личный кабинет
Мобильные приложения
11 декабря 2017 23:59:52
Истории святынь Подмосковья

Два храма на берегах водохранилища

12:24, 27 ноября 2017

Старинные церкви, расположившиеся на берегах широких русских рек, обладают особенной красотой. Можно сказать, что картина с церковью, рощей и рекой является архетипичной для русского пейзажа. Не случайно имела большой успех и до сих пор хорошо узнаваема работа гениального художника Исаака Левитана «Тихая обитель», где изображена именно такая композиция. Впечатляет храм Покрова на Нерли в момент разлива реки, а также знаменитые храмы на берегах Волги в Угличе, Тутаеве, Кинешме и других местах. Менее известна древняя церковь Ильи Пророка погоста Выбуты на реке Великая. Почти точной копией этой псковской церкви XV века, сходство с которой подчеркивает и ландшафт, является храм благоверного князя Олега Брянского в селе Осташево Волоколамского района. Есть в окрестностях этого подмосковного села и вторая красивая церковь у реки: на другом берегу Рузского водохранилища высится стройный Благовещенский храм соседней деревни Бражниково.

Когда-то в окрестностях Осташево помимо церкви Олега Брянского и Благовещения Пресвятой Богородицы была и третья церковь благоверного князя Александра Невского. Бурный XX век внес значительные перемены в пейзаж этих мест. С одной стороны, в 1930-е годы был полностью разрушен храм Александра Невского, с другой стороны, после Великой Отечественной войны появилось Рузское водохранилище, значительно расширившее берега Рузы. Теперь подмосковная река в этих местах, пожалуй, столь же широка, как Волга в знаменитых городах Ярославской и Костромской земли.

Судьба двух сохранившихся храмов, глядящих друг на друга с разных берегов водохранилища, была не простой: к 1990-м годам они находились в плачевном состоянии. В советское время оба храма не действовали, использовались не по назначению, а затем на многие годы были полностью заброшены. Тем не менее, сегодня церкви внешне выглядят вполне достойно. Заметно, что основной этап реставрации уже остался позади, хотя ремонтные работы еще продолжаются. Две церкви своим обликом контрастируют с руинами бесхозных построек усадьбы Муравьевых и великого князя Константина Константиновича Романова в Осташево, где реставрационные работы, видимо, даже и не начинались.

Церковь Олега Брянского никогда не была действующей. Она изначально строилась как склеп-усыпальница для скончавшегося в 1914 году сына великого князя Константина Константиновича и как памятник всем погибшим воинам в Первой Мировой войне. Кроме того, строительство церкви завершилось в канун революции 1917 года, и работы по внутренней отделке прервались вскоре после отречения Николая II. Храм Благовещения Богородицы в соседнем селе Бражниково был построен в 1715 году, то есть ровно на двести лет раньше усыпальницы при усадьбе великого князя. Естественно, что эти храмы очень отличаются друг от друга по своей архитектуре.

Церковь Благовещения представляет собой как бы высокую башню, которая состоит из четырех стоящих друг на друге ярусов. Основание этой «пирамиды» представляет собой высокий куб, на котором помещаются три восьмигранника разных размеров. Такая форма церквей была распространена в Петровскую эпоху и называлась «восьмерик на четверике», хотя в данном случае «восьмериков» сразу три. Кстати, владелец села Бражниково  и строитель сохранившегося здания церкви князь Петр Иванович Прозоровский был воспитателем, а затем сподвижником будущего царя-реформатора Петра I. Высокие «вертикальные» церкви своей формой устремляются к небу, а молящийся, входя внутрь, невольно поднимает глаза вверх к подкупольному пространству. Тем не менее, с практической точки зрения высокие храмы часто невместительны, поэтому к ним обычно пристраивали дополнительные «горизонтальные» помещения – трапезную и приделы.

Храм благоверного князя Олега Брянского появился на другой стороне Рузы в связи с трагическим событием в семье владельца усадьбы Осташево великого князя Константина Константиновича Романова. Представитель императорского дома, внук Николая I и талантливый поэт, писавший под псевдонимом К.Р., потерял на фронте Первой Мировой войны любимого сына Олега. Это был единственный из пяти сыновей великого князя, который унаследовавший тягу к литературе и поэтический дар отца. Олег скончался в 1914 году в возрасте всего двадцати одного года и стал единственным представителем династии, который погиб в этой войне.

Согласно прижизненному желанию князя Олега, было решено похоронить юношу в подмосковном имении отца в Осташево, где великокняжеская семья решила построить усыпальницу для любимого сына и брата. К слову, Олег был первым из дома Романовых получивших гражданское высшее образование прежде военного. Он учился в знаменитом Александровском лицее. Личность и творчество Александра Сергеевича Пушкина были предметом особенной любви молодого князя, и при его содействии готовилось факсимильное издание рукописей великого поэта. В момент начала работ по сооружению мемориального храма великий князь Константин Константинович не мог знать, что сам он скончается всего год спустя после Олега, а в 1918 году будут убиты трое других его сыновей.

Храм посвящен сразу трем святым: благоверному князю Олегу Брянскому – небесному покровителю трагически погибшего князя Олега Романова, великому князю Игорю Черниговскому и преподобному Серафиму Саровскому. Официальная канонизация Серафима Саровского состоялась в 1903 году при активном участии императора Николая II, считавшего, что именно по молитвам этого старца в семье, наконец, появился наследник престола. Как раз в 1903 году родственник царя Константин Константинович Романов с семьей приобрел имение на реке Руза в Осташево и, может быть, с этим связано посвящение храма-усыпальницы преподобному. Олег Брянский и Игорь Черниговский – это  древние святые князья, жившие в XII-XIII веках в период Киевской Руси. Князь Олег Брянский во второй половине жизни принял монашество и основал в Брянске Петропавловский монастырь.

Игорь Черниговский жил на столетие раньше Олега Брянского. Став ненадолго великим князем в Киеве, он был предан поданными, которые, нарушив присягу, поддержали его врагов. Князя Игоря посадили в холодный «поруб» без окон и дверей. Через какое-то время умирающего вызволили из заточения, полагая, что дни его сочтены, и разрешили перед смертью принять монашеский постриг. Игорь, тем не менее, выжил и со временем поправился, став иноком местного монастыря. Однако одержимый злобой народ не удовлетворился этим наказанием и снова потребовал смерти бывшего князя. Интересно, что племянник и тезка князя-мученика стал героем древнего литературного памятника «Слово о полку Игореве».

Еще один его тезка князь Игорь Константинович Романов – сын владельца Осташево – фактически руководил строительством храма-усыпальницы брата. Судьба Игоря Константиновича сложилась столь же трагически, как и судьба древнего князя Игоря Черниговского. В 1918 году он вместе с двумя другими родными братьями, а также великой княгиней Елизаветой Федоровной, был сброшен в шахту в Алапаевске. В Зарубежной православной церкви новый князь-мученик был причислен к лику святых, хотя в Русской церкви среди убитых в Алапаевске канонизировали только Елизавету Федоровну и инокиню Варвару.

Архитектурный облик церкви Олега Брянского достоин отдельного внимания. Как уже было сказано, церковь практически точно повторяет формы древнего храма Ильи Пророка погоста Выбуты в Псковской области. Известно, что великий князь Константин Константинович был большим любителем русской культуры и старался воспитывать своих детей в русских традициях. Вполне возможно, что храм в русском стиле был желанием заказчика, а не решением архитектора. Вообще в начале XX века возвращение к формам древних образцов церквей Новгорода, Пскова и Владимира было в моде. Архитектор Мариан Марианович Перетяткович, создавший проект храма, до работы в Осташево возвел в Санкт-Петербурге храм-памятник «Спас-на-Водах», который почти детально повторял знаменитый Дмитриевский собор XII века во Владимире.

Наиболее яркой характерной чертой древнего псковского зодчества, которая заметна в церкви Олега Брянского в Осташево, является двухпролетная горизонтальная звонница, в арках которой, правда, сегодня нет колоколов. В верхней части стен храма виден так называемый «бегунец» – незатейливый узор, сложенный из поставленных под углом кирпичей, которым украшали церковные постройки в старину. Вообще храм достаточно строг и скуп на украшения, что соответствовало не только облику древних образцов, но и траурному характеру церкви-усыпальницы. Князю Олегу Константиновичу не суждено было найти последний приют в этом храме. После 1917 года отделочные работы остановились, а местные жители, опасаясь осквернения могилы, перезахоронили останки князя Олега на погосте при церкви Александра Невского на другом берегу Рузы. В 1930-е этот храм, как уже говорилось, был уничтожен, а церковное кладбище стерто с лица земли. Место, где был погребен молодой герой Первой Мировой войны, остается до сих пор неизвестным.

Антон Саков

0
998
читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
голосование
Российским спортсменам нужно ехать на Олимпиаду?
вверх