Георгиевская церковь в Ивантеевке

Истории святынь Подмосковья
3418
   
Фото: [ Антон Саков \ Подмосковье Сегодня ]

Церковь великомученика Георгия Победоносца в бывшем селе Новоселки построена в конце XIX века на месте старинного храма, основанного еще в 1730-е годы усердием Ирины Федоровны Шереметевой, урожденной княжны Ромодановской. В советские годы небольшой деревянный храм в Ивантеевке не только не закрывался, но даже был расширен пристройкой с северной стороны. Чтимой святыней прихода является старинный подмосковный список Черниговской иконы Божией Матери.

Первое документальное упоминание о церкви великомученика Георгия в селе Новоселки на реке Песочне относится к 1574 году. Однако эта первая церковь простояла недолго, и вплоть до середины XVII столетия церковное место пустовало. В 1664 году вотчинники братья Иван и Киприан Бирдюкины-Зайцевы решили восстановить храм в Новоселках. В документах Патриаршего приказа 1680 года есть такое свидетельство о Георгиевской церкви:

«В том селе на старом церковном месте построена церковь во имя св. муч. Георгия, а по сказке того села Новоселок старосты Фролка Лукьянова и всех крестьян: та-де церковь построена тому лет с шесть, а не освящена, стоит без пения, и попа де у той церкви и церковной земли и сенных покосов нет».

С конца XVII столетия история села Новоселок и Георгиевской церкви стали связаны с представителями знатного рода Шереметевых. В 1684 году боярин Федор Петрович Шереметев (младший брат фельдмаршала Б. П. Шереметева) купил село Новоселки на средства тестя – гетмана войска Запорожского Ивана Самойловича. При Шереметеве в 1684 году церковь была обновлена. Сохранилось описание икон из Георгиевской церкви, сделанное в 1697 году священником соседнего села Пушкино Семеном Фроловым. В нем упоминаются образы Всемилостивого Спаса, Казанской Божией Матери, великомученика Георгия, Пресвятой Троицы и Усекновения главы Иоанна Предтечи.

В 1720 году боярин Федор Петрович Шереметев передал Новоселки по наследству своему племяннику – флотскому капитану Василию Васильевичу Шереметеву. Капитан неожиданно скончался в 1729 году, а уже через год его вдова Ирина Федоровна (урожденная Ромодановская) решила построить по обету в своей вотчине «селе Егорьевское Новоселки тож» новую деревянную церковь. Желание вотчинницы было удовлетворено духовными властями, однако строительство затянулось на долгие семь лет: лишь в 1737 году новое здание было освящено.

Строительство церкви в Новоселках проходило на фоне тяжелого финансового положения Ирины Федоровны. Капитан флота Василий Васильевич Шереметев скончался в 1729 году в возрасте всего 38 лет. Вдова осталась без средств с малолетними детьми и, более того, с большими долгами, с заложенными деревнями и имениями.

О бедственном положении Шереметевой можно судить по тону ее собственного письма, которое она направила лично императору:

«В нынешнем 1729 году июля 6 числа волею Божиею мужа моего не стало, а после него остались великие долги у разных чинов людей взяты, в которых им заложены его, мужа моего, вотчины под малыми деньгами, не против того, чего они стоят, и на те вышеописанные заложенные вотчины, приспевает по закладным мужа моего сроки в самом близком времени <…> и я, нижайшая, опасна, что по закладным мужа моего такие бы заложенные вотчины не отошли впредь и от детей моих <…> от чего мне, нижайшей, с детьми моими не придти в конечную нищету и разорение».

Ирина Шереметева просила царя дозволить продать три вотчины: нижегородскую, симбирскую и подмосковную, а по другим, также заложенным, отсрочить срок платежа до совершеннолетия детей. Верховный тайный совет решил дело несколько иначе. Опекунство над малолетними сиротами Василия Васильевича Шереметева взяли на себя их дяди Иван Федорович Ромодановский и Иван Шереметев, а также дедушка Василий Шереметев. На оплату долгов было решено продать только одну нижегородскую вотчину и двор в Петербурге, а остальные имения закрепили за детьми до совершеннолетия.

Судебные тяжбы и жалобы в Сенат от разных лиц, связанные с долговыми векселями вдовы Шереметевой, встречаются в документах той эпохи вплоть до 1737 года, то есть уже тогда, когда церковь была освящена. Можно предположить, что из-за этих обстоятельств скромная деревянная церковь в Новоселках строилась так долго.

Новый храм Новомучеников Ивантеевских, архитектор В. В. Губский

Нищета и разорение, которых так опасалась Ирина Федоровна Шереметева, не коснулись ее детей. Младшая дочь Марфа (1724-1792) впоследствии стала фрейлиной императрицы Елизаветы Петровны. Она была выдана замуж за действительного камергера Петра Федоровича Балка. Свадьба состоялась при императорском дворе «при собрании всего генералитета придворных и знатных обоего пола персон, при игрании во время стола италианской вокальной музыки».

Петр Федорович Балк родился в 1712 году в семье генерал-лейтенанта Федора Николаевича Балка – одного из любимых военных командиров Петра I. А его мать Матрена Ивановна Монс была родной сестрой известной петровской фаворитки Анны Монс, прозванной среди москвичей «Кукуйской царицей».

Петр Федорович Балк служил пажом при Екатерине I, а в 1724 году после расправы Петра I над его дядей и ссылки матери в Сибирь и сам попал на время в опалу: был отправлен служить сержантом в одну из отдаленных провинций на границе с Персией. После смерти Петра Великого, Балк вернулся из ссылки и продолжил придворную службу при Анне Леопольдовне, а затем при Елизавете Петровне. Тогда-то в 1744 году и состоялся его брак с дочерью Ирины Федоровны Шереметевой – устроительницы церкви в селе Новоселки.

Деревянная Георгиевская церковь 1730-х годов, вероятно, сильно обветшала ко второй половине XIX столетия. Точная дата постройки сохранившегося до настоящего времени здания неизвестна, но по его композиции и художественным формам искусствоведы причисляют церковь к одному из типовых проектов псевдорусского стиля, который был распространен в конце XIX века. При этом кованые кресты на куполах и железные решетки на окнах древнее самого здания – они относятся к концу XVII и концу XVIII столетий, соответственно.

Главной святыней Георгиевского храма является икона Черниговской Божией Матери. Это один из дореволюционных списков (1877) подмосковного чудотворного образа Богородицы, который хранился когда-то в подземной Михайловской церкви Пещерного отдела Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры.

Старинный образ Божией Матери был чудесно найден в 1957 году в окрестностях поселка Ашукино. Несколько жителей Ивантеевки работали на колхозных полях недалеко от закрытой в то время Смоленской церкви села Софрино. Когда подошло обеденное время, они стали искать доску, чтобы использовать ее в качестве стола. В заброшенной Смоленской церкви они обнаружили подходящую большую доску, но заметив на обратной стороне лик Богородицы, сообщили знакомому священнику Василию Решетину из Георгиевской церкви Ивантеевки – одной из немногих действовавших в то время в округе.

Отец Василий без промедлений перевез икону в свой храм. Также стараниями отца Василия Решетина в 1959 году с северной стороны церкви была сооружена пристройка, которая не только расширила помещение, но и остановила оседание основного здания храма. За это «самоуправство» отважный священник был гоним властями: его сняли с прихода, надолго запретили служить, а семью лишили жилья. Впоследствии отец Василий смог вернуться к служению в другом храме, а благодаря его усердию чтимый список чудотворной иконы Божией Матери сохранился по сей день в Георгиевской церкви Ивантеевки.

Автор:
вверх