаж платили, то санитарные заключения на товар. А где ж нам это взять, - разводят руками торговцы.

Серпуховская «блошка» постоянно мигрирует – с одного места старьевщиков выгонят, так они перебираются сотней метров подальше. Говорят, что гоняют все кому не лень, не только контролирующие органы, но и даже продавцы расположенных по соседству магазинов и кафе. Мешает им, мол, этот рынок.


СТАРЕЙШАЯ БАРАХОЛКА ПОДМОСКОВЬЯ

В отличие от серпуховского, крупнейший в Подмосковье блошиный рынок, расположенный в Балашихе на железнодорожной станции Салтыковская, никто не разгоняет. Хотя мешает он буквально всем. Огромный – он, словно спрут, раскинул свои ряды-щупальца со станционной площади далеко на улицу Пушкинскую, Аптекарский и Октябрьский переулки. По выходным здесь вечная толкучка, затрудняющая движение не только пешеходов, но и автомобилей. Что, естественно, не может нравиться местным жителям.

Здесь сотни торговцев. Мы ходим по рядам, скользя взглядом по бесконечным навалам тряпья, посуды, стоптанной обуви. Найти что-то интересное в ворохе барахла представляется нереальным. Вдруг видим блеснувший в солнечном луче странный предмет, с выбитыми по бокам иероглифами.

- Это музыкальная шкатулка, только она не работает, - поясняет продавец, двумя руками поворачивая штучку. Та издает хриплый скрежет. – За сто рублей отдам.

Мужчина, назвавшийся Сергеем, рассказывает, что торговлей старьем он зарабатывает. И раскрыл профессиональный секрет – откуда берет вещи на продажу.

- Я даю объявления с текстом «Освободим дом, квартиру», - поясняет Сергей. – Ну, когда кто-то умирает, наследникам вовсе не нужен его хлам, им нужна пустая квартира, которую потом продадут.


ОСВОБОДИЛ ОТ ЗОЛОТА

Сергей и занимается очисткой помещений от всего имущества. Причем наследники еще и деньги платят за вывоз «мусора», несколько тысяч рублей в зависимости от метража. Ненужное предприниматель выкидывает на свалку, а все более-менее ценное забирает себе. Говорит, что часто находит ювелирные украшения, а однажды и вовсе судьба преподнесла ему подарок.

- В шифоньере обнаружил старые бурки, мужские сапоги, - вспоминает Сергей. – Решил продать, они были в хорошем состоянии. Вытаскиваю напиханные в голенища газеты, а там пять золотых часов!

А коллегам Сергея во время «очистки» квартиры попался изъеденный молью кафтан, в поле которого были зашиты царские монеты. По словам нашего собеседника, те их продали и на вырученные деньги открыли антикварный магазин.

Тем временем, торговцы уже начинают расходиться. Под конец рабочего дня они спешат распродать свой товар - дают бешеные скидки и «все-все» продают по 100, 50, 20 рублей. Правда, к этому моменту ничего ценного на рынке уже не остается.

С другой стороны, помимо коллекционеров, на «блошки» приходят и просто малообеспеченные люди, которые не могут себе позволить отовариваться в «приличных» местах. Где, как не здесь, они могут купить джинсы за 20 рублей, а стопку тарелок за «полтинник»? Впрочем, обитатели «Салтыковки» в тревоге – ходят слухи, что скоро торговлю разгонят, а на месте барахолки построят парковку. Тогда торговцам придется искать новое место. Удастся ли это сделать – неизвестно.

Кстати, купленная на «Салтыковке» музыкальная шкатулка оказалась ритуальной игрушкой еврейского народа – ханукальным волчком «савивон». И мы ее отремонтировали. Там всего лишь нужно было поправить пружинку. Теперь сувенир с барахолки играет приятную мелодию, но сколько он может реально стоить – установить не удалось. Слишком эксклюзивный предмет – коллекционеры не нашли ему аналогов.

0
894
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх