Неизведанное Подмосковье

Усадьба покорителя Крыма в Красногорске

Фото: [ Антон Саков / Подмосковье сегодня ]

Усадьба Знаменское-Губайлово в городе Красногорске с конца XVIII века находилась во владении героя Русско-турецкой войны Василия Михайловича Долгорукова-Крымского, а затем на протяжении почти ста лет принадлежала его потомкам. В это время сложился архитектурный ансамбль зданий, сохранившийся в общих чертах до наших дней. В конце XIX века имение перешло в руки купцов Поляковых, которые внесли свой вклад в облик Знаменского. В эти годы была перестроена церковь и возведена часовня-усыпальница в элегантном неорусском стиле.

Герой Русско-турецкой войны

Военную карьеру князь Василий Михайлович Долгоруков начал в тринадцатилетнем возрасте, вступив в ряды русской армии в качестве простого солдата. Это были времена императрицы Анны Иоанновны, когда влиятельное семейство Долгоруковых находилось в опале, а все их родственники были лишены возможности получать чины и награды. Императрица еще задолго до победоносных войн Екатерины II против Турции, нащупывала дорогу в Крым. Именно туда под командованием генерала Христофора Миниха был отправлен отрок Василий Долгоруков. Несмотря на юный возраст, солдат отличился при штурме Перекопа и вопреки запрету награждать Долгоруковых, получил офицерский чин. Через год после взятия этой важнейшей крымской крепости, Василий Долгоруков вновь отличился, но уже при взятии Очакова.


Со вступлением на престол Елизаветы Петровны, которая вывела Долгоруковых из-под опалы, карьера молодого воина стала развиваться еще стремительнее. Василий Долгоруков получил под свое командование Тобольский пехотный полк и участвовал в сражениях во Франконии у берегов Рейна и в нескольких Прусских походах, где русские войска действовали с переменным успехом. Однако князю еще предстояло дать свои главные битвы: ему было суждено сыграть ведущую роль в покорении Крыма при Екатерине II. 

А.А. Бокк писал: «В 1771 году императрица Екатерина повелела внести оружие во внутренность Крымского полуострова, и покорением его, с одной стороны, успокоить Украину, а, с другой, нанести Турецкой Порте решительный удар». Спустя тридцать пять лет генерал-аншеф Василий Михайлович Долгоруков снова сражался там, где когда-то отличился, будучи простым солдатом. Теперь он руководил тридцати восьмитысячной армией.

Сопротивление Оттоманской империи в Крыму было сломлено за две недели, в короткий срок Долгоруков занял все стратегически важные точки полуострова. По Кючук-Кайнарджийскому миру с Турцией Крым становился независимым, хотя на деле уходил под протекторат Российской империи. До окончательного присоединения Крыма к России, которое произошло спустя десять лет, Василий Долгоруков-Крымский не дожил всего один год. Императрица писала Долгорукову по случаю военных побед: «Благодарствую вам за то, что вы не оставили мне дать знать, что вы уже подняли российский флаг на Черном море, где давно не казался, а ныне веет на тех судах, кои противу нас неприятель употребить хотел».


Одна из трех усадеб генерал-губернатора Москвы

В 1780 году герой Русско-турецкой войны получил неожиданное назначение генерал-губернатором Москвы, то есть, по сути, стал хозяином старой столицы. За два неполных года, в которые он руководил жизнью города, Долгоруков снискал любовь и уважение жителей. Просители имели свободный доступ к градоначальнику. Бывало, что князь Долгоруков лично решал споры горожан. Однажды к генерал-губернатору явилась мещанка с жалобой на кредитора-немца, который не принимал ее денег спустя три дня после назначенного срока. Князь Долгоруков вызвал немца, посадил возле себя и заставил написать записку, чтобы жена ростовщика немедленно доставила все заложенные вещи мещанке.

К шестидесяти годам из-за болезни князь не мог вставать с дивана, но продолжал принимать и читать прошения. Умер он в 1782 году и был похоронен в усадьбе Полуектово. Князем Долгоруковым-Крымским было отстроено сразу три подмосковные усадьбы: Полуектово в современном Рузском районе, Васильевское на Воробьевых Горах, вошедшее в черту Москвы, и в имении Знаменское-Губайлово на территории нынешнего Красногорска. Основные постройки Знаменского, сохранившиеся до сегодняшнего дня, были созданы именно в период владения усадьбой князем Долгоруковым-Крымским и его наследниками. В частности, именно тогда был воздвигнут главный дом, который в общих чертах сохранил свой облик.


Стоит обратить внимание на лепные элементы декора колонн главного дома. В растительном орнаменте можно заметить маленькие фигуры крылатых львов, ангелов и коней. По обе стороны от центральной постройки усадьбы расположены так называемые «службы», позднее ставшие жилыми флигелями. На другой стороне Волоколамского шоссе сохранился дом управляющего, построенный при последних владельцах купцах Поляковых.

Знаменская церковь и часовня купцов Поляковых

Настоящим украшением усадьбы является церковь иконы Божией Матери «Знамение». Храм на этом месте был построен еще первыми владельцами этой земли, а свой нынешний облик он получил при последних хозяевах купцах Поляковых. Поляковы приобрели Знаменское-Губайлово во второй половине XIX века и владели им вплоть до революции 1917 года. Александр Яковлевич Поляков происходил из «богородских купеческих детей» и вместе с братьями владел небольшим заводиком на речке Баньке, которое потом вместе с еще двумя фабриками было объединено в «Товарищество Знаменской мануфактуры». Это предприятие производило шерстяные и полушерстяные ткани.


В 1907 году Александр Яковлевич умер, а его дети решили построить над могилой отца часовню. В качестве архитектора усыпальницы они привлекли знаменитого зодчего Илью Евграфовича Бондаренко, который выполнил здание в неорусском стиле. Фасады и интерьер часовни-склепа украшали майоликовые вставки и изразцы работы знаменитой Абрамцевской мастерской. К сожалению, большинство керамических панно не дошло до наших дней. Почти полностью был утрачен керамический декор фасадной части часовни, на котором славянской вязью был написан библейский текст. Сегодня виден лишь маленький фрагмент текста с правой стороны от иконы Спасителя. Но и эти несколько слов дают ключ к той цитате, которая когда-то украшала часовню. Хорошо читаются слова: «глас Сына» и «оживут». Полностью фраза выглядела так: «Аминь, аминь глаголю вам, яко грядет час и ныне есть, егда мертвии услышат глас Сына Божия и услышавше оживут». Это цитата из пятой главы Евангелия от Иоанна замечательно подходила к надгробной часовне. Старые фотографии Знаменского-Губайлово, на которых фасад часовни с текстом сохранился полностью, подтверждают догадку.


Знаменская церковь сильно пострадала в двадцатом веке. В советские годы она была закрыта и лишена купола. В наше время храм стал знаменит еще и редким внутренним убранством. Часть стен церкви, отрезок пола у иконостаса и некоторые иконы выполнены в традиционной для Византии, но нечастой в русском храмовом зодчестве технике мозаики. Эти работы были выполнены известным художником Александром Давыдовичем Корноуховым. Кстати, церковные мозаики этого художника можно увидеть также в Спасской церкви в Тушино, расположенной у Волоколамского шоссе и ряде других храмов Москвы и Подмосковья. Мозаика на религиозную тему Корноухова есть даже в капелле папского дворца в Ватикане.


Антон Саков