Воссиял свет великий на славной горе: Никитский монастырь в Кашире

15:48, 16 октября 2020

В Никитском женском монастыре в Кашире ежегодно в день основания обители возглашалась вечная память тульскому епископу Никандру, игуменье Макарии (Сомовой), монахине Фомаиде и каширскому купцу Федору Иеремиевичу Рудневу. Эти люди стояли у истоков создания женской общины, получившей в 1884 году статус общежительного монастыря. В 1880–1890-е годы стараниями игуменьи Тихоны (Ладыженской) и озерского фабриканта Михаила Васильевича Моргунова в Никитской обители был построен трехпрестольный соборный храм во имя Преображения Господня, ставший с тех пор украшением монастыря и города Каширы. Белопесоцкий старец Виссарион сравнивал Никитский монастырь с библейской горой Фавор: «Это славная Преображенская гора; на ней воссияет свет велий».

С левой стороны церкви великомученика Никиты после масштабной реставрации Никитской обители в 2010-е годы было воссоздано мраморное надгробие над могилой одной из основательниц монастыря – старицы Фомаиды. Подвижница скончалась 17 декабря 1868 года, посвятив последние 25 лет жизни женской общине в Кашире. Множество препятствий и трудностей испытала инокиня на этом пути. Бедность общины и ропот сестер порой приводили в уныние даже сильную духом начальницу. В один из таких тяжелых дней Фомаида собралась было покинуть Каширу, но прежде пошла за благословением к почитаемому старцу из соседнего Троицкого Белопесоцкого монастыря Виссариону. Прозорливый инок утешил монахиню такими словами:

«Остановись, куда ты хочешь бежать? От Бога не уйдешь… Здесь, где вы живете, место святое, здесь будет большая обитель; 500 сестер будут славить Господа».

Инокиня Фомаида родилась в селе Вешкове Кирилловского уезда Новгородской губернии, но стала устроительницей женской общины в Кашире, которая в те годы относилась к Тульской губернии. Из исторического очерка архимандрита Геронтия (в миру Гавриил Михайлович Кургановский, 1838–1903, в разные годы настоятель Новосильского Свято-Духова, Можайского Лужецкого Рождества Богородицы Ферапонтова, Иосифо-Волоцкого монастырей, церковный историк и композитор. – Прим. ред.) мы узнаем, что Фомаида (в миру Мария) происходила из очень бедной крестьянской семьи. Мать вынуждена была бросить дочь: ночью она подкинула младенца бездетному односельчанину, который воспитал ее в своем доме. Приемные родители выдали девушку замуж за письмоводителя генерала, который получил назначение в Петербург. В столице молодая пара прожила недолго: муж заболел чахоткой и вскоре скончался. Мария, оставшаяся без средств и крова, отправилась пешком из Петербурга в родное новгородское село, но по пути зашла в город Тихвин, чтобы поклониться чудотворной иконе Божией Матери. В Тихвинском Богородичном Успенском мужском монастыре (основан по указу царя Ивана IV Грозного в 1560 году новгородским архиепископом Пименом, главной реликвией монастыря является чудотворная Тихвинская икона Божией Матери Одигитрии. – Прим. ред.) Марии указали на прозорливого старца Мартирия, который благословил ее не возвращаться домой, а искать приют в Горицком Воскресенском женском монастыре (расположен в селе Горицы Вологодской области, основан в середине XVI века княгиней Ефросиньей Старицкой, вдовой удельного князя Андрея Старицкого, родного дяди царя Ивана IV Грозного, памятник архитектуры федерального значения. – Прим. ред.).

Мария послушалась старца, и была принята в число сестер Горицкой обители. «Жизнь в монастыре для Марии казалась тихим пристанищем, и она рассчитывала окончить здесь дни свои», – писал архимандрит Геронтий. Однако судьба ее сложилась совсем иначе: ей было суждено стать начальницей нового монастыря в далекой Кашире. Получив иноческий постриг в Горицкой пустыни с именем Фомаида, монахиня была назначена на должность сборщицы пожертвований. Это послушание предполагало частые поездки в Петербург и Москву для встреч с благотворителями. В одну из таких поездок Фомаида познакомилась с помещицей из Тульской губернии Раевской, которая мечтала о создании женского монастыря в своем имении Поповка.

Фомаида горячо поддержала задумку новой знакомой и даже получила благословение на создание монастыря от тульского епископа Дамаскина (Россова). К несчастью, помещица Раевская вскоре после прибытия в Поповку скончалась, а ее наследники решили иначе использовать имение. Фомаида оказалась в непростом положении: из Горицкой обители ее уже исключили, а из тульской несостоявшейся общины выгнали новые владельцы. Инокиня отправилась за советом к епископу Дамаскину, чтобы тот решил ее участь. Тульский владыка, размышляя над тем, куда определить «бесприютную» монахиню, вспомнил про давнего знакомого, благочестивого купца Федора Иеремиевича Руднева. К нему в Каширу (на тот момент Тульской губернии) он и отправил монахиню Фомаиду.

В декабре 1845 года Фомаида пришла пешком из Тулы в Каширу. Там она была ласково принята Рудневым, который давно размышлял об устройстве женской общины. Еще в 1815 году Федор Иеремиевич был назначен старостой ветхой деревянной Никитской церкви в Кашире и, найдя ее в плачевном состоянии, решил построить новый благолепный храм. Благочестивый староста не встретил сочувствия в этом ни со стороны церковных властей, ни в собственной семье, ни у каширских землевладельцев. Кроме того, староста не имел достаточных средств для строительства и пригодного участка земли. Два чудесных явления великомученика Никиты укрепили веру Руднева в успех его, на первый взгляд, несвоевременного начинания. Сначала святой воин во сне ободрил унывающего благотворителя Руднева, а в другой раз вразумил неуступчивого каширского мещанина Лидского, отказывавшегося продавать свою землю для постройки нового храма.

В 1821 году на Тульскую кафедру заступил упоминавшийся уже епископ Дамаскин, который, в отличие от предшественника, охотно благословил Руднева строить каменный Никитский храм. Уже через год была возведена новая церковь, устроены приделы во имя великомученика Георгия и пророка Илии, а в 1845 году поставлена колокольня. Параллельно с этим староста занимался устройством богадельни. В первой четверти XIX века Руднев построил у Никитской церкви небольшую хижину-сторожку, ставшую домом для каменщиков, а потом – приютом для стариц и вдов. Для богадельни, которую за свой счет содержал Федор Иеремиевич, позже было выстроено новое просторное здание с кельями. В них стали селиться девицы и вдовы, желавшие жить по монашескому уставу.

С целью создания монастыря вокруг богадельни и Никитского прихода владыка Дамаскин и прислал в Каширу спустя почти 30 лет инокиню Фомаиду с несколькими сестрами из Алексина. Уже после смерти Руднева она руководила сестричеством, а в конце жизни нашла достойную преемницу – инокиню Белевского Крестовоздвиженского монастыря Макарию (Сомову), духовную дочь знаменитого оптинского старца Макария. Новая игуменья посвятила Каширской обители 27 лет своей жизни. При ней 27 июля 1864 года тульский епископ Никандр придал богадельне статус Никитской женской общины, а в апреле 1884 года по указу Святейшего Синода сестричество официально стало общежительным женским монастырем.

В 1888 году матушку Макарию сменила в должности начальницы игуменья Тихона (Ладыженская) – также воспитанница Белевского Крестовоздвиженского монастыря и духовная дочь оптинских старцев Макария, Илариона и Амвросия. С новой настоятельницей связана важная веха в истории Никитской обители. В ее игуменство был открыт Предтеченский скит в деревне Соколова пустынь (сегодня в г.о. Ступино) и построен великолепный Преображенский собор, ставший архитектурной доминантой Никитской обители.

При вступлении игуменьи Тихоны в должность настоятельницы дела монастыря находились в упадке: обитель была без средств, обременена долгами. В этот сложный период у нее возникла неуместная, казалось бы, идея воздвигнуть новый величественный храм. Но весной 1888 года в обитель неожиданно приехали штукатуры от фабриканта Михаила Васильевича Моргунова, жившего неподалеку в Озерах. Рабочие безвозмездно обновили стены монастырского храма. Моргунов – суровый на вид делец – меньше других богатых людей в округе жертвовал на богоугодные дела, но вдруг сам изъявил желание помогать настоятельнице Тихоне. Игуменья поехала лично поблагодарить купца за присланных рабочих и в беседе с ним обмолвилась о своей мечте построить новый собор в монастыре. Моргунов, помолчав немного, сказал: «Составляйте план и смету и привозите ко мне».

17 августа 1889 года был заложен новый собор. Главный престол было решено посвятить Преображению Господню, а два придела – Казанской иконе Божией Матери и святителю Тихону Задонскому. Основная помощь в средствах и материалах для строительства поступала от Моргунова, который, однако, не присутствовал на закладке храма и ни разу не приехал в Каширу вплоть до самого освящения. В благом деле участвовали также озерские фабриканты Щербаковы, товарищ обер-прокурора Владимир Карлович Саблер, владевший усадьбой недалеко от Каширы, и другие благотворители.

Собор возвели в русско-византийском стиле, украсив вызолоченным иконостасом и бронзовой утварью. От Дивеевского монастыря преподобного Серафима в дар обители была прислана икона Божией Матери «Умиление».

7 июля 1894 года на торжественном освящении Преображенского собора к озерскому благотворителю Моргунову были обращены слова тульского архиерея:

«Я убежден, что вы – человек верующий и религиозный; сужу по делам и усердию вашему и думаю также, читаете и знаете священную книгу «Псалтирь», составленную Боговдохновенным пророком Давидом. И что ж? Ему не было дано счастья создать храм Иегове – его создал Соломон, сын его. Завидую вам, боголюбивый Михаил Васильевич, что вас Бог удостоил такой Соломоновой чести. Вы создали чудесный храм Господу, а себе сделали памятник незабвенный».

В 1920-х годах монастырь был закрыт, Никитский храм и Преображенский собор переоборудованы под производственные помещения, верхние ярусы колокольни сломаны. После Великой Отечественной войны помещения монастыря использовались чулочно-носочным комбинатом.

В 2015 году по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия была принята благотворительная программа по восстановлению храмов Никитского монастыря. К тому времени Преображенский собор и Никитский храм находились в аварийном состоянии.

24 июня 2018 года митрополит Ювеналий совершил великое освящение восстановленных Преображенского собора и Никитского храма.

22 июля 2018 года Никитский монастырь посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Восстановление монастыря после многих десятилетий запустения стало не только возрождением святыни, но и созданием в Кашире новой городской локации, притягательной и для местных жителей, и для туристов. Расположение Никитского монастыря высоко оценивали и прежде. Автор брошюры, составленной еще в 1869 году, так описывал живописное место каширской обители: «Говорят, что древние подвижники веры и благочестия для своих обителей всегда избирали места возвышенные и лучшие. В этом отношении и Никитская община, несмотря на невольный, по-видимому, выбор ее местоположения, становится в один разряд с древними обителями. Вид из нее на Оку и далее – на необозримые луга, леса и окрестные селения – восхитительный и в часы сердечного томления сообщает особенную отраду и утешение скорбящей душе».

21 июля 2019 года митрополит Ювеналий совершил Божественную литургию в Преображенском соборе Никитского монастыря. В архипастырском слове Его Высокопреосвященство сказал:

– Сегодня исторический день, потому что в нашей Московской епархии открыт 25-й монастырь. Вспоминая историю обители, хочется напомнить, что это был самый многочисленный женский монастырь Московской епархии. Мы знаем, какой путь прошел монастырь, знаем о мученичестве и испытаниях его насельниц. Прошли годы, и по милости Божией мы вошли сегодня в эти белоснежные стены собора. Он был восстановлен в короткие сроки благодаря Благотворительному фонду по восстановлению порушенных святынь, сопредседателем которого является губернатор Московской области Андрей Юрьевич Воробьев. Мы привели монастырь в надлежащее состояние, здесь созданы все условия для начала иноческой жизни.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх