Эксклюзив

Ирина Безрукова: «Я хочу рассказать, что можно и нужно жить дальше, несмотря ни на что»

Культура и спорт
   
Фото: [ из личного архива Ирины Безруковой ]

Актриса театра и кино, телеведущая и тифлокомментатор Московского Губернского театра (МГТ) Ирина Безрукова на днях анонсировала выход автобиографии «Жить дальше». Артистка решила напрямую поговорить со своими поклонниками и затронуть непростые и даже трагические истории своей жизни – потерю мамы и единственного сына Андрея. Корреспонденту «Подмосковье неделя» Ирина рассказала, что подтолкнуло ее к написанию книги, и поделилась планами преобразования музеев региона.

– Ирина, идея написать автобиографию родилась у вас на карантине?

– Все верно! Во время самоизоляции остановилась вся моя актерская и творческая деятельность, и я поняла, что это время выделено мне судьбой, чтобы осознать и переосмыслить некоторые моменты моей жизни. Получилось большое интервью с самой собой, некий психоанализ. Я подробно рассказала о своих корнях, детстве и обо всем, что происходило со мной до апреля 2015 года (в марте погиб сын Ирины Андрей. – Прим. ред.). Непросто было описывать трагические события, но была мотивация – невероятное количество вопросов и просьб от людей, которые пережили подобное. Я хочу рассказать, что, несмотря ни на что, можно и нужно продолжать жить дальше, быть полезной себе и этому миру.

– Будет ли в книге что-то совершенно новое о вас, о чем пресса даже никогда не догадывалась?

– Конечно. В большинстве своем это касается моей родовой истории и взаимоотношений с родителями. Будет много ярких и даже шаловливых историй со съемок, о встречах с известными людьми, которых любит и знает широкая аудитория.

– Какие эмоции вы испытали, впервые выйдя на сцену Губернского театра после карантина?

– Это как выход в открытый космос. У нас произошел форс-мажор. Так получилось, что исполнитель главной роли в спектакле «Бесконечный апрель» Андрей Ильин приболел и на замену срочно вводили артиста нашего театра Александра Амелина. Он уже играл эту роль два года назад, но за это время у нас поменялись сценография и декорации, поэтому ему пришлось срочно привыкать. Мы трижды сыграли в тот день спектакль, включая репетиции. Александр прекрасно справился. Тогда в октябре заполняемость зала была 50%. Мы привыкли к аншлагу и к тому, что на нашу постановку не достать билетов. Было непривычно видеть пустые места. Тем не менее отдача зала была ровно такая, как будто он был заполнен на все 100%. Люди изголодались по театру, по живой игре артистов. В следующий раз мы играем этот спектакль 15 декабря, и теперь уже при 25%. Так что советую заранее покупать билеты. Будем ждать вас!

– Недавно вы предложили внедрить в больших музеях Подмосковья тифлоаудиогиды. Есть ли уже идеи по реализации?

– Это давно пора сделать – помочь незрячим воспринимать экспонаты музейного искусства. Когда человек с проблемами зрения приходит в музей, он берет обычный гид. Он подходит к объекту, и в наушник ему: «Посмотрите в правый угол картины…» Понимаете, что в этот момент он чувствует? Поэтому тифлоаудиогиды, созданные профессионалами, которые понимают психологию незрячего, необходимо сделать для постоянных выставок и особо редких и ценных экспонатов. Думаю, если мы начнем это воплощать в Московской области, получится как с услугой тифлокомментирования в Губернском театре – мы сделаем это первые в таком масштабе, а потом эту идею подхватят другие регионы.

– Продолжаете ли вы «озвучивать» спектакли в МГТ? Будут ли тифлокомментарии у декабрьской премьеры «Дяди Вани»?

– Скорее всего, да, но пока в МГТ эта услуга приостановлена. Средства для оплаты работы тифлокомментаторов мы выделяем сами, а это сложно, когда заполняемость зала 25%. К тому же после карантина не поступило ни одного звонка от незрячих на покупку билетов. Хочется верить, что эта ситуация с театрами скоро изменится.

– Недавно вы снялись в новом фильме Сарика Андреасяна «Чикатило». Что еще с вашим участием скоро выйдет на экраны?

– Этот год очень непростой для артистов. Вам сложно будет в это поверить, но «Чикатило» – это единственный фильм, в котором я снималась в этом году. Причем моя роль далеко не главная. Остается надежда на декабрь. (Улыбается.) С Сариком Андреасяном я работаю уже третий раз, мне с ним очень комфортно. Подробнее про этот фильм рассказать не могу, но это непростая для восприятия картина, потому что речь идет о реальной истории серийного маньяка. Он орудовал в Ростовской области в советское время, когда я там жила. Даже в пионерлагере, когда дети вечерами рассказывали друг другу страшилки, можно было услышать историю о нем: «в темном-темном перелеске есть черный-черный человек». Такие фильмы сейчас необходимо делать, чтобы подобных историй было как можно меньше в будущем.

– Новый год не за горами. Вы уже знаете, как будете встречать праздник?

– Если честно, пока даже не планировала ничего. Но если пофантазировать, я с удовольствием встретила бы Новый год в уютном домике где-нибудь на Алтае. Представьте – искрится снег за окном, трещат поленья в камине, а я нарезаю салаты под «Иронию судьбы» – сказка! (Смеется.)

Автор:
вверх