Неизведанное Подмосковье

Усадьба Марфино - отдых в тени истории

Фото: [ Филипп Терец / Подмосковье сегодня ]

Ни для кого не секрет, что большинство старых подмосковных усадеб в наши дни находится в запустении. Многие из них представляют большую историческую ценность, о чем гласят таблички на их фасаде, но никакие реставрационные работы при этом зачастую не проводятся. С каждым годом они все больше ветшают и рискуют исчезнуть совсем, оставив нам на память только фотографии. Но не всем дворянским гнездам было суждено превратиться в руины, и некоторые из них буквально претерпели новое рождение. В одной из таких «обновленных» усадеб побывали и мы.

Усадьба Марфино расположена в 25 километрах к северу от Москвы в одноименном селе на высоком берегу реки Учи - левом притоке Клязьмы. Даже известные страницы ее истории уходят глубоко в века - имение, а вместе с ним и село, письменно упоминаются уже в XVI веке. Никаких документальных свидетельств о внешнем виде строений той поры не сохранилось - известно только, что окрестными землями владел думный дьяк Василий Щелкалов. Что до названия, то оно, вероятно, происходит от имени евангельской Марфы - сестры Марии. У этих двух женщин и их брата Иисус останавливался в Вифании.


В XVII веке усадьбой владеют московские бояре Семен Васильевич Головин, а затем Семен Иванович Заборовский. Последний занимается поставками продовольствия к царскому двору, имеет множество имений вокруг Москвы и рассматривает Марфино исключительно как «хозяйственную усадьбу». Почти сразу же он развивает в ней бурное строительство: возводит плотину на реке, благодаря которой образуются три живописных пруда (их можно увидеть и сейчас), строит деревянную церковь Рождества Богородицы, дом приказчика и огромный скотный двор.


После смерти С.И. Заборовского за неимением наследника усадьбу отписывают в дворцовое ведомство, пока в 1698 году Петр I не жалует ее своему воспитателю и сподвижнику Борису Алексеевичу Голицыну - за помощь в борьбе с царевной Софьей и подавление Стрелецкого бунта. Голицын так же, как и его предшественник, развивает бурную деятельность в Марфино, особое внимание, при этом, уделяя внешнему виду своего имения. Первым делом он разбивает классический французский парк - обязательный атрибут любой богатой усадьбы того времени. Затем он перестраивает главный усадебный дом и возводит на месте старого деревянного храма каменную церковь Рождества Пресвятой Богородицы, которая сохранилась до наших дней. Село Марфино и усадьба переименовываются в Богородское. С постройкой этого красивого храма связана одна довольно страшная местная легенда.


Легенда гласит, что проект будущей церкви был разработан крепостным зодчим Владимиром Ивановичем Белозеровым - он же и был непосредственным руководителем всего строительства, которое шло на протяжении почти семи лет с 1701 года. Храм выходил удивительный: простота и гармония линий подчеркивали несомненный талант архитектора. Однажды, когда церковь уже возвышалась на холме и камнерезы занимались ее внешней отделкой, Владимиру приснился страшный сон, будто бы храм рухнул из-за его просчета. Б.А. Голицын в тот момент был в отъезде, и зодчий сам принял решение внести корректировки в уже реализованный проект - достроить внутри храма 4 поддерживающих столба - пилона. Когда же вернулся князь и увидел пилоны, значительно уменьшившие внутреннее пространство, то очень разозлился и велел высечь архитектора «за непослушание». Владимир Иванович Белорезов скончался под ударами розг на 59 году жизни. Похоронили зодчего на кладбище рядом с его храмом.

В 1728 году усадьба Марфино почти на сто лет переходит во владение рода Салтыковых, и для нее наступает «золотой век». Именно в этот период имение из богатого поместья превращается в парадную резиденцию, способную впечатлить любого европейского монарха. Почти все голицынские постройки при этом разбираются, и Салтыковы начинают строительство с нуля. На высоком берегу пруда возводится двухэтажный дворец с флигелями, от которого вниз по склону ведет широкая парадная лестница с террасами. Парком теперь занимается специально выписанный из Дании садовник, который создает из растительности настоящие произведения искусства, постригая ее замысловатым образом в форме чаш, шаров и пирамид. Там же в специальных оранжереях выращиваются персики, апельсины, лимоны, финики и даже ананасы, а в приусадебном зверинце появляются олени, зайцы, лебеди и павлины. Между деревьями тут и там виднеются уютные белокаменные беседки и павильоны, через запруженную реку строится мост с колоннадой, по которому в поместье въезжают роскошные кареты с гостями, а посреди парковых прудов насыпаются четыре острова с романтическими названиями:  «Остров ожидания», «Остров встречи», «Остров любви» и «Остров расставания».


Постепенно усадьба Марфино становится средоточием культурной жизни московского дворянского общества. Здесь постоянно проводятся литературные вечера, концерты органной музыки и театральные представления, выступает крепостной оркестр и хор, обязательно останавливаются все известные иностранные актеры и музыканты, приезжающие в Москву на гастроли, на еженедельные балы собираются до трехсот человек гостей, а о псовой охоте в Марфино - любимом увлечении хозяина усадьбы - слагаются легенды. Благодаря историку и писателю Николаю Михайловичу Карамзину, часто бывавшему в имении Салтыковых гостем и даже написавшего пьесу «Только для Марфино», мы теперь имеем неплохое представление об этом золотом для поместья времени.


В 1805 году хозяин усадьбы - генерал-фельдмаршал Иван Петрович Салтыков - умирает, оставив своему единственному сыну шестнадцать тысяч крестьян, более тысячи дворовых людей и два миллиона восемьсот тысяч рублей долга - огромную по тем временам сумму. Усадьба начинает быстро увядать.


Разыгравшаяся вскоре война с Наполеоном нанесла Марфино огромный ущерб - французы полностью ее разграбили, а затем сожгли. Сам наследник усадьбы - Петр Салтыков - погиб на войне и имение перешло его сестре - Анне Ивановне Орловой, которая жила в основном за границей. Денег на восстановление разоренной усадьбы у нее не было.


Возрождение Марфино началось только десять лет спустя - в 1822 году, когда Анна Ивановна решает продать подмосковную усадьбу своему свекру - Владимиру Григорьевичу Орлову. Новый хозяин сразу же принялся за восстановительные работы и первым делом построил столярную мастерскую, небольшой кирпичный завод и кузницу. За несколько лет он заново отстроил дворец, отремонтировал мост, восстановил парк. Но в 1831 году, когда строительство было почти завершено, граф Орлов внезапно умер и имение по наследству перешло к его дочери - Софье Владимировне Паниной. Ее муж - Виктор Никитич Панин - занимал высокие правительственные должности и был одним из богатейших людей своего времени. Разумеется, он решил полностью перестроить Марфино в модном в то время стиле «тюдор». Теперь дворцово-парковый ансамбль напоминал средневековый готический замок - именно таким его впервые и увидели наши современники.


На въезде до сих пор всех встречает круглая караульная башня с массивными арочными воротами.


Род Паниных владел Марфино до самой революции 1917 года. Годом позже имение было национализировано, а его хозяева были вынуждены покинуть Россию. В последующие годы в стенах усадьбы располагалась колония для беспризорников, а в парке проходили практику студенты Тимирязевской академии. Но 1933 году произошло еще одно судьбоносное для Марфино событие, благодаря которому она не разделила обычной участи других подмосковных усадеб и до сих пор остается почти что цела и невредима. Из усадьбы решили сделать Центральный Военный Клинический санаторий, а в 50-е и 90-е годы даже провели его реставрацию.


С образованием санатория вход на территорию усадьбы был закрыт для всех. Кроме самих пациентов увидеть романтический облик старого замка, будто сошедшего со страниц романов Вальтера Скотта, удавалось только кинематографистам - в Марфино снималось более пятнадцати фильмов, среди которых такие знаменитые ленты, как «Дворянское гнездо», «Драма из старинной жизни», «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Мастер и Маргарита» и многие другие. Остальные жители Советского Союза могли видеть усадьбу разве что на экране телевизора. Так было вплоть до 2016 года, когда согласно новой директиве президента о развитии внутреннего туризма санаторий отворил свои двери для всех желающих.


Теперь, когда перед нами, пусть и в общих чертах, открылась многовековая история Марфино - самое время туда поехать и своими глазами увидеть терракотовый дворец, старый тенистый парк, летний театр, полуразрушенный мост через пруд, тихую пристань и храм. Большинство строений санатория выглядят исключительно современно, но под слоем свежей краски скрыта все та же древняя архитектура, пережившая вместе со своими хозяевами многочисленные взлеты и падения, а затем и их самих. Пожалуй, новая жизнь усадьбы не так уж и плоха - все  здесь идет своим чередом.


Координаты усадьбы: 56°4'49"N  37°33'48"E

Филипп Терец
Загрузка...