Фекла Толстая: «В Подмосковье стало чище»

14:52, 15 апреля 2016

Фекла Толстая родилась спустя 61 год после смерти своего великого прадеда. Но гены есть гены. Успешная журналистка добирается на дачу электричкой, любит столярничать и пройтись босиком по росе. Еще Фекла адаптирует произведения Льва Толстого под современные реалии. Об этом она рассказала корреспонденту «Подмосковье неделя».

- Фекла, проект «Война и мир: Читаем роман» назвали грандиозным. Что лично вы хотели донести до зрителя, слушателя?

- Этот проект – продолжение двух других, которые мы делали вместе с компанией Гугл. Пробой пера стала «Анна Каренина», затем марафон по произведениям Чехова. Но выход на телевизионный экран – другой уровень, другая аудитория. Задумывая проект, мне хотелось показать, что культура важнейшая из вещей, объединяющая людей, что наше общество держит вместе не только единая валюта, единый президент и единый государственный язык. А это те книжки, которые являются для нас базовыми. И мне захотелось объединить людей вокруг культуры. Это первое. Второе, что мне особенно приятно, проект очень демократичный. Читают роман абсолютно разные люди: премьер-министр и народные артисты, руководители парламентских палат и школьники, библиотекари, учителя, бизнесмены. Да, больше было артистов, потому что читать вслух книги это их профессия. Но надо отметить, что очень хорошо читали люди непрофессиональные, особенно дети. И третье, очень важное для меня – это своего рода политическое высказывание. Потому что сейчас, когда с экранов телевизоров льются агрессивные речи и все время поминаются враги, это наше, вот это чуждое нам, мне хотелось сделать проект, который объединяет. Понять, что мы можем сделать что-то хорошее вместе, абсолютно не делясь на либералов и патриотов, на правых и левых, на русских и украинцев. Вот это мне казалось самым важным.

- Были какие-то высказывания о политической подоплеке проекта?

- Были. Некоторые восприняли этот проект совсем неоднозначно. Мол, раз этим занимается ВГТРК, то проект поставлен на службу пропагандистским задачам государства. Конечно, я понимаю, что в нынешней ситуации даже сами слова «война» и «мир» звучат, к сожалению, очень актуально. Когда мы только задумывали этот проект, жизнь была несколько другой. Но если не воспринимать этот проект поверхностно, то можно понять, что Толстой никогда не даст поместить себя в черно-белый контекст. Во всех учебниках написано о патриотическом духе толстовского романа, но для него важнейший и антивоенный пафос, бессмысленность кровопролития, война чужды простому человеку. Еще приходилось слышать: «вот читала Ксения Собчак, а за ней Валентина Матвиенко». Да, и что? Почему нет? Но главное, конечно, в этом проекте – сам Лев Николаевич. Это возможность еще раз соприкоснуться с текстом романа, для кого-то в первый раз услышать. Это замечательный русский язык, это большое художественное высказывание про нашу страну, нашу жизнь, про то, что такое война, как устроено общество, про то, что такое любовь, дружба. Про то, что важно в жизни и что неважно. Если грубо, современным языком сказать, то я занимаюсь пиаром Льва Толстого.

- Толстому нужен пиар?

- Льву Николаевичу, конечно, он абсолютно не нужен. Он нам нужен, поэтому я этим и занимаюсь.

- Вы филолог-славист. А как относитесь к так называемому новоязу? Например, если бы текст Толстого прозвучал так: «Наташа Ростова пришла на бал в оригинальном луке, с вечерним мейк-апом, чем заслужила кучу лайков».

- Каждый разговаривает, как хочет. Так же как каждый одевается, как хочет и устраивает свою жизнь, как хочет. Молодежь использует жаргон и то, что этот жаргон меняется из года в год - на то он и жаргон. Он всегда должен быть свежим, не таким, как у предыдущего поколения. Это мода, и не стоит удивляться, что подростки хотят иметь какие-то модные штуки. Я не боюсь за русский язык, потому что в любую эпоху вы найдете высказывания о том, как плохо стала говорить молодежь, и в XIX веке, и в Древнем Риме. Есть другие глобальные и объективные вещи, которые тяжело действуют на языковой уровень. Это прежде всего ЕГЭ, это подтверждают все преподаватели вузов, которые видят, что уровень грамотности очень упал. Сейчас стало возможным допускать ошибки и опечатки в книжках. Вот это гораздо хуже, чем лайки и мейк-апы. А, кроме того, прошло уже 150 лет, с тех пор как Лев Толстой писал «Войну и мир». Конечно, язык меняется, какие-то слова и обороты устаревают, это совершенно естественный процесс. Также как современным английским школьникам трудно читать Шекспира, а нашим - «Слово о полку Игореве». Да пускай обсуждают Наташу Ростову как угодно, лишь бы прочли.

- Именно для этого создано мобильное приложение «Живые страницы»?

- Да. Оно рассчитано на молодое поколение, на школьников. Но здесь главная идея - показать, что сидеть с мобильником – это не обязательно праздное времяпрепровождение. Современные технологии должны служить серьезным образовательным задачам. Если школьникам удобно читать в мобильнике в метро, ради бога. А кроме того, современному молодому человеку очень трудно совладать с таким огромным объемом текста, как «Война и мир». Сделано несколько разных сценариев входа в текст, навигаций по тексту. Есть, конечно, оглавление. Но, если вы помните, всегда считается, что мальчики читали про войну, а девочки про мир. Вот, как бы в шутку, мы это тоже отразили в оглавлении – пометили мирные и военные главы. А еще положили все события романа на карту, на шкалу времени. Показали, какие события в романе имеют свои исторические соответствия, а что художественный вымысел. Для того чтобы школьникам было удобно писать сочинение, мы выделили в судьбе каждого героя основные события, прорисовали как герои между собой связаны. Вы можете посмотреть, где они встречаются, что происходит, как пересекаются их линии судеб. И любой шаг снабжен цитатой из романа, которая ведет вас в текст.

- Вы сейчас работаете на телеканале «Культура». Ведете программу «Наблюдатель». Как вы считаете, в чем состоит ваша задача?

- Я очень люблю эту программу и очень ценю, что у меня есть возможность работать в ней. Моя задача выслушать и создать условия, чтобы люди сказали то, что они считают нужным. Я считаю, что относительно классического телевизионного продукта, это очень нестандартная программа: 55 минут люди сидят за столом и разговаривают. Никто не требует от меня сенсации, желтизны, резких драматургических поворотов. И я счастлива, что жизнь мне предоставила такую возможность. Спокойный и внятный диалог сегодня большая редкость.

- Недаром в прошлом году программа получила «ТЭФИ», как лучшее ток-шоу?

- Я очень рада. Но для меня это не ток-шоу в том виде, в котором они существуют на других каналах. В жанре «ток-шоу» заложено больше интриги и поворотов.

- Вы обожаете свою дачу. Открыли уже дачный сезон?

- Открыли. На даче хорошо. Намного лучше, чем в городе.

- Она находится далеко от Москвы?

- Да. Мой дед покупал ее сразу после войны и хотел найти незагаженное место. Я немножко смягчила его термин, который он употреблял. Но, к сожалению, сейчас цивилизация, в плохом смысле этого слова, добралась и до этих мест. Но все равно, сразу за Дмитровом, когда едешь на поезде, чувствуешь - воздух совсем другой.

- Сейчас не строите стеллажи? Наверное, другие заботы?

- С удовольствием столярничаю. Очень люблю все делать своими руками, мастерить из дерева. Чего-то сажаю, чего-то убираю. Очень часто с моей мамой – профессором – чистим близлежащий лес от мусора, который выкидывают люди. К счастью, в Подмосковье сейчас чуть лучше стало, поставили мусорные баки, стали поменьше в лес мусор носить. Но не покидает ощущение, что людям безразлично, что происходит вокруг. И жителям, и властям. Что тут было, история мест, память, наследие – это мало кого волнует. Музеи в плачевном состоянии. Может быть, в ближнем Подмосковье лучше обстоят дела, а вот в нашем Талдомском районе абсолютно не чувствуется, что мы живем в богатой Московской области. Как-то люди очень потребительски относятся к земле.

- Может быть, вам стоит обратить на это внимание власти? Сделать какую-то передачу?

- Я не занимаюсь социально-политической журналистикой. Но это не значит, что эти вопросы меня не волнуют.

- А по произведениям Льва Толстого еще какие-то проекты воплотить в жизнь не хотите?

- Наверняка. Но с чтениями пока повременим. А что еще можно прочитать после «Войны и мира»? Разве что Библию.

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх