личный кабинет
Мобильные приложения
18 октября 2018 04:16:22
Спорт высоких достижений

Дмитрий Губерниев: «Я не купюра с изображением Хабаровска, чтобы нравиться абсолютно всем»

15:22, 31 марта 2016

Дмитрий Губерниев – уроженец подмосковной Дрезны. Это дает нам формальный повод интересоваться его персоной. А повод фактический очевиден: Дмитрий – телезвезда. Представляем вашему вниманию полную версию беседы с известным телеведущим и комментатором. Кроме того, завтра и послезавтра интервью с Губерниевым выйдет на страницах газет «Подмосковье сегодня» и «Подмосковье неделя».

Могу интересно рассказать, как горит свет в гостинице

– На недавнем этапе Кубка мира в Канаде вы комментировали гонку, когда телевизионный сигнал практически отсутствовал: зрители не видели, что происходило на дистанции. Это была самая экстремальная трансляция в вашей практике?

–Пожалуй, так мощно эфирить в течение полутора часов вместо гонки мне не приходилось никогда. Хотя ситуации в жизни случались всякие. Помню, однажды в Финляндии соревнования из-за погодных условий перенесли почти на час, и все это время я находился в прямом эфире. Пришлось развлекать зрителей рассказами обо всем возможном. Еще был случай, когда Антон Шипулин зарубился с французом Жаном-Гийомом Беатриксом за медаль в Поклюке. Никто не знал, какая награда ему достанется, жюри совещалось почти час. И это ожидание, которое я был вынужден расцвечивать в эфире, собрало в итоге больший рейтинг, чем сам финиш.

– Что выручает в таких случаях: хороший кругозор, большой запас анекдотов?

– Всякая пауза хорошо заполняется, если владеешь материалом. Талант в этом случае –ерунда. Главное – опыт. Когда сезон в разгаре, и ты многое знаешь о спортсменах, трассе и соревнованиях, рассказывать можно без конца. Спортивные комментаторы в этом смысле – особые люди. Вот я сейчас сижу в гостиничном номере и могу вполне себе интересно рассказать, как горит свет. Одна лампочка, другая, фонарь еще есть… Говоришь о том, что происходит, разбавляешь это своими воспоминаниями, добавляешь немного импровизации – и все, коктейль готов.

– Готовитесь к эфиру?

– Плох тот комментатор, который не готовится к каждому репортажу. Нужно следить за новостями, постоянно общаться со спортсменами и наставниками. Полезно бывает посмотреть, как обкатывают лыжи сервисмены, заглянуть на тренерскую биржу… Поэтому очень важно каждый раз находиться в месте события, только тогда может получиться интересный репортаж. Ты имеешь возможность видеть все, что происходит, и потом передать эту информацию зрителям.

123.jpg

– А есть ли в этом необходимость? Соревнования проходят в одних и тех же местах, спортсмены тоже не меняются.

– Ну вот смотрите: знаменитый словенец Якоб Фак однажды серьезно обморозился, ему грозила ампутация указательного пальца на правой руке. Того самого, которым он нажимает на спусковой крючок винтовки. Можете себе представить, что испытывал профессиональный спортсмен в расцвете своей карьеры?! Я бы об этом никогда не узнал, если бы не находился в эпицентре событий...

Или другой случай. Наша Катя Юрлова нигде особенно не рассказывала, что в результате падения во время летней подготовки сломала два ребра. Спортсменка испытывала серьезные проблемы с диафрагмой, даже дышать нормально не могла. Но Катя – очень мужественный человек и продолжала тренироваться. Я об этом узнал случайно, из разговора с ее отцом. Был просто потрясен этой историей! Вот это и есть жизнь, вот об этом и нужно рассказывать людям. Пусть болельщики понимают, что стоит за успехами и медалями.

Спортсменов стараюсь не критиковать

– Вы уже очень опытный комментатор. Испытываете еще волнение перед эфиром?

– Великая советская фигуристка Людмила Пахомова как-то сказала: «Мандраж гвоздит к земле. Волнение помогает и несет как на крыльях». Конечно, перед каждым прямым эфиром ладони реагируют на происходящее. Если ты перестал волноваться, пора менять работу – это однозначно. Правда, есть один секрет. Если ты садишься за микрофон, чтобы рассказать многомиллионной аудитории о церемонии открытия Олимпиады, и начинаешь представлять, как сейчас поразишь всех – провал неизбежен. Нужно просто заниматься своей работой и не думать, что получится на выходе. Сделай дело качественно, тогда к тебе придут и признание, и материальные блага.

– Из чего складывается ваш обычный рабочий день на соревнованиях?

– Я придерживаюсь проверенного принципа: хорош тот работник, который выспался и от души поел. Поэтому всегда стараюсь качественно отдохнуть и не позволять себе ничего лишнего. Обычно приезжаю на стадион заранее, часа за два-три до начала гонки. Узнаю последние новости, распечатываю необходимые материалы… Потом можно слоняться вроде бы без дела. Но все равно, поговорив с одним, поздоровавшись с другим, подспудно продолжаю собирать информацию. И параллельно даю возможность передохнуть голове, чтобы прийти на репортаж максимально отдохнувшим.

RIAN_02650866.HR.ru.jpg

– За годы работы вы успеваете сдружиться и со спортсменами, и с тренерами. Трудно ли их потом критиковать, если что-то идет не так?

– Спортсменов я вообще стараюсь не критиковать. Они же выступают, насколько готовы, – поэтому вся ответственность должна падать на других. Да у меня и язык просто не поворачивается ругать их, с таким уважением я отношусь к этим людям. Каждую их неудачу воспринимаю как свою. Ведь самым лучшим всегда получится репортаж о победе российского спортсмена.

Хотя иностранцы иногда меня очень удивляют. Вот, скажем, Кайса Мякяряйнен имеет репутацию очень сдержанного человека. Финка не любит распахивать душу наружу перед посторонними. И вдруг на этапе Кубка мира в Ханты-Мансийске она меня сама остановила. «Знаешь, – говорит, – меня тут про тебя спрашивали». «И что ты ответила?» – интересуюсь. «Только хорошее», – смеется она. Позже я прочитал ее слова. «Русский комментатор – большой добрый медведь», – сказала в интервью Кайса. Иностранцы вообще относятся ко мне с иронией, со смешком. Ну и пусть, я на них за это не обижаюсь.

При Пихлере сборная ничего не выиграла

– Несколько месяцев назад известный боец Федор Емельяненко жестко раскритиковал ваших коллег по каналу. Вам самому часто приходилось сталкиваться с недовольством своей работой?

– Иногда спортсмены подходили, но это были единичные случаи. Несколько человек высказывали свои претензии, не буду сейчас называть их фамилии. Говорили: мол, там я сказал что-то не так, тут ошибся. Потом пересматривали запись, походили снова, извинялись. Все их претензии были высказаны с чужих слов – родственников или коллег. При личном просмотре оказывалось, что моя фраза звучала совсем по-другому и ничего обидного не содержала.

– Бывало ли, что недовольные выходили на руководство канала с просьбой сделать вам внушение?

– Ситуации случались разные, в том числе и такие, о каких вы говорите. Люди, стремившиеся повлиять на меня, занимали различные посты. В том числе, имели отношение к прежнему руководству Союза биатлонистов России. Но мне всегда везло на профессиональных руководителей, которые занимали железобетонную позицию. В таких ситуациях они мне доверяли и поддерживали.

TASS_8714635.jpg

– В свое время вы конфликтовали с немецким тренером Вольфгангом Пихлером, который возглавлял женскую сборную страны. Сейчас тон ваших комментариев стал более либеральным, хотя российские биатлонистки по-прежнему звезд с неба не хватают. Куда пропал критический запал?

– А вы посмотрите, какой состав у сборной был тогда, и какой – сейчас! Если половину футболистов «Барселоны» заменить игроками «Химок», команда наверняка заиграет по-другому. Хотя вывеска останется прежней. То же самое – и в биатлоне. Три-четыре года назад российская женская сборная состояла из олимпийских чемпионок и чемпионок мира, но под руководством Пихлера они не выиграли ничего. Ничего, подчеркиваю. Да, на сочинских Играх девчонки завоевали серебро, которым мы гордимся. Но все равно соперники – а именно сборная Украины – тогда оказались сильнее.

Что касается нынешних тренеров, они тоже совершают совершенно очевидные ошибки – и я о них говорю вслух. Критикую за плохую функциональную подготовку, подмечаю промахи комплексно-научной группы.

– Когда встречаетесь с Пихлером, здороваетесь?

– Пихлер для меня – как неуловимый Джо. Знаете, как в анекдоте: его никто не мог поймать, потому что даже не пытался. Всем было на него чихать.

Не указывайте, как вести себя в эфире

– У вас очень узнаваемая манера комментирования, которая своей эмоциональностью как привлекает, так и отталкивает многих болельщиков. Вы всегда так близко воспринимали борьбу на дистанции или это результат поиска своего творческого «я»?

– Я комментирую так, как мне подсказывает душа и сердце. Ничего не придумываю, не притворяюсь. Болею за сборную своей страны точно так же, как норвежцы и французы переживают за своих. И мне кажется очень странным, когда некоторые болельщики начинают указывать, как вести себя в эфире. Что касается поисков жанра, их особенно и не было. Я просто рос и формировался как комментатор, сам для себя определяя контуры репортажа, в рамках которого хотел бы работать. В один прекрасный день, уже довольно давно, понял – зрителей интересуют не только соревнования, но и сами атлеты. И потому я сообщаю, в том числе, и некоторые подробности из их личной жизни.

Мои недруги ставят мне это в вину, хотя я всегда был максимально корректен по отношению к спортсменам. Помню, на одном из чемпионатов мира по летнему биатлону рассказал про бедра Магдалены Нойнер. И про Дарью Домрачеву в облегающем костюме. С тех пор прошло уже много лет, но мне об этом до сих пор припоминают. Значит, людей зацепило. Для меня это самое важное – чтобы равнодушных не было. Даже если у кого-то возникает раздражение, это тоже эмоция приятная. Я же не купюра с изображением города Хабаровска, чтобы нравиться абсолютно всем.

RIAN_02650693.LR.ru.jpg

– Помимо работы комментатором вы часто ведете торжественные мероприятия и корпоративы. Это вопрос исключительно финансовой выгоды или находите здесь и профессиональный интерес?

– Мне интересно работать на самых разных событиях. Я ведь вел мероприятия, в которых участвовало больше сотни тысяч человек. Сложно представить, но это действительно так. И при этом нормально гармонировал с аудиторией. Конкурс «Евровидение», новогодние «Огоньки», различные концерты – почему нет? Мне было интересно встать на одну ступеньку с лучшими конферансье нашей страны, тем более что спортивные комментаторы раньше этим практически не занимались. Считаю, мне удалось это сделать. Пусть это прозвучит нескромно – в этой области я далеко не худший. И это еще, мягко говоря, уж цену-то себе я знаю.

– Есть предложения, от которых вы откажитесь, не раздумывая?

– Мне звонили, предлагали провести юбилеи определенных людей. По своим внутренним соображениям я от них отказывался. Не хочу называть фамилии, это неважно. Были предложения по рекламе и по проведению некоторых мероприятий, которые я отклонял. Даже несмотря на очень приличный гонорар, который мне предлагали.

Поймите, деньги – далеко не самое важное. Нужно, чтобы работа была интересной, чтобы она нравилась. Вот, к примеру, я занимаюсь еще преподавательской деятельностью. Учу технике речи, мастерству эфирного выступления. А пару месяцев назад получил приглашение стать преподавателем журфака МГУ. Я уже проводил там мастер-класс и без ложной скромности скажу – имел большой успех. После этого руководство факультета сделало мне предложение, которое было с удовольствием принято

Подмосковье не зря называют территорией спорта

– Вы родились в Подмосковье. Часто ли бываете в родных местах?

– Я уроженец Дрезны – самого маленького города Московской области. Приезжаю туда довольно часто, у меня там любимые родственники живут – тетя с дядей. Бабушка с дедушкой похоронены. Обидно, что не смог вырваться на недавний юбилей города, просто физически не сумел выбраться. Вообще, я храню невероятно трепетное отношение и к Дрезне, и ко всему Орехово-Зуевскому району. Несмотря на то, что сейчас являюсь одновременно как жителем Москвы, так и Подмосковья – у меня квартира на Сходне. Кстати, правильно говорить именно так – «на Сходне». Вариант «в Сходне» меня ужасно коробит.

TASS_13053340.jpg

– За спортивной жизнью Московской области следите?

– Непременно. Какие-то вещи мне очень нравятся: не зря же Подмосковье называют территорией спорта. Местные власти для его развития делают очень многое. Хотя иногда все-таки расстраиваюсь до глубины души.

– Почему?

– Скажем, я не очень понимаю, почему до сих пор не могут восстановить лыжную школу на Сходне. Она сгорела несколько лет назад, остался утлый вагончик. Теперь со всех сторон на бывшую трассу наступают дачи и земельные участки. Я сам там на лыжах бегал много раз, буквально вырос в этом месте. В эту школу раньше ходило огромное количество детей, а сейчас они слоняются без дела.

– Похоже, в вас сейчас говорит не только комментатор, но и профессиональный тренер. Вы ведь закончили знаменитый ГЦОЛИФК (бывший институт, а ныне Академия физкультуры и спорта – прим. ред.).

– Не просто закончил, а с красным дипломом. И очень горжусь тем, что учился в лучшем физкультурном вузе страны. Моими преподавателями были сплошь знаменитые специалисты. Куратором по академической гребле являлся, например, партнер великого Юрия Тюкалова, олимпийский чемпион Александр Беркутов. Спецкурс по лыжным гонкам читал олимпийский чемпион Владимир Кузин – король лыж, светлая ему память. Биатлона у нас в институте не было, но определенные азы в стрельбе буквально разжевывали такие знаменитости как Александр Привалов, Владимир Аликин, Анатолий Алябьев... Некоторые болельщики пеняют мне, что я пытаюсь тренировать команду в прямом эфире. Но после таких уроков я немножко знаю, о чем говорю – уж извините.

читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх