личный кабинет
Мобильные приложения
15 декабря 2018 09:46:13
Спорт и отдых

Кто и для кого сегодня делает гужевой транспорт

15:19, 14 августа 2015

Вместо того чтобы драть процент за «крышу», бандиты 90-х сами предлагали Михаилу Казенкину деньги – перепачканный мазутом хозяин не производил впечатление платежеспособного. 20 с лишним лет Михаил своими руками делает кареты, сани и фаэтоны. Его транспорт с присвистом уходит богачам, киношникам и монахам, ему заказывали карету с зарядкой для ноутбука и сани с веслами. Живет и работает Казенкин в Одинцовском районе, кормится собственной скотиной и время от времени разрешает журналистам заглянуть в свою мастерскую.

Мордой в глаз

В ворота с вывеской «Металлобаза» Михаил вкатывается на телеге с конным приводом. На контрасте с белой панамой хорошо заметен подбитый левый глаз.

– Это свежепривезенная лошадь невоспитанная прошлась по мне, – объясняет Михаил. – Съездила мордой по лицу, прошлась копытом по ноге.

Приручение лошадей – часть его бизнеса. Животные не должны бояться шума и людей, должны уметь ходить в одной упряжи с другими лошадьми. Вышколенные скакуны продаются или сдаются в аренду, отдельно или вместе с транспортом.

Участок в деревне Грязь Михаил Казенкин первое время занимал единолично. Сегодня по соседству с ним режут плитку, торгуют металлом и древесиной. Лошади и кареты придают обычной на первый взгляд промзоне средневековый антураж.

Сварщики, токари, слесари – в мастерской Казенкина трудятся несколько десятков человек. Людей все равно не хватает, рабочих специальностей сейчас на рынке дефицит. Руками Михаил регулярно работает сам, по слесарной части ему помогает брат. За сайт, бухгалтерию и конюшню отвечает супруга Елена.

С батоном в автосервис

Специфике изготовления карет наемников приходится обучать. Некоторые детали, например, трудоемкие в изготовлении полозья, Михаил заказывает в других регионах. Таких мастеров он находит, разъезжая по окрестностям заброшенных производств.

Большая часть ретротранспорта делается на заказ и уходит сразу. Типовые модели Казенкин хранит на участке рядом с домом в деревне Синьково, чтобы было, что «вживую» показать клиенту.

Кроме карет, саней, двуколок и телег мастерская Казенкина делает нарты для собак и оленей. Всего примерно по 20 видов санных и колесных моделей. Ценовой диапазон простирается от нескольких тысяч рублей за розвальни до полумиллиона за навороченную карету.

Не роскошь, а мечта

Парки и усадьбы продукцию Казенкина охотно арендуют. Особенно летом – катать посетителей. Музеи закупают копии старинных карет для экспозиций, монастыри берут телеги для сельскохозяйственных нужд.

– Много из цирка заказывают эксклюзива, – говорит Михаил. – Манеж всего 13 метров, экипаж нужен маленький и в то же время эффектный. Например, экипаж с одной оглоблей или колесница с наклоном колеса. Или уменьшенная копия тележки под собак.

Кареты и сани из мастерской Казенкина можно увидеть в отечественном кино («Слуга государев») и сериалах («Институт благородных девиц»). В 2006 году Михаилу поступила заявка из президентского полка. Никакой брони не потребовалось, сани, говорит мастер, вполне типовые, разве что полозья попросили сделать подлиннее, чтобы было где расположиться охране.

Однажды Михаил по просьбе заказчика сделал карету с сейфом и розеткой в салоне. Энергия генерировалась за счет вращения колеса. Предприниматель из Твери заказал Казенкину сани с веслами. В половодье зарабатывающий агротуризмом бизнесмен катал на них клиентов.

– Это на Западе лошадь и карета – показатель богатства, у нас это меряется «Майбахами» и вертолетами, – считает Михаил. – У нас это покупают, чтобы порадовать себя, исполнить мечту.

Карета как катер

Сегодня, кроме Михаила Казенкина, производством карет в РФ занимается еще один человек, в Набережных Челнах. Мастера регулярно пересекаются на выставках и турнирах по экипажной езде, дружат и конкуренции друг другу не составляют – слишком велик спрос.

На Западе культура производства старинного транспорта сохранилась полностью. Действует множество обществ упряжной езды, секреты каретного ремесла передаются поколениями. За границу Михаил Казенкин ездит набираться знаний, привозит оттуда детали и кареты целиком.

– Таможенники не понимают, что это такое, говорят, что прицеп к лошади надо растаможить как прицеп к автомобилю, – рассказывает Михаил. – А у нас в стране прицепы к лошади на учет в ГАИ не ставятся. Потом оказывается, что телеги и кареты можно растаможить как катер.

Взрывостойкие гуси

На своем участке в Синькове Михаил держит уток, коров и коз. Говорит, что не может есть химию, которую продают в магазинах. Скотина у него, как и лошади, человека знает и пригодна к съемкам в кино.

– Все обученные, взрывов не боятся, – улыбается каретный мастер. – То, что планируем на паштет, можно и в кино, одно другому не мешает. Взорвали, потом съели.

В ближайших планах предпринимателя – уйти от аренды и купить участок под мастерскую. Надоело Казенкину делить пространство с теми, кого подселит собственник земли.

Признается Михаил, что за 20 с лишним лет подустал от карет. Подумывает бросить производство и написать книгу о своем ремесле. Тем более что учебной литературы по каретному делу нет, как таковой. Замыслу мешает отсутствие приемника.

– Я уже долго этим занимаюсь, конечно, хочется на кого-то все переложить, – говорит Казенкин. – Но достойной кандидатуры пока нет. Страдивари сколько у Амати учился? А сейчас люди не готовы. Говорят – учиться, да, но вы мне за это деньги заплатите.

читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх