личный кабинет
Мобильные приложения
17 декабря 2017 12:56:20
Общество

Семья из Клина после авиакатастрофы в Абхазии не может добиться наказания виновных

16:30, 23 ноября 2017

Жизнь Андрея и Татьяны Дьякончук из Клина 6 июля 2017 года раскололась на до и после. Мирно жили, растили сына Ивана, путешествовали. Вот и та поездка в Абхазию предвещала отдых и развлечения. Но катастрофа легкомоторного самолета, на котором семья полетела на экскурсию, все изменила в одночасье. Татьяна парализована, 16-летний Иван не расстается с костылями. А глава семьи разрывается между больницами, домом, работой и тщетно пытается выяснить, накажут ли виновника аварии? Корреспондент «Подмосковье сегодня» побывал дома у семьи Дьякончук.

«ЖЕСТКАЯ ПОСАДКА»

Реклама экскурсии «Пицунда с высоты птичьего полета» обещала незабываемые впечатления. Семья Дьякончук действительно этот полет не забудет никогда.

«Я поговорил с летчиками, узнал, что и как, поинтересовался, как насчет безопасности. Мне сказали – мол, не опаснее самоката. Вот мы и решились», – вспоминает Андрей.

Он полетел на одном самолете, жена и сын сели в другой. Благополучно приземлилась только машина с главой семьи. Второй самолет, как писали потом многие СМИ, «совершил жесткую посадку».

«После трагедии выяснилось, что эти машины двухместные. То есть сажать двух пассажиров пилот просто не имел права. Татьяна летела в багажном отделении, сидя буквально на жердочке. А сыну пилот даже не напомнил, чтобы он пристегнулся», – говорит мужчина и в подтверждение своих слов показывает нам техническое описание самолета А-33М1, которое ему прислал главный конструктор Владимир Гаслов.

Когда случилась авария, пассажиры вылетели из машины, словно пробка из бутылки шампанского. Пристегнутый пилот Али Ашкацао отделался парой царапин.

КРУГИ ТАТЬЯНИНОГО АДА

Мы заходим в комнату к Тане. На кровати лежит красивая молодая женщина, которой уже не суждено надеть туфли на высоком каблуке и пройтись в них по улице. Ей вообще вряд ли доведется пройтись. Максимум, что пока удается, – перевернуться с бока на бок.

Но Таня, увидев нас, находит в себе силы улыбнуться. А ведь позади две сложнейшие операции на позвоночнике. Первую сделали через 6 часов после трагедии в сочинской больнице, куда пострадавших привезли благодаря вмешательству российского посольства в Абхазии. Вторую провели уже в Центральном институте травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова в столице. За плечами и курс реабилитации.

«Чувствительность в нижней части тела отсутствует», – говорит Татьяна.

Каждые четыре часа Андрей меняет жене мочевыводящие катетеры. Когда он на работе, нанимает сиделку. Пока мы общаемся, мужчина показывает, что придумал для жены.

«Когда человек постоянно лежит, у него начинают отвисать ступни, чтобы этого не было, придумал вот такие ботиночки. Они подтягивают стопу, чтобы не отмирали сухожилия», – поясняет Андрей, заботливо обувая жену.

К потолку прикреплено еще одно приспособление, придуманное Андреем. Он спускает качели сверху, кладет в них ногу жены и потихоньку раскачивает в разные стороны. Такая вот реабилитация в домашних условиях. А что делать? Профессиональный курс в хорошем центре стоит в месяц почти 400 тысяч рублей. Семье из Клина взять их неоткуда.

СНАЧАЛА СВАДЬБА – ПОТОМ ДЕНЬГИ

А что же пилот, посадивший женщину в багажный отсек (видео, подтверждающее этот факт, есть в распоряжении редакции. – Прим. авт.) и уверявший своих пассажиров, что так и надо?

В письме Андрею он обещал помочь поставить на ноги Таню и Ваню (копия письма тоже есть в распоряжении редакции. – Прим. авт.). 270 тыс. руб. за лечение в сочинской больнице Али Ашкацао действительно перечислил. Лечение в ЦИТО Татьяна прошла по квоте, которую удалось выбить Дьякончуку. Но когда речь зашла о реабилитации, уже сын Али Ахмед ответил, что денег в семье нет, так как они сестру замуж выдают. К слову, Танина сестра-близняшка тоже готовилась к пышной свадьбе, но после трагедии все торжества отменила, а деньги отдала на лечение.

«Дело-то не в деньгах, уж как-нибудь сами найдем, родня поможет, что-то продадим. За 5 месяцев после аварии с нами ни разу не связались представители прокуратуры Абхазии. Никто нам не рассказал, как идет расследование, какие меры приняты, чтобы не пострадали другие», – сетует Андрей.

В ПОИСКЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Дьякончук обратился в прокуратуру и Следственный комитет в Клину. Но ему сказали, что инцидент произошел в другой стране – там свои службы. Тогда мужчина написал в российское посольство в Абхазии. Пришел ответ, что запрос направлен в Генеральную прокуратуру страны. А в этом ведомстве в свою очередь уже по телефону Андрею сообщили, что будут разбираться в ситуации и сообщат о расследовании. Но когда – неизвестно. Глава семьи добивается, чтобы пилот, который, к слову, являлся и владельцем разбившегося самолета, понес ответственность.

«Он сломал нам жизнь», – говорит Андрей.

За время нашего общения Таня немного устала. В такую погоду, помимо жутких болей, которыми страдают все люди с повреждением спинного мозга, прибавляется ломота в костях. Поспать удается 3–4 часа в сутки, все остальное время – борьба с физическими ощущениями. А еще сильнее ее мучают душевные терзания. Оттого, что в 39 лет оказалась прикована к кровати, что муж превратился в сиделку, что сын до сих пор вспоминает все произошедшее с дрожью в голосе. Когда Иван пришел в себя в реанимации, первое, что он сказал отцу: «Папа, прости меня». Но разве подросток виноват, что именно ему больше всех хотелось увидеть море и город с высоты птичьего полета?

от автора

Прошу считать этот материал официальным обращением в муниципальные и региональные органы, которые могли бы помочь семье Дьякончук справиться с непростой ситуацией и, наконец, довести до семьи результаты расследования. Редакция продолжит следить за ситуацией.

0
967
читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
голосование
Где вы будете отмечать Новый год?
вверх