Храм в Осеченках и «дикий граф» Толстой

12:00, 11 марта 2019

Покровская церковь в Осеченках Раменского района знаменита тем, что была построена по проекту архитектора Романа Ивановича Клейна. Клейн считался одним самых востребованных зодчих Москвы конца XIX и начала XX века: он проектировал особняки, доходные и торговые дома, больничные корпуса, реже – храмы. Самой известной его постройкой стало монументальное здание Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве. В Покровском храме в Осеченках почитают святого уроженца села новомученика Петра Маркова. История места связана и с его незаурядным владельцем – графом Николаем Сергеевичем Толстым, пытавшимся наладить здесь торфяной промысел.

Граф на торфяном болоте

Среди многих владельцев села Осеченки самым неординарным был граф Николай Сергеевич Толстой – троюродный брат писателя Л.Н. Толстого. Довольно подробный рассказ о характере и повадках «дикого графа» – так насмешливо называли Н.С. Толстого даже в близком кругу – оставил барон Андрей Иванович Дельвиг в своих обширных мемуарах.

Мемуары барона Дельвига – это интереснейший исторический источник, ведь их автор соприкасался со многими выдающимися людьми русской культуры XIX столетия. Андрей Иванович Дельвиг был инженером, проектировщиком гидросооружений, в том числе обновленного Мытищинского водопровода, реконструкцией которого занимался в 1850-е годы. А.И. Дельвиг – к слову, двоюродный брат поэта и товарища А.С. Пушкина по Царскосельскому лицею – был свояком графа Н.С. Толстого, вот почему этот неординарный человек попал в число героев его воспоминаний. Незадолго до смерти Дельвиг завещал свою рукопись Румянцевскому музею и попросил опубликовать ее через двадцать лет. Завещание барона было исполнено в 1911 году, однако мемуары оказались настолько прямыми и резкими, что по цензурным соображениям они были опубликованы в сильно сокращенном варианте. После революции книгу Дельвига переиздали. Критические отрывки по отношению к старой власти уже могли пройти новую цензуру, однако и советское издание по каким-то причинам оказалось урезанным.

Граф Николай Сергеевич Толстой купил подмосковные Осеченки на деньги, которые, как писал Дельвиг, «получил у наших шурьев» по итогам благоприятно закончившихся имущественных тяжб с родственниками. Граф считал главной выгодой Осеченок торфяное болото: он загорелся идеей разработки и производства торфа. Толстой влез в долги и повел дело настолько неудачно, что осеченское болото не принесло ему ничего, кроме убытков. При этом наследник высокого титула и фамилии не стеснялся собственноручно копать торф как простой наемный рабочий. Трудясь вместе с простыми мужиками, Толстой время от времени давал им «затычки» и таскал за волосы, чтобы те не забывали о его благородном происхождении. По словам Дельвига, все роющие торфяное болото по указу Толстого должны были сами сечь в чем-либо провинившихся товарищей, и, таким образом, за одно лето они по очереди пересекли друг друга.

Граф Н.С. Толстой не представлял себе Россию без крепостного состояния и без телесных наказаний. Он был ярым идейным сотрудником «Желтухинского журнала», который публиковал статьи против надвигавшейся крестьянской реформы Александра II. Толстой привлекал внимание окружающих своей прожорливостью и грубыми повадками, за что получил в высшем свете прозвище «дикий граф». Таким именем называли Толстого даже и в его присутствии, пользуясь почти полной глухотой графа.

Помимо статей в поддержку крепостных порядков Н.С. Толстой опубликовал и довольно интересные этнографические материалы о жизни и поверьях заволжских народностей. После неудачи с производством торфа в Подмосковье граф Толстой продал Осеченки и уехал в Нижегородскую губернию, где наблюдал за жизнью русских и марийских крестьян. Книга «Заволжские очерки» Н.С. Толстого получила похвальные отзывы известных писателей и литераторов середины XIX века.

Священномученик Петр Марков

У входа на территорию Покровской церкви установлена мемориальная доска с барельефом местного святого – новомученика XX века священника Петра Маркова. Будущий святой родился в 1881 году в Осеченках бывшего Бронницкого уезда в семье псаломщика Покровской церкви. Из жития священномученика мы узнаем, что будущий пастырь окончил Донское духовное училище, а в 1904 году – Московскую духовную семинарию. В 1905 году Петра Ивановича Маркова рукоположили в священника и отправили служить в Преображенский храм села Коренево, который находился недалеко от родных мест.

В 1930 году священника арестовали в первый раз. Отца Петра обвинили в срыве плана по хлебозаготовкам, но наказали достаточно мягко – присудили три недели исправительных работ и денежный штраф. Подлинные масштабные репрессии против духовенства развернулись во второй половине 1930-х. В 1938 году отца Петра, который на тот момент служил в деревянном храме апостолов Петра и Павла в соседней Малаховке, арестовали вновь. В обвинительном заключении было сказано, что пастырь якобы вел «деятельность, граничащую с террористическими намерениями по отношению к руководителям ВКП(б)… направленную на подрыв советской власти». Лжесвидетели приписывали отцу Петру такие слова: «Варвары-большевики заставят нас, православных, жить по-скотски, в одном сарае… Конец советской власти недалек, власть тиранов-мучителей русского народа будет скоро разгромлена…». Двадцать первого февраля 1938 года священномученик Петр Марков, не признавший себя виновным, был расстрелян и похоронен в общей могиле на полигоне Бутово.

Антон Саков

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх