Больница строгого режима: как в Подмосковье лечат преступников, признанных невменяемыми

18:16, 10 июня 2019

Молодая мать, выбросившая младенца в озеро по приказу Господа, пенсионерка, отрубившая голову спящему мужу, так как считала его агентом ФСБ, мужчина, который «глушил» голоса в голове наркотиками. Таких людей отправляют не в тюрьмы, а в спецучреждения. В Московской области это психиатрическая больница № 2 имени В.И. Яковенко. Как здесь лечат и при каких условиях выписывают домой – выяснял корреспондент «Подмосковье сегодня».

ИНЖЕНЕР-НАРКОБАРОН

Андрей (имена пациентов здесь и далее изменены. – Прим. ред.) был перспективным инженером. Мужчина начал замечать за собой странности, но испугался обращаться к специалистам. Расстройства психики он «глушил» наркотиками, которые сам и производил. Полицейские, которые задержали Андрея, отметили у него не­адекватность, связанную не только с наркотическим дурманом. Судебно-психиатрическая экспертиза подтвердила догадки. У молодого человека диагностировали шизофрению. Так он попал сюда.

– К нам поступают преступники, неспособные осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, – объясняет главный врач больницы им. Яковенко Антон Червяков. – Суд выносит им постановление об освобождении от уголовной ответственности и отправляет на принудительное лечение.

Шизофрения, умственная отсталость, органические поражения головного мозга – малый список диагнозов здешних обитателей. А диапазон совершенных ими правонарушений включает в себя практически весь Уголовный кодекс: убийства, изнасилования и уже упомянутый незаконный оборот наркотиков.

ТРИ ЦЕЛИ

В больнице им. Яковенко на сегодняшний день содержится около 1600 человек, из них более 800 – бывшие преступники на принудительном лечении. В тесной связке с врачами-психиатрами ими занимаются два психолога – Елена Сураева и Анна Клевцур.

Их работа преследует три цели. Первая – адаптация и профилактика внутрибольничного насилия. Нужно сделать все, чтобы человек освоился в «новом доме». Сразу получается не всегда. Только в этом году произошло три попытки побега. Например, одному мужчине родственники передали обрезок ножовки, спрятанный в глазированном сырке. Он почти сумел перепилить один из прутьев решетки в туалете. Таких пациентов убеждают, что чем чаще они будут совершать противоправные действия, тем позже отсюда выйдут.

Вторая цель – осознание своей болезни и правонарушения. В этом плане самая тяжелая категория – женщины-детоубийцы. Например, в практике психологов был такой случай. Молодая мать приехала со своим ребенком в монастырь просить исцеления своего чада. Когда шла мимо монастырского озера, по ее словам, увидела в небе Господа, который велел ей бросить младенца в воду. Только чудом проходившие мимо монашки успели вытащить мальчика. Из психоза девушку пришлось выводить очень долго. Но в итоге она осознала, что чуть не убила собственного ребенка.

КАК ПРОСТИТЬ УБИЙЦУ?

Третья цель – профилактика повторных правонарушений. Это самое сложное как в работе психологов, так и психиатров. Просто вылечить пациента – недостаточно. Необходимо, чтобы после выписки человека постоянно поддерживали. Как правило, эта роль выпадает родственникам. Но далеко не все готовы принять бывших преступников в семью.

Так, в одном из городов Подмосковья жила обычная пара пенсионеров вместе со взрослыми детьми. Однажды сын пришел домой и увидел в кастрюле голову отца. Оказалось, что мать много лет была убеждена, что ее муж – тайный агент ФСБ, имеет на службе любовницу и хочет убить опостылевшую жену. Она решила его опередить.

– Дети не сразу были готовы принять маму назад. Мы объясняли им, что она не преступница, что это болезнь, – рассказывает Анна Клевцур. – Они простили и не отказались от нее. Сейчас эта женщина выписалась, она иногда приезжает к нам в гости.

Кстати

15% преступников в России, совершивших тяжкие деяния, признают невменяемыми

ОТ РЕЦИДИВА НЕТ СТРАХОВКИ

Окончательное решение о выписке из больницы принимает суд. Далее пациент поступает под наблюдение районного психиатра. Но бывают случаи, что человек в экстренном порядке возвращается в «больницу строгого режима». От рецидивов не застрахован никто.

– Был трагичный случай. К нам попал мужчина, убивший и закопавший маленького мальчика. Его пролечили, выписали. А буквально через месяц он снова убил. На этот раз девочку. Но без оснований людей отсюда не выпускают, а вот от рецидивов не застрахован никто, – поясняет заместитель главного врача больницы Георгий Мальцев. – И здоровые преступники, выходя из мест лишения свободы, часто совершают повторные преступления. Но там людей просто держат в изоляции, а мы-то лечим! Здесь гарантий больше, чем в пенитенциарной системе.

– Если человек совершает серьезное правонарушение и у следователя возникает хоть малейшее подозрение о том, что он страдает психическим расстройством, то судом или следователем выносится постановление о назначении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, – сказал главный внештатный специалист психиатр Министерства здравоохранения Московской области Борис Белозеров. – Статистика говорит, что только 15% из всех, кто совершал такие правонарушения, признаются душевнобольными. Важно понимать, что на месте такого человека может оказаться каждый.

Анна Соколова

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх