Винный погреб в Емельяновке

12:12, 14 августа 2019

Деревня Емельяновка находится на берегу реки Большой Смедовы в городском округе Озеры в двух километрах от села Клишино. В Емельяновке сохранились руины старинной беседки и несколько винных погребов купцов Китаевых – бывших владельцев соседнего Клишина. Один из погребов, устроенный прежними хозяевами на склоне холма в конце деревни, заметен с дороги, идущей вдоль русла Смедовы.

Село Клишино, стоящее у Оки, в «Историко-Статистическом описании церквей и монастырей Рязанской епархии» Иоанна Добролюбова называлось древней вотчиной Масловых. На протяжении нескольких веков село неоднократно меняло владельцев. По легенде, название Клишино было связано с устройством русского военного флота. Петровский сподвижник Франц Яковлевич Лефорт утроил на реке Смедове у мельниц небольшое казенное производство корабельных парусов. Их делали по иностранным клише – отсюда и возникло название Клишино. В XIX веке Клишино приобрели рязанские купцы Китаевы (до революции Клишино и Емельяновка относились к Зарайскому уезду Рязанской губернии).  Именно с ними связывают постройку до сих пор сохранившихся погребов и беседки-грота в соседней с имением Емельяновке.

Известно о пяти братьях Китаевых: Сергее, Василии, Владимире, Федоре и Николае. Наиболее яркой личностью был морской офицер и коллекционер японской живописи Сергей Николаевич Китаев. О нем и его увлечении подробно рассказано в статье востоковеда Евгения Штейнера «Коллекция Китаева» и очерке Ника Эдварда «Рязанец, открывший путь в мир японского искусства».

Сергей Николаевич Китаев родился в 1864 году в отцовском имении Клишино Зарайского уезда. В четырнадцать лет Сергей отправился на обучение в Санкт-Петербург в Морской корпус. Закончив учебу в 1884 году, Китаев около двадцати лет служил на кораблях Тихоокеанского флота. Евгений Штейнер обнаружил описание внешности Китаева в полицейском донесении о слежке за подозреваемыми в шпионаже: «среднего роста, черная французская бородка, усы кверху, носит пенсне в черной оправе».

Японскую графику Сергей Китаев собирал с 1885 по 1896 год во время долгих стоянок в японских портах. Хотя в конце XIX века среди богатых людей возникла мода на японское искусство, коллекция морского офицера Китаева считалась самой первой и самой полной. Кроме того, рисунки, ксилографию «укие-э», гравюры и альбомы С.Н. Китаев покупал непосредственно в Японии, а не в антикварных магазинах Европы, как поступали другие коллекционеры. Незадолго до революции 1917 года Сергей Китаев временно передал свою коллекцию 10 000 японских гравюр в Румянцевский музей. Семья офицера с приходом новой власти эмигрировала в Японию, а в 1927 году Китаев скончался в психиатрической больнице Токио. Тремя годами ранее его коллекция, оставшаяся в России, была переведена в Музей изящных искусств в Москве (Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина), где пребывает и сейчас.

Младший брат Сергея Николаевича Китаева Владимир был также морским офицером на Тихоокеанском флоте, хорошо знал Японию, и умер в Нагасаки в 1920 году. Другой брат Федор Николаевич Китаев – владелец имения в Клишино – известен тем, что инициировал в 1884 году раскопки древних курганов X-XI веков, располагавшихся неподалеку от своего села Клишино и деревни Смедовки в соседнем Каширском уезде.

Руины беседки Китаевых стоят на верху склона. Полуразрушенные арки, вероятно, изначально были сделаны в виде морской пещеры-грота. Неподалеку от беседки на склоне находится хорошо сохранившийся кирпичный погреб, обложенный известняком. Скорее всего, он использовался для хранения вин в усадьбе Китаевых. В книге Леона Шанцера «Виноделие и погребное хозяйство» 1900 года говорилось следующее: «Хорошие погреба – самые важные помещения при виноделии; уже римляне понимали, что только в них и можно хорошо выдержать вина… Различные погреба для брожения сусла, для хранения и выдержки вин, разливки их и проч. – сходятся в одном: они должны быть так устроены, чтобы в них резко не менялась температура».

Глубина погреба зависела от почвы и климата. Например, в глинистой почве для погреба достаточно было глубины в четыре метра, поскольку температура в ней более постоянная, чем в песчаной. Неглубокий погреб снаружи утрамбовывали землей, обкладывали кирпичом или клали стену из чамура – земли и глины, перемешанной с соломой. В обоих случаях погреб выкладывался кирпичом на извести. Пол делался из природной глины, а стены штукатурили, время от времени выкуривали серой и раз в год белили.

В погребах могли хранить не только вина, но и наливки, водку. Погреба должны были постоянно держать умеренную температуру – не слишком теплую и не слишком холодную. В главе о погребах в книге «Аристократический буфет» Иоганигсбергера написано: «Вообще замечено, что водка любит холод, но не мороз, и влияние ея тем приятнее для желудка пред обедом, чем она холоднее; посредственного свойства водка, но холодная считается лучше, чем хорошая, когда последняя тепла».

Антон Саков

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх