Выберите город
Выберите город

Андрей Зиноватный: «Делаем роботов максимально приближенными к первоисточнику»

12:46, 22 декабря 2021

Жители Сергиева Посада Андрей Зиноватный и Михаил Никитин открыли в 2021 году необычную экспозицию роботов и фантастических персонажей, собранных из старых автомобильных запчастей. Музей современного искусства «Кибер Зона» создан силами двух человек, причем его создатели не получали художественного образования и ранее не работали с металлом. В «Кибер Зоне» можно погрузиться в атмосферу легендарных фантастических фильмов: «Терминатора», «Чужого», «Матрицы», «Крикунов» и многих других.

– Андрей, с чего началось ваше увлечение роботами?

– У моего напарника Михаила во дворе стоял небольшой курятник, который мы переоборудовали под цех, чтобы делать что-то руками, сверлить, сваривать. При этом профессионально сваркой мы никогда не занимались – наша основная работа с этим никак не связана. Начиналось все с небольших работ. Первую поделку я сварил дочке для школы – это была лошадка из железных деталей. Следом появилась кошечка, собачка и т.д.

Потом захотелось сделать что-нибудь большое. Мы решили собрать робота в человеческий рост, внутрь которого можно было бы попасть и почувствовать себя как в машине. При создании робота мы столкнулись с первыми трудностями. Самым сложным оказалось найти две одинаковые детали, ведь правая и левая сторона робота должны быть симметричными. Материал мы ищем на свалках, и там сложно найти в горе мусора две парные детали.

Какое-то время готовые роботы просто стояли на даче. Когда я показывал их друзьям и знакомым, заметил, что гостей они очень впечатляли, поэтому появилась идея попробовать создать площадку, открытую для всех.

– Вы используете в качестве материала старые детали от автомобилей?

– Да, в основном автомобильные запчасти: крышки от двигателей, части колес, радиаторы, коробки передач, тормозные диски, капоты, двери и т.д. Иногда приходится фантазировать и использовать необычные вещи. Например, в первом роботе есть сетка от курятника, голову Чужого вырезали из железной ванны, а в Терминаторе использовали сиденье от унитаза. Есть нюансы и мелочи, для создания которых приходится использовать все, что есть под рукой.

Как ни странно, оказалось, что больших роботов собирать проще, чем делать маленькие фигурки. Такие мелочи на вид просты, но на то, чтобы аккуратно сварить детали, не прожечь их, зачистить углы, зашлифовать швы – уйдет в итоге целый день.

С большими роботами проще, но есть другие трудности – огромные габариты и вес. Пришлось делать их разборными, чтобы переносить в музей по частям. Например, Терминатор весит где-то 200-250 килограмм, и это далеко не самый тяжелый робот. Фигуры внутри тоже наполнены деталями. У нас не бутафория, не «надувной шарик», который облепили ниточками.

Изначально мы хотели, чтобы какие-то части роботов двигались, но отказались от этого из-за соображений безопасности. К нам часто приходят дети, и когда в музее находится группа из двадцати человек детей, невозможно за всеми уследить. Нам принципиально не хотелось загораживать экспонаты. Суть как раз в том, что можно залезть на экспонат, попрыгать – то, что обычно детям не разрешают в музеях.

– Вы рисуете эскизы, прежде чем сваривать детали?

– Нет, все делаем на ходу. Берем картинку из интернета и подбираем похожие запчасти, которые есть в наличии. Сами детали порой диктуют форму. Фотографии, кстати, мы будем вешать рядом с экспонатами, чтобы гости могли сравнить с оригиналом. Мы стараемся делать роботов максимально приближенными к первоисточнику. Например, Терминатор повторен детально, вплоть до таких мелочей как шарик на пятке, вырезов и отверстий.

– Сколько времени в среднем занимает создание одного робота?

– Робота-паука из «Матрицы» я делал три дня, а большой робот собирается в среднем за три недели. Чаще всего мы делаем не одного робота отдельно, а ведем параллельно нескольких. Все зависит от наличия деталей. Когда нет под рукой нужной детали, останавливаешься и переключаешься на другого робота, пока не привезешь следующую тачку запчастей со свалки.

Запчасти, кстати, нам никто не дарит: мы все покупаем за свои деньги. Более того, часто нам не разрешали бродить по свалкам и выбирать что-то в автосервисах. Им легче накопить тонну металла и отдать тому, кто заберет все сразу, а не связываться с нами. Могу сказать, что задумок было намного больше, если бы не мешали трудности и недостаток времени.

– Какие роботы нравятся посетителям больше всего?

– Почему-то людям больше всего нравится Чужой. Так и говорят: «Мы приехали на Чужого», хотя остальные роботы, на мой взгляд, ничем не хуже. Мне самому очень нравится легендарный Терминатор. У нас представлены персонажи самых известных фантастических фильмов. Кстати, Хищник и Чужой – это на самом деле не роботы по фильмам, но в итоге оба удачно вписались в общую концепцию.

Одна из комнат музея целиком посвящена фильму «Крикуны» 1995 года. Мы сделали робота в том же размере, как он представлен в фильме, и посадили его в клетку. Здесь же находится тюрьма, железные ящики, провода. Обстановка подходит к любому фильму ужасов, фантастике или компьютерной симуляции.

– Дети узнают персонажей фильмов девяностых и начала двухтысячных годов?

– Да, узнают и Терминатора, и Хищника, и Чужого. Для разнообразия мы сделали «Бэтмобиль», и именно дети поправили нас, что его правильнее называть «Бэтбайк».  Конечно, самый узнаваемый детьми робот – это Валли из диснеевского мультфильма. Мы воссоздали обстановку его комнаты: проигрыватель, питомца таракана, цветочек в старом ботинке и так далее. Мы пофантазировали и добавили в комнату Валли коллекцию старых мобильных телефонов. Здесь взрослые могут залипнуть на полчаса, вспоминая прежние годы.

Нам казалось, что проблема будет в другом – экспозиция заинтересует только мальчиков. Оказалось с точностью наоборот. Девочки очень хорошо реагируют, возможно, просто потому что умеют лучше выражать эмоции. Наш музей интересен не только детям, но и взрослым. Иногда приходят семьи, и не поймешь, кому больше понравилось – детям или папе с мамой.

– Есть ли еще подобные музеи роботов и в чем ваша особенность?

– Наиболее близок по тематике музей «Восстание машин» в Москве. Это один из первых подобных проектов. В московском музее, конечно, роботов представлено больше чем у нас, но нет звукового и светового сопровождения – они просто стоят в ряд. К тому же там больше бутафории, роботы внешне красивые, но пустые внутри. Не говорю, что это плохо, но это отличие. У нас есть упор на создании атмосферы, когда будто попадаешь из мультика в игру, потом в один фильм, в другой.

Создатели московского музея заказывали роботов у разных мастеров. Наша особенность еще и в том, что мы делали весь музей от поиска гаечки до подключения света и звука вдвоем с напарником – не было ни одного помощника. Когда мы пришли в это помещение, здесь были только пустые стены.

– Вы вместе делаете каждого робота или каждый делает своего?

– Делаем в свободное время. У кого есть время, тот остается в цеху, нагревает помещение и варит. Вдвоем мы чаще едем рыться на свалках, чтобы легче было перетащить и погрузить детали.

Я уверен, что если дать в руки человеку сварочный аппарат и показать, как он работает, то каждый смог бы сделать что-то подобное. Для этого не надо ничего заканчивать, главное, чтобы было желание или стимул. Мы доказываем это на своем примере. Ни у меня, ни у напарника не было художественного образования или профессионального опыта в сварочных работах.

– Почему выбрали именно это расположение музея в Сергиевом Посаде?

– Когда искали помещение, мы учитывали, что город туристический и направленный в основном к главной достопримечательности: Троице-Сергиевой лавре. Понятно, что наш музей не вписывается в это направление. Открыть музей роботов ближе к центру, может быть, было бы и хорошо, потому что там больше туристов, но там мы не могли бы выставить внешнюю рекламу в виде робота или тарелки НЛО на крыше.

Рядом с нами расположен большой торговый центр, а, значит, для гостей есть и фудкорт и зона, где можно спокойно припарковаться. В этом есть и плюс, что мы оказались не в центре. Наш музей действительно привлекает людей, потому что в Сергиевом Посаде такие места создают баланс. Большинство достопримечательностей направлено в одну сторону – игрушки, матрешки, народные промыслы, а теперь появился выбор.

– У вас есть представление, как выглядело бы в идеале помещение для такого музея?

– В идеале должно быть отдельно стоящее здание в облике летающей тарелки. В Питере станция метро «Горьковская» сделана именно в том виде, как я представляю себе здание музея. Ведь все персонажи, которые мы делаем, по фильмам прилетели к нам с других планет. В нынешнем помещении мы ограничены высотой потолка, не можем поместить фигуры в 5 или 7 метров. Например, трансформеров у нас нет как раз по этой причине. Хотелось бы, конечно, побольше пространства: не сто двадцать метров, а хотя бы метров триста.

– Почему выбрали название «Кибер Зона»?

– Название придумал сын, которому 16 лет. Кроме того, музейщики нам предъявили, не то чтобы претензию, а замечание, что мы не можем себя называть музеем. В полном смысле слова музей предполагает, что в нем проводят исследования, ведут раскопки. Но я не знаю, как еще назвать наше пространство. Если назваться выставкой, все будут думать, что мы экспонируем роботов временно. С другой стороны, я тоже перебирал кучи мусора, копался в земле, чистил детали, не хуже чем исследователь-археолог. Отличаемся мы только тем, что экспонаты не старинные, поэтому в названии есть слово «современный».

Скажу свое личное мнение, что хоть я и знаю каждого робота от первого до последнего шурупа, но они мне не надоедают, не приелись. Когда утром включаю свет в экспозиции, иду через темный зал мимо роботов с фонариком, жутковато до сих пор.

Антон Саков

© 2022 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх