Антон Гладилин: «Экологи называют проблему борщевика «Зеленым пожаром»

11:46, 17 февраля 2021

Неконтролируемое распространение борщевика Сосновского, несущего вред местной флоре, ландшафту и человеку, стало сегодня серьезной экологической проблемой для Московской области. Два года назад агробиолог Антон Гладилин и Марина Шайкина вместе с командой единомышленников создали проект БорщеВиктори, направленный на борьбу с этим растением-захватчиком. В интервью порталу «Подмосковье сегодня» Антон Гладилин рассказал об экологических акциях проекта в Московской области, о том, в каких городских округах ситуация наиболее опасна и почему в борьбе с борщевиком помогают не только гербициды и субботники, но и кукольные спектакли, настольные игры, хэштеги и нейросети.  

– Антон, как давно вы занимаетесь проблемой борщевика?

– Еще в 2010 году во время учебы в Тимирязевской академии мы с друзьями создали сообщество в ВК и сайт, посвященные этой проблеме. Идея пришла после практики в Ярославской области в учхозе «Дружба», где мы своими глазами увидели последствия стремительного распространения борщевика. Это был один из учхозов, где в советские годы ставили эксперименты по скрещиванию борщевика Сосновского с борщевиком Мантегацци. Нам стало очевидно, что в Москве и Московской области со временем наступит такая же критическая ситуация, и это побудило нас создать проект. Правда, 10 лет назад наш студенческий стартап не нашел большого отклика, не смог объединить заинтересованных людей вокруг этой проблемы.

Изначально идея проекта состояла в том, чтобы найти биологические методы борьбы с борщевиком. Поскольку борщевик распространяется быстро, нам было ясно, что он захватит большую территорию, и ресурсов для борьбы с ним в любом случае не хватит. Нужно было искать новые методы. Итогом этого поиска и обсуждений стала диссертация, которая была защищена в 2013 году в Тимирязевской академии.

В 2018 году проект вышел на новый уровень. Вместе с моей напарницей Мариной Шайкиной мы возобновили сообщество, и на этот раз успешно: к нам стали активно присоединяться единомышленники и неравнодушные люди. Тогда же два года назад мы придумали логотип и название «БорщеВиктори», зарегистрировали домен сайта и стали раскручивать проект уже в качестве бренда.

– Какая главная задача у проекта в его нынешнем формате?

– У нас есть несколько направлений работы. Мы начинали с экологического просвещения, то есть читали лекции, проводили уроки. У Марины Шайкиной есть урок для детей с акцентом на безопасность, на котором ребята узнают, как избегать ожогов от борщевика. Мы с успехом прочитали лекцию в Ботаническом саду в Москве с участием известных блогеров. На тот момент я уже общался с Вадимом Разумовым, блогером и автором усадебных туристических проектов. Он поддержал и продолжает поддерживать нас.

В рамках экопросвещения мы создали несколько продуктов: листовки, кукольный спектакль, настольную игру «Борщеапокалипсис»,  автором которой является активист из Королева Анна Пищелева. Создание и продвижение подобного контента нужно для привлечения внимания к проблеме. Информации о том, как правильно бороться с борщевиком, крайне мало.

Второе наше направление – это субботники. Можно сказать, что БорщеВиктори сейчас переросло из стратапа в целое движение, и мы разработали концепцию подопечных территорий. Люди из разных регионов приходят к нам с какой-то своей болью: кому-то нужно спасти от борщевика парк, кому-то лес. Они закрепляют за собой территорию, подопечный участок, а затем сами прикладывают усилия, ищут спонсоров для борьбы с вредителем. На нашей карте победителей борщевиков отмечено уже около 150 человек из разных городов России.

Через наши чаты и внутреннюю переписку в соцсетях люди из регионов могут находить друг друга, общаться, делиться опытом. В этих чатах присутствуют депутаты, ученые, активисты с большим опытом борьбы с борщевиком. Я и Марина Шайкина выступаем в этом случае лишь как админы и посредники. Несколько раз активисты из одного и того же города находили друг друга именно у нас в чатах, не зная, что их соседи тоже борются с борщевиком. Как раз такая история произошла недавно в подмосковном Королеве.

Что касается субботников, то мы проводили их и в Москве, и Подмосковье. Один из субботников мы организовали совместно с местной инициативной группой в Коробковском саду на Нахимовском проспекте в Москве. Коробковский сад – это заброшенный парк в бывшей купеческой усадьбе. Я надеюсь, что наш субботник сыграл свою роль в том, что сегодня администрация и местные депутаты обратили внимание на проблему сада.

– Ваши субботники посвящены именно борьбе с борщевиком, а не простой уборке территории?

– Да, суть субботников не в том, чтобы окончательно решить проблему за один раз. В рамках субботника мы сможем сделать сравнительно немного. Важнее, что мы привлекаем внимание к объекту. Администрация и власти видят запрос от общества и начинают подключаться к решению проблемы. В каком-то смысле субботники ударяют по имиджу местной власти, когда их обязанность по уходу за парком добровольно берут на себя простые люди.

В 2020 году мы проводили субботник в природно-историческом парке «Косинский». Людмила Ломоносова и Марина Шайкина собрали на нее местных активистов. Фактически такой субботник можно рассматривать как мастер-класс. Для привлечения внимания мы также успешно проводили весной 2020 года акцию «СтопБорщевик». Она имела очень большой отклик, причем ее подхватили местные депутаты в разных городах. Можно сказать, что наш хэштег стал трендом минувшей весны.

– А где еще в Московской области проходили ваши субботники?

– Вместе с АУИПИК мы ездили в усадьбу Сенницы в Озерском районе, а в 2019 году проводили красочные фестивали с кукольными представлениями в «Журавлиной родине» в Талдомском районе.

В рамках «Усадебных волонтеров» Вадима Разумова в 2020 году у нас было два полноценных субботника по выкопке борщевика в усадьбе Большие Вяземы (Одинцовский городской округ) на «Пушкинской тропе». Между усадьбами Большие Вяземы и Захарово, где проводил летние месяцы у бабушки Александр Сергеевич Пушкин, в прошлом году была воссоздана экологическая пешеходная тропа. Там проложены дорожки, поставлены информационные стенды и скамейки, что, безусловно, имеет смысл, поскольку пешком перемещаться из одной усадьбы в другую было раньше очень некомфортно.

На «Пушкинской тропе» активно рос борщевик, и нас позвали на субботник для того, чтобы решить эту проблему. На участке вдоль поймы реки заросли были уничтожены – для нас это стало значимой победой прошлого года. Непроходимая стена борщевика была полностью расчищена, и на ее месте сейчас стоят скамейки. В организации субботников большой вклад внесла Анна Андрушевич из проекта «Экоэлектричка». Фактически, произошел синтез нескольких проектов.

– Борщевик уже не появится на расчищенном участке?

– В борьбе с борщевиком нужна системность. Растение, конечно, прорастает из семян, поэтому надо и в дальнейшем следить за участком на протяжении примерно пяти лет. Однако значительно проще выдергивать маленькие ростки борщевика, чем подступаться к непроходимым ядовитым зарослям выше человеческого роста.

– Вы уже назвали среди направлений проекта экопросвещение, поддержку сообщества, субботники. А какие еще цели преследует БорщеВиктори?

– У нас также есть научное направление – мы создаем карту борщевика. В настоящий момент никому неизвестна общая площадь, которую захватил борщевик в России. Мы делаем опорную выборку мест, отмечаем в кьюгисе (QGIS), а потом эти данные будут загружены в нейросеть, которая сама построит карту зараженных площадей по спутниковым снимкам.

Если станет известна точная цифра площади, пораженной борщевиком, и если правильно продвинуть и опубликовать эту информацию, то, возможно, в сознании властей что-то поменяется. В настоящее время в России нет федеральной программы борьбы с борщевиком, как нет антиинвазивного законодательства. Вплоть до 2012 года борщевик классифицировался в России как сельхозкультура, значился в государственном реестре селекционных достижений, поэтому с ним никак не боролись.

Тем не менее, последние три года мы наблюдаем большой прогресс в этой области. В отдельных регионах вводятся штрафы, проблему борщевика стали серьезно обсуждать. Позитивный момент, что в регионах закладываются в бюджет средства на борьбу с борщевиком. Например, в Подмосковье на эти цели будет выделяться по 300 миллионов рублей в год.

– Расскажите об экскурсиях по усадьбам Подмосковья, где вы выступаете в качестве агроэколога. Это как-то связано с тематикой БорщеВиктори?

– Подобные поездки проходят в рамках туристического проекта Вадима Разумова «Усадебный экспресс» и «Экоэлектричка». Проект действительно пересекается с тематикой БорщеВиктори. Основную историческую и архитектурную часть экскурсии ведет Борис Бочарников, а я рассказываю об экологии. Например, в поездке к подмосковной Пехорке я рассказывал про экологические особенности реки и метеорологию, потому что одной из точек маршрута был Гидрометеорологический техникум в Кучино в бывшей усадьбе Рябушинских.

В Пехра-Яковлевском в летний период мы ищем и рассматриваем барвинок, фиалку душистую – сохранившихся наследников усадебной флоры. К счастью, в усадьбе Пехра-Яковлевское нет борщевика, но я рассказываю о других инвазивных видах растений вроде канадского золотарника и недотроги железистой.  

– Чем она опасна?

– Недотрога железистая – один из видов инвазивных растений, который сейчас стремительно распространяется. У нее фиолетово-малиновые цветки похожие на венерин башмачок. На вид это красивые заросли со сладковатым запахом, привлекающим насекомых. Недотрога железистая была завезена к нам как декоративный вид из Гималаев. В 1990-х и 2000-х годах она «сбежала» из садов и начала с колоссальной скоростью захватывать новые территории. Тенденция вызывает у экологов тревогу, поскольку, хотя растение и не оставляет ожогов на коже, вытесняет местные виды растений.  Это общий минус всех инвазивных видов: на их месте перестают расти привычные травы. Другое вредное свойство недотроги – слабая корневая система. Она способствует размыванию склонов вдоль рек, разрушает ландшафты.

Другой инвазивный вид – золотарник канадский. В августе можно наблюдать желтые поля цветущего золотарника. Растение завезли как декоративное, а потом с заброшенных садовых участков оно перекинулось на луга. Золотарник полностью захватывает поля, вытесняя свойственное нашему региону разнотравье. Он также разрушает ландшафт, истощает почву, а как кормовую культуру его использовать нельзя.

Из древесных инвазивных видов наиболее распространен клен ясенелистный. Декоративное дерево завезли, как и золотарник, из Северной Америки, а свое название он получил за форму листа, напоминающую лист ясеня. У этого дерева слабая корневая система, он часто наклоняется, и в самую первую очередь падает на людей и машины во время ураганов и сильных порывов ветра. Клен ясенелистный быстро растет, затеняет собой другие растения, вытесняя привычные породы деревьев: липы и березы. Угроза биоразнообразию –  это главный негативный фактор инвазивных видов, отмеченный в специальной конвенции ООН. Борщевик – это просто самый яркий пример.

– Верно ли, что борщевик был замечен уже в самом центре Москвы недалеко от Кремля?

– Да, у стрелки Москвы-реки, где находится памятник Петру I работы Церетели, мы обнаружили борщевик, и, хотя мы его вывели, тем не менее, поставили отметку на карте недалеко от Московского кремля. Кроме того, много борщевика растет вдоль реки Москвы в районе Воробьевых гор под главным зданием Российской академии наук.

– Какие существуют методы борьбы с борщевиком?

– Сразу отмечу, что кошение борщевика не очень действенно. Гораздо эффективнее выкапывание растения, причем нужно вскопать землю на глубину 10-15 сантиметров и вытащить верхнюю часть стеблекорня. Сильная сторона борщевика – это обилие семян. Одно растение дает около 50 тысяч семян, которые могут всходить на протяжении 5 лет.

Эффективное средство борьбы с борщевиком – это правильно подобранные баковые смеси гербицидов, одним из компонентов которых является вещество метсульфуронметил. Оно держит почву два года: семена борщевика не всходят, но при этом злаковые культуры растут. Плюс использования баковой смеси в том, что обработанный участок выглядит по-прежнему как зеленый лужок. К сожалению, избирательных гербицидов против борщевика пока нет, поэтому вместе с растением-вредителем вещество подавляет и другие виды двудольных. Мы сравниваем гербициды с действием антибиотика. Они имеют свои экологические риски, но иногда лучше один раз правильно применить схему гербицидов и решить проблему.

Еще один способ – срезание соцветий-зонтиков.  Его можно применять, если борщевика много, и он уже цветет, но делать это надо очень осторожно и в специальной защитной экипировке. Срезанные зонтики осторожно складываются в пакет, ведь главное – не дать растению сбросить семена. В Чертаново мы добились того, что за пару лет путем простого срезания соцветий и выкапывания стеблекорня почти полностью избавились от борщевика.

Эффективен метод с использованием черной пленки: если тонкой пленкой, не пропускающей свет и воду, накрыть небольшую территорию на год-полтора, борщевик исчезнет даже в том случае, если пленка будет иметь небольшие проколы и дырки. Минус этого способа в том, что на участке не будут всходить и другие виды растений – после снятия пленки останется голая почва. Кстати, синтетическая ткань спанбонд, пропускающая воду, как показал наш опыт, мало эффективна в борьбе с борщевиком.

– Насколько я знаю, родина борщевика – это Кавказ. Как он был занесен в наш регион?

– Да, так совпало, что климатические условия в горах Кавказа похожи на условия нашей полосы. Борщевик попал к нам не случайно, его долго и систематически вводили как культуру – с 1945 по 1984 годы. Растение скрещивали с другими видами борщевиков, безуспешно пытаясь вывести вид, который бы не вызывал ожогов. При внедрении борщевика на практике выявилась масса других минусов, поэтому опытные поля забросили, и у нас осталось огромное количество гибридов этого растения.

Катастрофу спровоцировало и то, что вскоре после закрытия программы по внедрению борщевика в 1984 году наступили кризисные 1990-е годы, когда многие пахотные земли оказались бесхозными. Борщевик стал активно перекидываться на заброшенные земли и быстро заполнял их собой. В 2000-х годах случился новый виток: семена стали разносится с колесами, техникой, одеждой, на шерсти животных.

– Борщевик – это только российская проблема?

– Нет, в Европе он тоже есть. Гринпис назвал проблему растительных инвазивных видов «Зеленым пожаром». Существуют три вида группы гигантских борщевиков: персидский, Мантегацци и борщевик Сосновского. В 1944 году советский ботаник Ида Пановна Манденова выделила борщевик Сосновского как отдельный вид, а спустя несколько лет его стали внедрять в СССР как новую силосную культуру. Однако персидский борщевик и борщевик Мантегацци открыли еще в XIX веке, и тогда они произвели фурор в Европе как красивое садовое растение. Эти виды растения попали на Запад тоже из России: борщевик был подарком русского императора европейским дворам. В Дании растение даже стало символом имперского могущества и королевской власти.

Позже борщевик стал «сбегать» из садов на поля, и европейцы быстро почувствовали угрозу – они перестали восхищаться и начали бороться. Благодаря своевременной реакции, в европейских странах не дошло до крайней степени заражения. В советский период в Восточной Европе, как и в СССР, активно внедрялся борщевик Сосновского, поэтому сегодня он есть в Чехии, Польше, Прибалтике и некоторых других странах.

В 2002-2005 годах на Западе была разработана программа «Гигантский пришелец», в которой участвовало около 40 ученых из 7 стран. От России в проекте участвовал Дмитрий Гельтман из Ботанического Института РАН. Была проделана большая работа по составлению методических рекомендаций по борьбе с борщевиком. Этими наработками мы пользуемся до сих пор.

– Кто виноват в ошибочном эксперименте по внедрению борщевика как силосной культуры?

– Селекционер Петр Вавилов (его не надо путать с гениальным ученым Николаем Ивановичем Вавиловым) первоначально сильно ошибался, предложив внедрить это растение как новую силосную культуру. Так получилось, что Николая Вавилова репрессировали, он скончался в 1943 году в саратовской тюрьме, а его однофамилец Петр Вавилов в 1945 году приступил к написанию кандидатской диссертации в Тимирязевской академии, где доказывал необходимость внедрения борщевика Сосновского как перспективной силосной культуры. Позже Петр Вавилов занял высокие посты, был ректором Тимирязевской академии, президентом ВАСХНИЛ, и при помощи административного ресурса (в структуру ВАСХНИЛ входило 150 институтов по всей стране) продвигал внедрение борщевика. Он был верен этой теме до самой смерти в 1984 году.

Я выскажу свое авторское мнение, что печально известный агроном Т.Д. Лысенко, а не Петр Вавилов, был главным инициатором продвижения борщевика как силосной культуры. Прямых доказательств этого нет, но это укладывается в логику действий Лысенко, его борьбы и вражды с Николаем Вавиловым. Главную идею Николая Вавилова можно определить так – возвращение к истокам. Он организовывал экспедиции по поиску дикорастущих предков наших культур (ячменя, пшеницы и т.д.) с целью использовать их генотипы для создания новых сортов. У Лысенко, напротив, главенствовала идея поиска новых перспективных культур, то есть он перевернул идею Н.Вавилова на 180 градусов. Одно из следствий этого подхода – внедрение борщевика. В итоге Николай Вавилов развил селекцию, фактически спас человечество от голода, и окончил дни в тюрьме, а академик Лысенко подарил нам проблему борщевика.

– В каких районах Московской области ситуация с борщевиком наиболее серьезна?

– Больше всего заражены, согласно данным на 2016 год, северо-западные районы Подмосковья: Рузский, Клинский, Лотошинский, Волоколамский, Можайский и Шаховской. Южные и восточные районы Московской области в этом отношении более благополучные.

– А что повлияло на более активное распространение борщевика именно на северо-западе области?

– Борщевик распространился в первую очередь в тех районах, где раньше находилось больше всего опытных хозяйств по его разведению. Именно оттуда он начал свое распространение. На юге Подмосковья было меньше таких хозяйств, но со временем борщевик доберется и туда. Второй фактор – это климат, семенам борщевика нужна большая влажность. Тем не мене, очаги борщевика уже появились и к югу от Подмосковья – в Тульской и Калужской области.

Борщевик захватывает все больше пространства, и у него нет естественных преград – это не наш вид, поэтому природа не знает, чем сдержать растение.  Может случиться, что лет через 20-50 борщевик захватит почти все вокруг, и тогда, возможно, появятся вредители, благодаря которым он займет свою экологическую нишу. Мы создали проект БорщеВиктори, потому что нам бы не хотелось дожидаться осуществления этого апокалиптического сценария.

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх