личный кабинет
Мобильные приложения
19 ноября 2018 10:33:28
Безопасность

Главные по бомбам: кто и как обезвреживает боеприпасы, найденные в Подмосковье

17:51, 19 октября 2018

За год взрывотехнический отряд ГКУ МО «Мособлпожспас» обезвреживает 200–300 мин, гранат, бомб, обнаруженных в Подмосковье. Они знают о боеприпасах и взрывных устройствах все. О тонкостях своей работы спасатели рассказали корреспондентам «Подмосковье сегодня».

СНАРЯД, КАК РЕБЕНОК

Металлоискатель издает мощный сигнал. Взрывотехники подходят к месту и щупом обнаруживают под землей боеприпас. Выставляют флажок и приступают к работе.

Саперной лопаткой боеприпас откапывается, с него сметают пыль и грязь. Минометный снаряд калибра 120 мм с поражающей дальностью разлета осколков до 800 м извлекают аккуратно. Нежно, словно маленького ребенка, взрывотехник Владимир Бунин несет его к машине. Боеприпас поместят в контейнер и отвезут в безопасное место, где уничтожат.

Этот случай взрывотехники сымитировали специально для нас – показали наглядно, как работает взрывотехнический 22-й поисково-спасательный отряд.

– Примерно по такому алгоритму проходит большинство операций, – говорит его начальник Олег Совенков, пока мы выбираемся из леса в Сергиево-Посадском районе.

Так, спасатели на прошлой неделе обезвредили минометный снаряд. Его обнаружили при земляных работах рядом с гимназией № 2 в Раменском.

– Детей эвакуировали, территорию оцепили, – рассказывает Совенков. – Мы осмотрели снаряд. На месте уничтожать его было нельзя, поэтому было принято решение о его эвакуации. Мы его аккуратно вывезли и уничтожили.

По словам Совенкова, в большинстве случаев приходится иметь дело с боеприпасами 1941–1945 годов.

– Бывает, конечно, что шутники оставляют коробки с надписями «заминировано» в торговых центрах и на улицах. Но чаще это пустышки. А вот в начале 2000-х всякое бывало. Находили и гранаты в песочницах, и «растяжки» на дачах, – отмечает Совенков.

СПЕЦОВ НЕ ОКАЗАЛОСЬ

Олег Совенков знает, о чем говорит. Он стоял у истоков создания взрывотехнического отряда. Мысль сформировать спецподразделение саперов родилась в 2000 году в Сергиево-Посадском районе. Когда в Чечне расстреляли Сергиево-Посадский ОМОН, командира отряда Дмитрия Маркелова хоронили на одном из деревенских кладбищ района.

– Отдать последние почести герою должны были приехать высокие чины. А потому специально обученная собака обнюхивала территорию на предмет обнаружения взрывчатки. И в одном месте она что-то почуяла, – вспоминает сапер. – Оказалось, что у нас вообще нет людей, способных работать с боеприпасами, бомбами, минами. Вызывали спецов из Москвы. И хоть подозрения не подтвердились, стало ясно, что взрывотехники очень нужны.

В районе появилась муниципальная группа спасателей-саперов. Она состояла всего из трех человек. С 2003 года взрывотехников интегрировали в областную систему обеспечения безопасности. И сегодня региональное правительство активно поддерживает отряд, в котором насчитывается уже 22 взрывотехника.

За год подмосковные спасатели-взрывотехники выезжают на вызовы 250–300 раз. Наибольшее количество выездов совершается в районы, где в годы Великой Отечественной войны шли ожесточенные бои за Москву: Волоколамский, Лотошинский, Солнечногорский, а также в городские округа Можайский, Рузский и Наро-Фоминский.

– С начала 2018 года взрывотехники ГКУ «Мособлпожспас» совершили 110 выездов и обезвредили более 200 различных боеприпасов времен Великой Отечественной войны, найденных на территории Подмосковья, – комментирует начальник Управления по обеспечению деятельности противопожарно-спасательной службы Московской области Сергей Самолевский. – Чаще всего выезды взрывотехников совершаются в теплое время года. Увеличение количества найденных боеприпасов специалисты объясняют активизацией в этот период строительных, дорожных и дачных работ.

МАХМУД БОЛЬШЕ НЕ ПОДЖИГАЕТ

Спасатели пускают нас в святая святых – боксы, где базируется специальная техника. Показывают машину, на которой они выезжают на вызовы. В «Газели» помещается все, что необходимо взрывотехнику.

– Вот контейнер для перевозки обнаруженного боеприпаса, – показывает Олег Николаевич. – В нем можно транспортировать снаряд с зарядом до 5 кг в тротиловом эквиваленте. Даже если в случае непредвиденных обстоятельств он рванет, люди вокруг не пострадают.

К счастью, таких случаев не было. Взрывотехники стараются не перевозить снаряды на дальние расстояния, а уничтожать их неподалеку от места обнаружения. Если это лес, то боеприпас взрывается на месте. Если населенный пункт – находку отвозят в безопасное место.

– Перед каждым выездом, когда получаем информацию о том, что найдено – граната, бомба, мина, мы заезжаем на склад, где хранятся накладные заряды. Берем необходимое количество для определенного вида боеприпаса, – говорит сапер.

С помощью накладного заряда и специальной подрывной машинки, которая всегда под рукой взрывотехника, находку уничтожают. Совенков показывает нам современное чудо техники, которое помогает отправить снаряд «на воздух». Принцип «Махмуд, поджигай» тут не действует.

– Машинки электрические, – поясняет он. – Огнепроводной шнур не используется. По магистральной линии проходит конденсированный заряд. Его можно отменить, пока не нажата основная кнопка подрыва. Так безопаснее.

Безопасность взрывотехников обеспечивают и защитные костюмы, бронежилеты, бронешлемы с забралами. У каждого взрывотехника экипировка индивидуальная. Весит она примерно 8 кг. За время существования отряда ни один сотрудник при обезвреживании находок не пострадал.

СОТНИ ШАШЕК ПОД МОСТОМ

Мы подходим к «КамАЗу». В кузове этой машины какие только «пассажиры» не ездили.

– В доме для слепоглухонемых детей в Сергиево-Посадском районе делали пристройку и обнаружили склад авиабомб, – вспоминают спасатели. – Их было очень много.

Тогда взрывотехники работали двое суток без перерыва. Не только проверили на взрывоопасность и вывезли бомбы, но и обследовали всю территорию интерната и окрестности. Еще один массовый схрон нашли в преддверии юбилея Бородинской битвы.

– Между Можайском и Бородинским полем есть мост, стоит еще со времен Великой Отечественной войны, – вспоминает Совенков. – Мы обнаружили, что он заминирован. Несколько ящиков с тротиловыми шашками нашли! И все эти годы по мосту ездили сотни машин. Не рвануло потому, что к шашкам не был подведен детонатор.

Несмотря на сложность работы, взрывотехники – люди несуеверные и ритуалов не признают. Только вот слово «последний» не произносят. Говорят «крайний». Чтобы для каждого взрывотехника за «крайним» выездом последовал еще один.

Инга Тарасова

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх