личный кабинет
Мобильные приложения
19 августа 2018 19:08:31
Промышленность

Подмосковное пушное предприятие снабжает ценным мехом весь мир

16:01, 30 сентября 2014

Производство меха в нашей стране сократилось в 10 раз. Из более 400 предприятий, осуществлявших свою деятельность в предшествующий период, осталось всего 28 звероводческих хозяйств. В одном Подмосковье из восьми крупных ферм существуют теперь только две, причем одна из них, в Балашихинском районе, тоже на грани закрытия. «Русскому соболю», единственному государственному предприятию в сфере пушного клеточного звероводства Российской Федерации, удалось отстоять свои позиции. Его племенное стадо по-прежнему уникально и не имеет аналогов в мире.

Андрей Нюхалов, кандидат сельскохозяйственных наук, заместитель директора по звероводству, главный зоотехник ФГУП «Русский соболь» согласился провести для наших корреспондентов экскурсию по предприятию, рассказать о производстве такой необычной для Подмосковья продукции. Пускают сюда не каждого – технология разведения и выращивания соболя очень сложна и ее держат в строжайшем секрете. Мех соболя, равного которому нет, - долгосрочное конкурентное преимущество нашей страны, поскольку за рубежом его вообще не производят.

- Соболей у нас сидит сейчас больше 26 тысяч, чуть больше 60 тысяч - норок всех окрасов, которые только есть в России, три с половиной тысячи лис, самой широкой цветовой палитры в стране, 780 песцов, 88 енотовидных собак, 100 сурков, четыре тысячи хорьков трех окрасов, - рассказывает Андрей Нюхалов. - Хозяйство у нас очень разноплановое и редкое по своему генофонду. Мы - родоначальники уникальных пород и заводских типов пушных зверей: пушкинского черного соболя, хорька золотистого, темно-коричневой норки, серебристо-черной лисы, голубого вуалевого песца.

______________________________________________________________________________________

Гордость предприятия

______________________________________________________________________________________

Пока мы идем к соболиной ферме, главный зоотехник вкратце рассказывает историю предприятия. Как все началось в 1928 году с экспериментальной фермы пушных зверей в хвойном бору близ Пушкино. Первыми питомцами тогда были около ста серебристо-черных лисиц, 90 норок и 10 пар диких соболей, отловленных в Сибири. Как потом, в 1970-е годы, в зверосовхоз «Пушкинский» постоянно приезжали иностранные делегации перенимать опыт. Тогда это был крупнейший в мире зверосовхоз. Норок шло на забой каждый год по 125 тысяч, соболей – по 13 - 14 тысяч.

В 1990-е годы, как и в военные, было делом принципа удержать хозяйство без потерь. Удержали. Зато потом пришли руководители, которых интересовало не производство, а лишь собственная выгода. В 2010 году от голода и авитаминоза пал весь приплод соболей, порядка 15 тысяч, ущерб составил порядка трех миллионов долларов.

______________________________________________________________________________________

Соболиная ферма

______________________________________________________________________________________

Соболиная ферма - это 100 рядов длинных объединенных клеток, шедов. Подходим к молодняку, соболькам, родившимся в апреле этого года. Любопытные глазки, красивые благородные мордочки. Некоторые зверьки прыгают всеми лапками на клетку, шипят, пытаются нас напугать. Те, кто постарше прячутся в домиках. Фотографироваться явно не хотят. В их распоряжении: домик, поилка, и клетка для выгула, сверху на сетке лежит порция еды на сутки. Звери туда залезают и откусывают от нее время от времени.

- Черный пушкинский соболь – настоящая палочка-выручалочка предприятия, - рассказывает Андрей Нюхалов. - Он реализуется по очень хорошим ценам. Пушное производство имеет сезонный характер, продукцию мы получаем один раз в год – в ноябре-декабре, и прибыль, соответственно, тоже. Цена на соболиные шкурки зависит от размера, цвета, наличия дефекта. Стоимость может варьироваться от 50 (за шкурки с браком) до 3500 долларов (за топ-лот ярко-седого соболя).

Основная масса пушкинских соболей черного цвета. Но есть и достаточное количество седого соболя. Седина – не от старости, это определенная мутация, когда на темном фоне равномерно разбросаны светлые волосы. Ярко-седой соболь – еще более красивое зрелище. Белоснежные волоски равномерно расположены по всей площади. Таких шкурок в год бывает только 20 - 25 штук.

Все соболиные шкурки продаются только на Санкт-Петербургском аукционе. При этом соотношение клеточного и дикого соболя примерно 1:10, а то и 1:20. «Клеточники» выставляют по 30 - 35 тысяч шкурок, тогда как число природного соболя варьируется от 350 до 750 тысяч.

______________________________________________________________________________________

«Дикость» не исчезает

______________________________________________________________________________________

- Поголовье соболя очень трудно нарастить, это очень прихотливый в разведении зверь, - говорит Андрей Нюхалов. - Технологию его воспроизведения за пределами России не знают. До 1930-х годов никто вообще не мог разобраться с его биологией, потом профессор Петр Мантейфель при Московском зоопарке сделал первые открытия и процесс пошел. В прошлом году мы получили приплод едва ли не лучший за последние 20 лет – два с половиной щенка на самку. Для соболя это много. Сбалансированное кормление, ветеринарное обслуживание, обработка, вакцинация делают свое дело. Шкурки дикого зверя не имеют такого качества, как наши. И хотя по цвету они походят на природного баргузинского соболя, в качестве меха – большая разница. Клеточный соболь гарантированно получает сбалансированное питание, дикий же ест то, что поймает, и на мехе это сказывается.

«Дикость» из клеточных зверей никуда не исчезает - желающих погладить по бархатной шерстке они очень даже могут укусить. Но если их приручать, они становятся совершенно домашними и ласковыми. Замдиректора вспоминает, как бригадир соболиной фермы выкормила трех щенков, у которых пала мать. Она забрала соболят домой, кормила их из пипетки, и они потом на дачном участке бегали за ней следом – куда она, туда и они, как за матерью. Эти соболи так и остались ручными, их оприходовали, как положено. На каждого соболя здесь строгий учет. Архив хранится с 1936 года.

Соболи, в отличие от других обитателей этой зверофермы, живут долго. В прошлом году, например, пала самочка, которая сидела здесь с 1992 года, и она каждый год давала щенков.

______________________________________________________________________________________

Сапфир и лаванда

______________________________________________________________________________________

На норковой ферме наше появление вызвало заметное оживление. Норки заволновались, колесом забегали по клеткам. Они живут семейками. Первой из окошка высовывалась самочка, после ее разведки выходил самец – он заметно крупнее.

Норка сапфир, серебристо-голубая, паломино, махогани, сканбраун, сканблэк, белая, жемчужная, лаванда, ягуар... Последние две есть только в этом хозяйстве, в России их больше нигде не разводят. Вообще, основной принцип клеточного звероводства заключается в том, что разводятся отселекционированные звери, которые имеют одинаковые структуру опушения, окраску, выход.

- Если норки малый массив, 100 - 200 голов, со временем она выродится, исчезнет, - поясняет Андрей Нюхалов. - Надо держать минимум голов 500, а лучше тысячу, определенной окраски. Норка у нас десяти окрасов. Например, лавандовая, которую мы держим уже лет 20 - 25, – 1000 голов основных самок, от которых идет приплод. Они после забоя остаются на размножение. От каждой норки получаем от четырех до пяти щенков в год.

Норка используется, как правило, год, от силы два. В природе она живет максимум до пяти лет. В клетках американская норка хорошо размножается, поскольку это уже их естественная среда обитания.

Шкурки норок стоят в среднем от полутора до четырех тысяч рублей. Самки стоят полторы тысячи, самцы – от двух до четырех тысяч. Они почти в два раза крупнее, у них шкура толще, опушение мощнее.

- В этом году по норке серьезный спад рынка, спрос уменьшился, и цена на них упала на 30 - 50 процентов на международных аукционах, - прокомментировал главный зоотехник предприятия. – Норку мы продаем здесь же, на предприятии, крупные оптовики и частники, представители ателье и фабрик сами приезжают за товаром. К сожалению, по норке мы утратили свои передовые позиции, Дания и Китай заняли место России на мировом рынке.

______________________________________________________________________________________

Лисы, песцы и другие

______________________________________________________________________________________

На лисьей ферме царило полное спокойствие. Серебристо-черные лисички дружелюбно и с любопытством посматривали на фотографа, позволяли даже открывать дверцы клетки на время фотосессии. Одна белоснежная лисичка позировала с явным удовольствием.

По числу лисьих окрасов «Русский соболь» - безусловный лидер в России. Здесь есть черная, серебристо-красная, снежная, мраморная, трехколерная. Некоторых окрасов иностранные специалисты даже не знают. Лисьи шкурки стоят в среднем семь - восемь тысяч рублей.

Песцы на наше появление тоже отреагировали спокойно. Милые серенькие мордашки лишь слегка поворачивались в нашу сторону. Им еще только предстоит приобрести красивый вуалевый цвет, пока же они ходят только с сероватым подшерстком.

Белоснежные еноты с длинной шерстью похожи на живые пушистые шарики. Их умильные, славные рожицы, наверное, никого не оставили бы равнодушными.

- У нас уже более 20 лет сидят и сурки, - рассказывает Андрей Нюхалов. – В свое время на нашей базе работала лаборатория соболеводства и хорьководства НИИ пушного звероводства и кролиководства. Сурков в неволе разводить научились, но как продукт звероводства они не очень выгодны, их шкурки ничего не стоят. Но мы все равно продолжаем их содержать. Сурок по некоторым показателям имеет сходную биологию с человеком, его закупают НИИ, лаборатории для исследований. Но он дорогой. Молодняк стоит в среднем 10 тысяч рублей.

В живом виде здесь можно купить также норок и хорьков. Хорьков - за две тысячи, норок от трех с половиной до четырех с половиной тысяч рублей. Сейчас вообще вошло в моду держать дома этих зверьков. Они прекрасно уживаются и приручаются, правда, живут недолго – всего три - пять лет.

Зато живых соболей здесь продают только в крайнем случае. Это российский бренд, и он не должен покидать пределы Родины. Среди всех руководителей зверохозяйств страны, которые держат соболя, есть негласная договоренность – соболя никому не продавать, только между собой или по официальной лицензии Минсельхоза РФ.

______________________________________________________________________________________

Готовая продукция

______________________________________________________________________________________

Рано или поздно, после того как животные отдали свои физические возможности процессу размножения, они становятся шкурками.

Зверькам ставится укол, наступает паралич сердечной мышцы. Забой происходит по мере созревания волосяного покрова. С середины октября у соболей, после 10 ноября – у норок, у лис позже всех – с 25 ноября.

Замдиректора предприятия проводит нас на склад готовой продукции. Лидия Иванова, заведующая этим подразделением, показывает, как выглядят шкурки еще не выделанные, подвергнутые только пресно-сухой консервации: вот сканбраун, вот сапфировая норка, вот серебристо-голубая, вот черный хрусталь. Сразу притягивает к себе внимание ягуар – белая с черными пятнами красавица. Сшитая из этих шкурок шубка будет точно единственной и неповторимой.

Переходим в основное помещение склада. Там, за массивными дверями температура постоянная, +3 градуса. Здесь-то мы и увидели гордость России - уже выделанные шкурки красавца-соболя. Они действительно невесомые и, при желании, могут пройти в кольцо. Мех даже при тусклом освещении весь играет и переливается.

Затем Андрей Нюхалов провел нас в ателье. Оно работает при предприятии всего год. Ирина Середа, его заведующая, демонстрирует продукцию. В основном здесь шьют шубы норковые. Разной длины. Много лисьих жилетов. У всех швей большой опыт работы с мехом, а это показатель большого профессионализма. Вспомнили, как шили однажды шубу в 115 соболиных шкурок. Красивейшее и дорогущее изделие нашло свою восторженную покупательницу.

______________________________________________________________________________________

Всех накормить-напоить

______________________________________________________________________________________

Все хозяйство «Русского соболя» держится трудом 170 человек. На каждой ферме есть управляющие, бригадиры и рабочие. На каждого «соболиного» рабочего приходится почти 900 животных, на норковой ферме нагрузка еще больше – по три-четыре тысячи норок на человека. Каждый день им нужно разложить корм, напоить, подмести, при необходимости подготовить животных к вакцинации.

Каждому зверю положен свой корм. В их меню входят субпродукты, обрезки рыбы, курицы, свиные шкурки. Все это перемалывается, варится, дозируется, добавляются крупы, витамины и развозится тракторами по фермам.

Когда мы подходили к кормоцеху, там шла разгрузка двух больших фур с яблоками – их очень любит соболь. В целом же все поголовье предприятия ежедневно съедает 25 тонн еды.

читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх