Андрей Доровских: «1812 год стал временем величайшего подвига армии и народа»

Герои Подмосковья
   
Фото: [ Антон Саков \ Подмосковье Сегодня ]

Нотариус из Химок Андрей Доровских создал год назад в Сходне частный музей, посвященный Отечественной войне 1812 года. Центральное место в экспозиции занимает уникальная диорама Бородинского сражения, в которой представлено более 1500 оловянных солдатиков. При создании диорамы коллекционер стремился к максимальному соответствию истории деталей обмундирования и вооружения и точности расположения войск на поле боя. О своей экспозиции Андрей Доровских рассказал порталу «Подмосковье сегодня».

– Андрей Михайлович, как появилась идея создать военную диораму в Сходне?

– Я с детства увлекался историей. История – это, на мой взгляд, краеугольный камень всех человеческих отношений. Как говорили классики, народ, забывший свою историю, не имеет будущего. Если бы мы не знали, какого мы рода и племени, никогда бы не создали такую огромную державу, которая заняла одну шестую часть суши, и которая вместила в себя множество народов и национальностей. Такой была Российская империя, потом Советский Союз, а теперь Российская Федерация.

Музею предшествовало мое увлечение коллекционированием оловянных солдатиков. Многие великие люди собирали оловянные миниатюры и солдатиков, начиная еще с Александра Македонского и Гая Юлия Цезаря. Свои коллекции солдатиков были у Наполеона, Петра III, Фридриха Завоевателя и других.

Я с детства любил собирательство, но осознанно стал формировать коллекцию уже в достаточно зрелом возрасте. Это случилось после того, как мне подарили миниатюрные шахматы ручной работы с изображением императорской армии Наполеона и нашей армии. С тех пор я стал ездить по разным барахолкам, базарам, где могли продавать подобные исторические миниатюры.

Собирал солдатиков по всем городам и весям, в разных странах. В Париже в здании музея Дом инвалидов я видел миниатюрных оловянных солдатиков всех родов войск наполеоновской армии, но по сравнению с моей коллекцией, там была представлена небольшая подборка – всего около тридцати солдатиков.

До открытия музея я собирал коллекцию около пятнадцати лет. Я также люблю рисовать, имею отношение к творчеству. Я и сам отливал и потом разукрашивал оловянных солдатиков по формам, которые мне выслал знакомый из Германии. Некоторые фигуры казаков и гусаров переделал по изобретенной мной технологии из игрушечных пластмассовых индейцев и ковбоев. Так родилась коллекция, которая сейчас насчитывает более полутора тысячи экземпляров.

Хочу отметить, что я не встречал подобной коллекции, по крайней мере, в нашей стране. Существуют диорамы Бородинского сражения, но с масштабом солдатиков 1:72, совсем маленькие фигурки. У меня же масштаб 1:35, так называемые 54 миллиметровые солдатики.

– Почему перешли от простого коллекционирования к созданию музейной экспозиции?

– Одно дело, когда коллекция стоит дома, где кроме друзей никто ее не увидит, совсем другое – когда твой труд могут посмотреть все желающие. Тем более, сейчас в нынешней непростой ситуации для страны надо учить людей любви к своей истории, особенно молодежь и детей. Патриотизм нельзя навязать, не заставить любить родину по приказу. Патриотизм надо воспитывать с молоком матери, с детских лет. Много афоризмов великих людей мы можем вспомнить на эту тему. Например, Наполеон говорил, что народ, который не кормит свою армию, будет кормить чужую.

Россия на протяжении своей тысячелетней истории формировалась как государство, которое должно было отстаивать свою независимость ежечасно и ежесекундно. Простой пахарь запрягал лошадь и шел за сохой, но всегда держал наготове щит и меч для того, чтобы отражать набеги кочевников и других захватчиков.

За свою долгую историю Россия провела более семисот войн, то есть приходилось воевать едва ли не каждый год за исключением сравнительно небольшого промежутка времени. На поле брани мы сталкивались с монголо-татарами, печенегами, половцами, хазарами, крымскими татарами, турками, поляками, шведами, англичанами, немцами, французами.

Многие забыли, какая у нас была великая страна. Достаточно было одного слова царя или генерального секретаря, и прекращались бомбардировки в Европе или на Ближнем Востоке, наступал мир и тишина. Один из величайших наших царей Александр III правил сравнительно немного: Бог отвел ему девять лет царствования. За это время Россия ни разу не воевала, но подняла свой авторитет настолько высоко, что без слова русского царя не решался ни один международный вопрос в Европе.

Однажды австрийский и английский послы предъявили царю ноту, начали угрожать повторением Крымской войны. Две армии стояли на границах России, и английский посол поинтересовался, что будет делать русский монарх, если обе атакуют Россию. Александр III был человеком огромной физической силы, он подошел к камину, взял кочергу, свернул ее в узел и бросил послам под ноги. Послы все поняли, и протестные ноты мгновенно были отозваны.

– Почему среди разных исторических эпох выбрали именно период 1812 года?

– Несколько раз в истории России приходилось воевать против всей остальной Европы, по сути, в одиночку. 1812 год примечателен тем, что это было нашествие, как тогда говорили, «двунадесяти языков». Вместе с французами в армии Наполеона шли подневольные ему страны Европы. В ее рядах были итальянцы, испанцы, поляки, бельгийцы, швейцарцы, голландцы, датчане, пруссаки. На стороне Наполеона воевали также войска маленьких государств, существовавших на территории современной Германии. Ничего вам это не напоминает?

У Наполеона был трехкратный перевес: под ружье он выставил шестьсот тысяч солдат, а Россия могла противопоставить только двести тысяч. Причем наши силы были разбросаны по трем армиям на разных направлениях, из-за того что не знали, где будет главный удар. Тактический гений Наполеона играл большую роль, он покорил всю Европу, кроме Англии, и ему оставалось повергнуть Россию.

1812 год стал временем величайшего подвига нашей страны: и армии, и народа. Была развернута широкая партизанская война. Вспомним, например, о деятельнице партизанского движения Василисе Кожиной. Конечно, сыграли роль и полководческие таланты наших военачальников: Михаила Илларионовича Кутузова, Барклая де Толли, Багратиона, Дохтурова, Тормасова, Тучкова, Фигнера, Давыдова и других.

– В диораме вы стремились к точному соответствию реалиям Бородинского сражения 1812 года?

– Да, к этому отношусь очень трепетно. Я не просто подбирал солдатиков, а тщательно изучал литературу, интернет сообщества, форумы. Вооружения полностью соответствуют тому, что было в нашей и во вражеской армии того времени. Все идентично вплоть до петличек и лацканов на мундирах. По историческим документам воссозданы фалды, кокарды, пуговицы, перевязь. Никто не сможет упрекнуть, что у какого-то гусара форма не соответствует тому времени. Даже если научную конференцию будут проводить, то надеюсь, что ошибок не найдут.

– Что можно рассмотреть на диораме?

– Мы видим деревню Семеновскую, которая уже захвачена французами. Враги атакуют наши центральные редуты. В середине размещена батарея Раевского. Одна батарея еще отбивается, ведет стрельбу, а другая уже фактически захвачена. В этот критический момент генерал Василий Костенецкий схватил банник – шест с щеткой, которым прочищают пушки, и стал отбиваться от польских уланов и французской пехоты. Генерал отбивался в течение получаса, и враги так и не могли его взять.

Когда генерала Костенецкого позже подвели к Александру I, император велел ему просить любую награду. Все думали, что генерал попросит вотчины с народом в придачу, а он ответил примерно так: «Ваше величество, прикажите сделать банник не на деревянной палке, а на железной, потому что после трех-четырех ударов ломается». Вот какие были люди!

В диораме мы видим атаку французской кавалерии, впереди которой мчится сраженный пулей генерал Коленкур – родной брат адъютанта Наполеона. О кровопролитности Бородинского сражения говорит число погибших генералов. С французской стороны погибло 47 генералов, с нашей стороны – 20. А потери среди простых офицеров были, конечно, намного больше.

Видим также грандиозную атаку нашей кавалерии: гусаров, уланов и казаков. Вел их атаман Матвей Иванович Платов и генерал от кавалерии Федор Петрович Уваров. В критический момент, когда натиск Наполеона на центр стал таков, что наши войска могли не выдержать, Кутузов дал приказание Уварову и Платову осуществить рейд на левый фланг французов.

Наша конница прошла деревню Семеновскую и атаковала неприятеля. Наполеону пришлось срочно оттягивать войска. Итальянская дивизия генерала Богарне – пасынка Наполеона, бросилась наперерез, и в стане врага произошло смятение. Хотя прорыв русских не увенчался грандиозным успехом, он действительно отвлек натиск французов от центра.

Также видим военно-полевую кухню. Французский интендант общипывает гуся, а рядом стоят маркитантки – женщины, которые в Европе следовали за армией и продавали солдатам продукты, вино и табак. Условия и практика питания нашей армии отличались от французской. В европейских армиях на отделение полагался один повар из солдат, умевших готовить. Продукты питания получали за счет посылок, покупок у маркитанток и реквизиции у местного населения.

Наша армия питалась всегда целенаправленно, не мародерствовала. За армией следовали военно-полевые кухни, которые постоянно снабжали интенданты. Может быть, поэтому русская армия и побеждала. Солдат должен быть всегда с сытым желудком.

Еще на диораме мы видим главнокомандующих: Наполеона со свитой и ставку Кутузова. Диорама демонстрирует разношерстный состав армии Наполеона: в белом обмундировании голландцы, в зеленой форме пруссаки, вюртембержцы в желтых мундирах и так далее.

– Какие экспонаты есть в вашем музее, кроме диорамы?

– Есть небольшие диорамы других военных эпизодов. Например, сражение у Чертова моста во время перехода Суворова через Альпы в 1799 году. Также есть эпизод Крымской войны. Отдельно сцена окружения французов партизанами в 1812 году. Замерзший французский полковник закутался в бабий платок. Кстати, с тех пор в нашем языке появилось ругательные слова шваль (от французского «шевалье» – всадник) и шаромыга (от французского «шер ами» – мой друг).

В экспозиции есть доспехи французского кирасира образца XV века, шапка гренадера французской армии, шпаги с вензелем Наполеона, оригинал сабли австрийского пехотного офицера, французские эполеты, письменный набор генерала Раппа и многое другое. Особенную ценность представляет редкое иллюстрированное издание, приуроченное к столетию Отечественной войны, которое вышло в 1913 году.

– Почему назвали свой проект в честь Дениса Давыдова?

– У героя войны 1812 года Дениса Давыдова было имение неподалеку от Сходни в Черной Грязи. Кроме того, в селе Голубом во время холеры 1830 года Денис Давыдов по существу имел функции генерал-губернатора, то есть сосредоточил в своих руках всю исполнительную и судебную власть во время эпидемии. Мог досматривать всех, кто двигался по дороге из Санкт-Петербурга в Москву.

В заключение нашей беседы повторюсь, что у нашей страны великая история, которой можно гордиться. Чтобы народ потерял свою идентичность, нужно три момента: отобрать у него землю, исказить историю и исковеркать язык. Не хотелось бы, чтобы мы превратились в «Иванов, не помнящих родства». Я по профессии нотариус, но считаю важным популяризировать историю. Если мне Бог дал какие-то знания и умения, то я чувствую свой долг передавать их другим.

Автор:
вверх