Неизведанное Подмосковье

Египетские фараоны в подмосковной усадьбе

Фото: [ Филипп Терец / Подмосковье сегодня ]

Старинное село Мещерское, расположенное в Чеховском районе Подмосковья, во все времена было местом весьма интересным с позиции нашего современника. По воле провидения именно с этим небольшим селом связаны имена многих великих деятелей - здесь бывали и творили Петр Ильич Чайковский, Александр Иванович Долгоруков, Исаак Левитан, Лев Толстой, Антон Павлович Чехов, Николай Златовратский, Казимир Малевич и другие. Но не менее персоналий интересны и сами здешние места: тихий лесной пруд, который, согласно местной легенде, вдохновил Левитана на написание знаменитой картины «Лилии», земская больница, ставшая прообразом «Палаты №6». На фоне столь громких имен и достопримечательностей можно и не заметить в строгих больничных корпусах старинную усадьбу, способную поразить внимательного посетителя уникальной для Подмосковья архитектурой.

В наши дни село Мещерское наиболее известно как место расположения одной из самых крупных и старейших в России психиатрических лечебниц (№2 имени В.И. Яковенко), созданной здесь в 1891-1893 годах. С тех давних пор работа больницы не прерывалась даже на день, а в годы двух мировых войн она превращалась в военный госпиталь, оказывая медицинскую помощь раненым солдатам и офицерам.


В 1894 году в больницу на съезд земских врачей приезжал А.П.Чехов, в 1907 году с ее работой знакомился Л.Н. Толстой, гостивший в имении у своего друга В.Г. Черткова неподалеку. В те же годы, вслед за своей женой, устроившейся работать фельдшерицей, в Мещерское приехал и Казимир Малевич. Главный врач больницы - Владимир Иванович Яковенко - принимал активное участие в революционном движении, последовавшим за Первой русской революцией, и даже устроил в Мещерском тайник с оружием и нелегальной большевистской литературой, за что впоследствии был уволен и сослан на хутор в Полтавскую губернию.


Позднее, уже в 60-е годы, больница часто использовалась для нужд так называемой «карательной психиатрии» - метода устранения политических оппонентов путем признания их душевнобольными и последующим насильственным заточением в стены лечебницы. Одной из таких узниц Мещерской психиатрической больницы в 1968 году стала монахиня Валерия Макеева, занимавшаяся издательством православной литературы несмотря на запреты со стороны государства.

Как вы могли заметить, большинство значимых событий в истории села за XX век так или иначе связаны с лечебницей. И сейчас, оказавшись в Мещерском, вы сразу же увидите огромные больничные корпуса за высоким забором, расположенные в самом центре поселка. Миновав сурового охранника на пропускном пункте, вы окажетесь в обширном внутреннем дворе - между хозяйственными и административными корпусами. Основные лечебные корпуса расположены еще за одной массивной стеной, увенчанной колючей проволокой, вход за которую посторонним воспрещен. Неспешно прогуливаясь по старой липовой аллее, сложно не обратить внимание на исключительно изящную архитектуру некоторых зданий, в очертаниях которых угадывается определенно иное их предназначение, изначально заложенное архитектором.


В конце аллеи вы увидите пятиглавый храм красного кирпича, возвышающийся над вековыми липами, а напротив - красивое двухэтажное здание XIX века, поражающее богатством декора своих фасадов. Перед вами главный дом усадьбы Мещерское и Покровский храм, пережившие все невзгоды XX века и недавно частично отреставрированные. О них и пойдет дальнейшее повествование.


Свое название село и будущая усадьба обрели по имени одного из своих первых владельцев - бежецкого воеводы князя Ивана Михайловича Мещерского. В 1636 году его сын - Иван Иванович Мещерский - решает здесь прочно обосноваться, строит первый усадебный дом и деревянную церковь Покрова Богородицы, в будущем несколько раз менявшую свой облик и наконец превратившуюся в пятиглавый каменный храм, построенный в середине XIX века и сохранившийся до наших дней.


После Мещерских село несколько раз меняло своих хозяев, пока в 1817 году не было куплено бароном Львом Карловичем Боде, эмигрировавшим в Россию после Французской революции. Пройдя всю Отечественную войну от Борисова до Франции, он получил множество наград и звание полковника, а в 1816 году, вернувшись в Москву, вышел в отставку и женился на последней представительнице древнего боярского рода - Колычевой Наталье Федоровне.

Получив в Москве назначение в Министерство Императорского двора и занимаясь строительством Большого Кремлевского дворца, он приобрел подмосковную усадьбу Мещерское, куда вся семья ежегодно перебиралась на лето. Их современник, писатель Михаил Николаевич Загоскин, так характеризует семью Боде-Колычевых:

«Барон и жена его Наталья Фёдоровна и все их семейство, пользовались в Москве полным уважением не только всех лиц, близко их знавших, но и всего высшего общества и, несмотря на свою иностранную фамилию, могли по справедливости называться настоящими русскими «барами».

Их сын - Михаил Львович Боде - после смерти родителей, получает разрешение его Императорского Величества принять фамилию и герб предков матери и с тех пор именуется Боде-Колычевым. Именно в период 70-летнего владения усадьбой родом Боде-Колычевых, она приобретает свой неповторимый праздничный облик, отчасти сохранившийся до наших дней. Хозяева усадьбы обладали изысканным вкусом, а также достаточными средствами для претворения в жизнь своих идей. Они возвели каменный Покровский храм на месте старого деревянного, разбили липовый парк с запутанной сетью уютных аллей, вход на главную из которых (где сейчас находится контрольно-пропускной пункт больницы) украшен красивой въездной аркой с изображением фамильного герба Боде. Но особое место во всем архитектурно-парковом ансамбле занимал главный усадебный дом - неизвестный архитектор вложил душу и все мастерство в создание этого подмосковного дворца, соединившего в себе архитектурные образы разных времен и народов.


Первое, что бросается в глаза каждому - крайне необычное оформление центрального ризалита здания. Помимо многочисленных узоров, колонн и обрамлений из тесаного кирпича, вы увидите две белокаменные скульптуры по мотивам древнего Египта, одетые в треугольные набедренные повязки и клафты - головные уборы древнеегипетских фараонов. Впрочем, часть исследователей склоняются к мнению, что статуи изображают дельфийских Клеобиса и Битона - персонажей греческой мифологии. Так или иначе, но две столь необычные скульптуры еще раз подчеркивают изысканный вкус Боде-Колычевых и придают дворцу неповторимый облик, не имеющей аналогов в Подмосковье.


После смерти Михаила Львовича Боде-Колычева усадьбу приобретает помещица Н.М. Левашевская, но размеренная загородная жизнь быстро ее утомляет, и в 1891 году она продает имение Московской земской управе, которая и строит в Мещерском больницу. Часть липового парка вырубается, возводятся несколько новых корпусов, старые усадебные постройки переоборудуются под нужды лечебницы, неподалеку разбивается большой яблоневый сад, овощные и ягодные плантации, которые весь год обеспечивают пропитанием не только больницу, но и многие окрестные деревни и села.

Покровский храм и усадьба Боде-Колычевых встретили революцию 1917 года в составе Мещерской больницы. Благодаря самоотверженности сотрудников лечебницы, храм простоял до 1929 года, когда постановлением Мособлисполкома все же был закрыт, а затем наполовину разрушен. До конца СССР в здании храма располагалось кафе и сельская библиотека.

В наши дни главный усадебный дом и храм частично отреставрированы, а в последнем проходят службы. Всех, кто не испугается вида заборов с колючей проволокой и охраны, ждет знакомство с одним из самых примечательных подмосковных дворянских имений.

Координаты усадьбы: 55°16'42"N 37°37'36"E

Филипп Терец