Областной омбудсмен возьмет на контроль оккупированный бомжами барак в Сергиевом Посаде

11:14, 30 января 2018

«Ужас, что творится в нашей Скобянке! Половина одного из домов обвалилась, вторую заселили бомжи, при этом в центральной части барака еще живут несколько семей. Рядом две школы, детей страшно отпускать одних! Незаконные квартиранты постоянно пьют и ведут себя агрессивно! Кто смелый, приезжайте, все покажу!» Это обращение оставила в соцсети жительница Сергиева Посада Ольга Изотова. В ситуации с проблемным домом разбирался корреспондент «Подмосковье сегодня».

ВЕРШИНА АЙСБЕРГА

Скобянка – это микрорайон на въезде в Сергиев Посад со стороны Москвы с ветхими деревянными двухэтажными постройками и покосившимися горками и качелями. Детские площадки кое-где на сельский манер отгорожены наполовину вкопанными разноцветными шинами. Антуража добавляет проходящая прямо по земле обшарпанная теплотрасса. И все это в трех километрах от Троице-Сергиевой лавры. Искомый барак по адресу: ул. 2-й Кирпичный завод, д. 22а не находит ни один навигатор – от двухэтажных «особнячков» его отделяет неприглядная г-образная кирпичная высотка. Именно из нее навстречу нам выходит Ольга Изотова.

– Года полтора назад тот барак начали расселять, но расселили не до конца. И после этого в пустующие комнаты начали наведываться бомжи и наркоманы. Дом уже горел один раз, а пару лет назад весной и вовсе все сараи за домом выгорели дотла, одни погреба от них остались, многие из которых открыты, – рассказывает Ольга.

Нехороший дом расположен на возвышенности, после крупного пожара вокруг него образовался пустырь. По словам Изотовой, раньше мимо него жители ходили на завод, но когда он «загнулся», маршрут стал непопулярен.

– Теперь и вовсе лишний раз рядом боишься пройти. Не знаю, как еще люди здесь живут. На самом деле, этот барак лишь вершина айсберга. В Скобянке в целом картина мрачная: поблизости нет ни супермаркетов, ни отделения банка. Даже скорая с полицией к нам лишний раз не ездят, прямо матом в трубку отвечают. Все ветхое жилье, в том числе и этот барак, обещали еще в 2015 году расселить. Но этим летом переехало только несколько семей, – говорит Изотова.

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ

На первый взгляд барак жилым не назовешь: в правом крыле крыша полностью обвалилась, вместо окон – зияющие дыры. В подвальном помещении обустроена чья-то лежанка. По словам нашей проводницы, год назад здесь погиб мужчина из-за обвала крыши.

– Полицейские сказали, характеристика на него была хорошая, что именно он делал в бараке, установить не удалось, – рассказывает женщина.

 

Левое крыло барака выходит прямо на школу, входной двери нет, предбанник завален старой одеждой и бутылками, из глубины помещения слышны голоса. Именно эти комнаты облюбовали местные маргиналы.

«МЫ НАСТОЯЩИЕ ЗНАМЕНИТОСТИ»

В дверном проеме показываются трое мужчин в грязной одежде, явно навеселе. Они приглашают нас войти.

– Мы уже настоящие знаменитости, журналисты к нам как к себе домой приезжают, – говорит мужчина, который представился как Иван Демьян, солист группы «7Б».

– Вы шутите? Группа «7Б» до сих выступает и даже гастролирует, а Демьяну уже лет 50 (48. – Прим. «Подмосковье сегодня»). А вам на вид около 30, – удивляюсь я.

В ответ молодой человек довольно убедительно исполняет главный хит «7Б» «Молодые ветра», безошибочно называет факты из биографии коллектива, с упоением рассказывает о «своем» последнем концерте в Крокус Сити Холле, а также говорит, что к нему сюда многие приходят за автографами. Затем он начинает путаться в показаниях.

Настоящее имя Лже-Демьяна – Иван, только родился он в 1986 году в селе Степанцево Владимирской области. В Сергиев Посад приехал несколько лет назад, потерял документы и скатился по карьерной лестнице до самого дна.

«РОДСТВЕННИКАМ МЫ УЖЕ НЕ НУЖНЫ»

Быт постояльцев, если не учитывать специфический запах и захламленность, устроен неплохо. В этой части дома еще есть отопление, на тумбочке лежат закрытые пачки макарон и пакет картошки, в шкафах различная утварь, одежда и комплекты постельного белья.

В бараке живут четверо постояльцев, иногда приходят ночевать еще четыре – шесть человек. Один из жильцов – Александр – стал незаконным квартирантом по семейным обстоятельствам.

– Меня из дома брат выгнал, у моей жены Кати тоже не все гладко было с родственниками. Жить негде, а я знал, что этот дом пустует. Знал старых хозяев, ну и пришли сюда. Я еще даже работал в тот момент – в ремонте обуви. Но потом меня уволили, а документы сгорели на какой-то из пьянок, – вспоминает Александр.

– Как вы сейчас зарабатываете на жизнь?

– Дай десять рублей! Вот так и зарабатываем! – вступает в разговор третий мужчина, который отказался назвать свое имя. – Побираемся мы возле вокзала или у Лавры целый день. Купим водки, закуски. Поедим при свечах всухомятку и спать, вот и вся жизнь.

Он приехал в Сергиев Посад около восьми лет назад на заработки. Но потом, по его словам, забухал. Во время одного из таких загулов мужчину избили, и он очнулся без денег и документов, поэтому и пришел сюда. 

На вопрос об агрессивном поведении вся троица хором заявляет, что это клевета.

– Мы тихо живем и мирно, у соседей наших спросите. Вот буквально за стенкой живет Евгений с мамой. Собачка у него такая маленькая, Тосик зовут. Он к нам часто заходит, по-соседски, – говорит Александр.

– А если дом расселят и снесут, что будете делать?

– Другой найдем, родственникам мы уже не нужны, – за всех отвечает Александр.

– Ни одной жалобы на лиц без определенного места жительства, которые обосновались в этом бараке, не поступало, – говорит местный участковый Павел Чеченин. – Конечно, во время обходов мы их выгоняем на улицу, а что толку? Они возвращаются через час. Здесь нужно выяснять, на чьем балансе находится дом, и получать разрешение на консервацию помещений.

«МЫ ВСЕ ЗНАЕМ, КТО НАШИ СОСЕДИ»

Отправляемся к соседям. Дверь открывает молодой человек, который представляется Евгением, под ногами у него вьется маленькая собачка.

– Да вы что, какие они агрессивные? Живут мирно, не трогают никого. Нас тут еще несколько семей живет в бараке, и никто не жалуется, – говорит Евгений.

– Мы все знаем, кто наши соседи, – говорит Надежда, которая живет тут уже больше десяти лет. – Проблем они не доставляют, и ладно. Живут тихо, никаких незаконных действий за ними не замечено. Тут в целом об условиях жизни нужно говорить, радости мало. Но наконец-то скоро будем съезжать. Я уже ключи от квартиры получила. Что будет дальше с домом – не знаю.

– По информации районной администрации, жители четырех помещений переехали в новые квартиры, – отмечает уполномоченный по правам человека в Московской области Екатерина Семенова. – Жители остальных являются участниками долевого строительства в жилом комплексе «Покровский». Дом находится в стадии завершения, ориентировочный срок получения разрешения на ввод в эксплуатацию – I квартал 2018 года. К представителю уполномоченного в Сергиевом Посаде люди не обращались. Данный вопрос взят мной на контроль. Безусловно, ветхий и аварийный дом представляет угрозу жизни и здоровью граждан, и медлить нельзя.

Игорь Писарев

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх