Дворец в Черной Грязи

11:20, 11 сентября 2019

В деревне Черная Грязь городского округа Солнечногорск сохранился один из «путевых дворцов» – комплексов зданий бывших почтовых станций, располагавшихся на старом Петербургском шоссе с конца XVIII века. Здание почтовой станции после открытия Николаевской железной дороги в середине XIX столетия потеряло прежнее значение, и в нем разместилась больница. Аналогичный «путевой дворец» в центре Солнечногорска сохранился в хорошем состоянии и используется под городской краеведческий музей с выставочным залом, а историческое здание в Черной Грязи на данный момент находится на реставрации.

Государственная почтовая служба появилась в России при царе Алексее Михайловиче. Почта XVII века использовалась для быстрой пересылки государственных бумаг и писем торговых людей между городами. В ее основе лежала существовавшая еще со времен монголо-татарского ига ямская гоньба. На главных сухопутных дорогах устраивались ямы – особые станы (ямщичьи стойки), где гонцы могли быстро сменить уставших лошадей, чтобы безостановочно продолжить путь. Коренная реформа почтовой системы была осуществлена при Екатерине II, а до этого ямские и почтовые учреждения были достаточно примитивны.


После строительства в России железных дорог значение почтовых станций упало. Так произошло и в Черной Грязи после открытия Николаевской железной дороги между Москвой и Санкт-Петербургом. Здание «путевого дворца» в Черной Грязи с тех пор использовалось под медицинские учреждения.

С конца XVIII и до середины XIX века в Черной Грязи останавливались, следуя в разные годы по Петербургскому тракту, Радищев, Пушкин, Белинский, Герцен… Детальную подборку отражений Черной Грязи и ее «путевого дворца» в русской литературе дал Н.П. Анциферов в сборнике 1950 года «Литературное Подмосковье». Станция в Черной Грязи выделяется в книге как единственный памятник, представлявший собой часть транспортной инфраструктуры эпохи, а не подмосковную усадьбу или дачу.


Всего между Петербургом и Москвой было 24 станции. Черная Грязь была первой станцией для тех, кто путешествовал из Москвы в Санкт-Петербург. По обычаю до Черной Грязи провожали путника, двигавшегося в северную столицу.

Здание станции, частично сохранившееся до сих пор, представляло собой двухэтажный каменный дом, построенный в классическом стиле почти без украшений. «Дворцом», по мнению Н.П. Анциферова, почтовую станцию прозвал близкий приятель Пушкина почт-директор Булгаков, основываясь на местной легенде о том, что в этом здании останавливалась сама императрица Екатерина II. За «дворцом» находился двор, застроенный каретными сараями и конюшнями. Здесь же неподалеку располагался дом станционного смотрителя.


«Черная Грязь» – это и название последней главы «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева. Повесть делится на главы по названиям всех станций, располагавшихся на шоссе между двумя столицами. Небольшая глава «Черная Грязь» посвящена горькой встрече в этой деревне писателя и мрачной свадебной процессии. Радищев увидел здесь крепостных, которых по воле барина везли на венчание против их воли. Упоминание о Черной Грязи есть и в письмах А.С. Пушкина: «В Черной Грязи, пока переменяли лошадей, я начал книгу с последней главы и таким образом заставил Радищева путешествовать со мною из Москвы в Петербург».


В «Литературных воспоминаниях» И.И. Панаева описаны проводы, которые устроили В.Г. Белинскому в Черной Грязи его друзья-литераторы: «День нашего отъезда в Петербург, наконец, наступил. Нас провожали до Черной Грязи: Боткин, Кетчер и Катков. Кетчер явился на наши проводы в своем красном плаще, с неизбежным хохотом и еще более неизбежной корзинкой, из которой торчала солома…Мы, вероятно, долго пробыли бы на станции, потому что Кетчер по своему обыкновению расходился, кричал, потрясая бутылкой, подшучивал над Белинским…»

В 1841 году в Черной Грязи вынужденно ночевал А.И. Герцен. В письме жены писателя Натальи Александровны есть описание этого случая: «Нас опрокинули и ночью мы должны были идти до гостиницы пешком в ужасную стужу, темноту и грязь, но это не имело никаких дурных последствий, кроме того, что мы ночевали не дома, а в Черной Грязи. Потом на дилижансе у нас разрезали кожу и вынули многое, но не все. Говорят, что это нередко случается по этой дороге». Спустя пять лет Герцен навсегда покинул Россию. Хотя решения об эмиграции он принял позже, фактически его проводы и прощание в Черной Грязи с московскими друзьями стало последним: «Помните ли, друзья, как хорош был тот зимний день, солнечный, ясный, когда шесть-семь троек провожали нас до Черной Грязи, когда мы там в последний раз сдвинули стаканы и, рыдая, расстались?» Ни сам Герцен, ни его друзья, однако, не догадывались, что это были, по словам писателя, «похороны и вечная разлука».


В 1941 году деревня Черная Грязь оказалась у рубежей решающих боев за Москву. В ночь на 22-е декабря немецкий самолет открыл огонь по деревне из пулемета. Многие жители спрятались в здании бывшей почтовой станции – в то время Черногряжской больницы. Немцы сбросили на «дворец» фугасную бомбу, обрушившую часть стен, под завалами которых погибли люди. Таким образом, путевой «дворец» стал не только литературным и историческим памятником, но и мемориалом жертвам Великой Отечественной войны.

Антон Саков

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх