личный кабинет
Мобильные приложения
13 декабря 2018 05:33:19
Общество

Ветеран из Видного Анна Талызина ребенком воевала от Харькова до Чехословакии

17:37, 14 апреля 2015

По мотивам биографии видновчанки Анны Талызиной можно снимать фильм. Анна Степановна из тех, кого называют «дети полка». В свои 12 с небольшим она отправилась на фронт, чтобы найти отца. С ним разминулась, зато прошагала почти всю Европу в составе 580-го артиллерийского полка. Свою историю она рассказала корреспонденту «Подмосковье сегодня».

Хлеба так и не купила

- Вы проходите, не разувайтесь! Садитесь, угощайтесь пирогами – встречает нас с порога Анна Степановна. Ей 85, на 15 лет больше, чем Победе.

Анна Степановна Талызина родилась в 1930 году, в полтора года потеряла мать, оказалась в детском доме. Через два года ее нашел отец. Не успела Аня вырасти, началась война.

- Утром, помню, отец ушел на работу, а мне оставил записку, мол, сходи на рынок за хлебом. Иду, а на улице толпа народу у репродуктора что-то обсуждает. Я не обращаю внимания, иду, и тут у меня перед носом тетка, которая торговала хлебом, дверь закрывает, - рассказывает Анна Степановна. – В общем, хлеба я тогда так и не купила.

Вскоре отец ушел на фронт, а через несколько недель вплотную к Москве подступил враг. Эвакуироваться было некуда.

- Мы тогда, самые мелкие, работали на заводе. Резали ремешки из кожи: что покороче - для лыжных палок, подлиннее – на ремни, - Анна Степановна кивает головой на темную, нечеткую фотографию. – Вон я, лысая стою. А почему лысая, потому что мы все на этом заводе завшивели так, что с нас сыпалось.

К папе в госпиталь

У нее в руках письмо. Крошечное, буквально в четверть листа. Сложено не на манер привычных фронтовых треугольников, а просто пополам.

В таком виде пришло ей извещение от отца, попавшего в госпиталь под Харьковом.

- Я тогда не думала долго, встала и пошла на вокзал, - вспоминает Анна Степановна. – Только потом, уже после войны, поняла, что меня за своевольно покинутое место работы на 7 лет могли отправить в лагеря.

Но обошлось. И поехала 12-летняя Аня на Запад. Сначала до Киева поездом, потом на перекладных до Харькова, а дальше и до госпиталя. Правда, отца там она не застала, его к тому моменту выписали.

- Сначала посадили меня в бочку с карболкой. Потом откормили и отправили восвояси, - машет рукой Талызина.

Вторая семья

Там же, под Харьковом, обрела Анна свою артиллерийскую бригаду, 269-ю отдельную (она потом войдет в состав 580-го армейского зенитного полка).

«Под крыло» дочь полка взял полковник Иван Фисенко, бригадный командир.

«Ответственность за несовершеннолетних, а их было двое, была велика. Надо было воспитывать их в условиях боевой обстановки мужественными бесстрашными воинами. Одновременно обеспечить безопасность их жизни в условиях боевых действий со злейшим врагом человечества», - напишет потом в автобиографии «Обыкновенный, любящий Вас человек» полковник Фисенко.

До Европы и обратно

С 580-м полком Анна прошагала всю войну, сначала помощницей связиста, потом в медчасти, помогала разбирать лекарства. От западных границ Украины до восточной части тогда еще Чехословакии девочка числилась, да и по праву была дочерью полка.

- Однажды зимой, не видно ничего, кругом стреляют, я тяну шнур из пункта командования к одной из позиций, - вспоминает Талызина, - его то ли перебило, то ли срочно надо было связаться, не помню уже. И вот тяну, дрожу и думаю, хоть бы не попало в меня ничего. Подползаю, а передо мной командир, орет благим матом. Оказывается, сделала круг и вернулась. Пришлось ползти снова.

А еще как-то по недосмотру, уже в санчасти, чуть не отравилась таблетками.

- Захотелось сладкого, а пилюли в моей дурной голове как-то вдруг стали карамелью. Благо санитары вовремя подоспели, спасли.

Отругали тогда Анну знатно. А потом всем медкорпусом скинулись и отдали по куску сахара из пайки.

- Сказали больше таблетки не есть, а себя держать в руках изо всех сил.

Мир и труд

Закончилась военная эпопея Анны Степановны в мае 1945-го. В Моравско-Остравской наступательной операции.

- Тогда мы и думать не думали, что через 4 дня объявят о капитуляции. Раненых нашему полевому врачу подносили, как на конвейере, а он, чтобы не спать, вкалывал себе морфин.

За несколько дней до объявления победы в полк пришло письмо от отца. Он просил отправить Анну (ей к тому времени исполнилось 15 лет) домой.

- Я вернулась, а в Москве Победа. Все радуются, но надо как-то жить дальше, - Талызина качает головой и достает свою трудовую книжку. В ней синими чернилами: каменщик, строитель, инженер.

До последнего времени Анна Степановна не переставала работать: приложила руку к строительству высотки МГУ на Воробьевых горах и района Черемушки в столице. Потом прокатилась по всему Дальнему Востоку, осела было на Новой Земле. Но в 1970-х вынуждена была покинуть Север. Так и оказалась в Видном.

- Я хожу по городу и вижу дома, которые строила, - улыбается дочь полка, строитель, ветеран. – У человека должно быть дело, каким бы героем он ни был. Работать надо всегда. Иначе пропадешь.

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх