личный кабинет
Мобильные приложения
23 сентября 2017 10:21:47
Культура

Маша Цигаль: я не та девушка, которая с детства мечтала о семье

15:19, 21 августа 2017

Еще не так давно известный дизайнер Маша Цигаль была завсегдатаем ночных клубов и модных тусовок. Но с недавнего времени она открыла для себя понятие «ЗОЖ» и нисколько не жалеет, что теперь не проводит свободное время на вечеринках, а спать ложится в девять часов вечера. Сегодня она в прекрасной физической форме, у нее уйма выгодных контрактов с косметическими фирмами и наконец-то появилось много времени на общение с сыном. О ЗОЖ, семье и материнстве дизайнер рассказала корреспонденту «Подмосковье неделя» Виталию Бродзкому.

ЗАКОНЫ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ

– Помнишь момент, когда решила начать новую жизнь?

– У меня нет такого: с понедельника бросаю курить, со вторника не ем сладкого. Я нахожусь в потоке и живу достаточно интуитивно. Всему свое время. Да, в какой-то момент мне нравилось тусоваться, ходить по клубам, выпивать с друзьями, но это время прошло. И уже где-то года четыре, как я полностью отошла от этого всего. И для меня ЗОЖ является не пустым звуком. Когда тебе уже не 20 лет, то светский образ жизни, тусовки, шампанское сказываются на внешности и внутреннем мире. Мне не понравилось, как подобное отражается лично на мне. Тогда и стала заниматься спортом, йогой, ходить в тренажерный зал, нашла разнообразные физические занятия типа пилона. У меня разнообразный ЗОЖ. Просто попу качать мне скучно. И я поняла, что стала хорошо выглядеть, лучше работать как дизайнер, у меня изменился круг общения, как публичный человек я стала получать хорошие контракты.

– Просто перестроилась?

– Первый год было очень сложно, потому что выяснилось, что у меня совсем нет друзей (смеется). Но постепенно все изменилось. Мы притягиваем людей в таком же состоянии, в котором находимся сами. Сначала была тотальная пустота, потом из пустоты что-то начало произрастать. Красивого перехода из одного состояния в другое не произошло. Такого, к сожалению, не бывает.

– Ты все плотнее покрываешь свое тело татуировками. Откуда любовь к нательной живописи? Когда думаешь остановиться?

– Я свою первую татуировку сделала в 16 лет. Все меняется, и моя внешность тоже. На сегодня мне близко и понятно такое изменение. Мне нравятся мои тату. Тем более что они не суперяркие. Если бы мое большое количество тату были бы цветными, вот это был бы трындец! Это мое личное представление о собственной привлекательности, отражение собственного мироощущения. Все люди уникальные. Тело – храм души, и мне с телом всегда приятно и интересно работать. Это и спорт, и тату, и перекрашивание волос, и работа со своим внутренним миром.

НЕ СУМАСШЕДШАЯ МАМАША МАША

– У тебя растет сын. Служишь примером для подражания?

– У меня прекрасный ребенок. Я рада, что он есть. Мы очень дружим. Слушаем одну и ту же музыку. Нам обоим нравятся одни и те же фэшн-лейблы. У него прекрасный характер, отличное чувство юмора и стиля. Мне реально повезло. Мы даже обсуждаем моих парней, подружек. Не знаю, насколько так будет всегда, но на сегодня ситуация такая.

– Ты много путешествуешь по миру. Сына берешь с собой?

– Конечно. Арсений с самого детства путешествует вместе со мной. Тут проснулся и заявил: «Ой, мама, так в Гоа хочется. Я же там вырос». Был он и в Гоа, и на Ибице, и на Бали, и на Шри-Ланке, там мы вместе вставали на серфе. Я не считаю, что так надо, просто так сложилось. Я так умею общаться с ребенком. С другой стороны, я строгая мама, заставляю его учиться. Нахожу ему преподавателей, новые школы, потому что для мальчика очень важно состояться. Он видит, сколько и как мама работает. Я говорю ему, чтобы он не думал, что это нормально. Просто так сложилось сейчас. Важно, чтобы мужчина добился своей цели. Некоторые женщины часто говорят, что мужики пошли не те. Ни то ни се! Что мужчина им должен. Вот такой вот несут бредок. На самом деле все идет от воспитания. Что мама вложила в своих детей, то и происходит. Надо воспитывать в самостоятельности. Чего-то хочешь – сделай сам. С самого начала. Я, например, не встаю утром с Арсением в школу. Он сам поднимается, готовит себе завтрак, иногда даже мне. И идет в школу. Ответственность, осознанность, дисциплина – это основное. Ну и, конечно, дружеские, понимающие отношения.

– То есть ты не сумасшедшая мамаша?

– Я не та мама, которая будет говорить, когда мальчик упал: «Ой, малыш, ты в порядке?» Упал, встал, пошел. И он тоже это понимает.

– Ты говоришь, он готовит завтрак. Получается, питается вместе с мамой правильно?

– А я не очень правильно питаюсь. Я не пью алкоголь. Это очень калорийная штука. Я не ем мяса. Это такой момент, от которого люди серьезно толстеют. На этом мое правильное питание заканчивается. Как и все вегетарианцы, я ем много сладкого. Люблю всякие пиццы. Только что съела лапшу с какими-то бамбуками и грибами. Ем веджи-бургеры. Питание – это очень важная тема. Разумеется, я стараюсь пить много воды днем, но не пью газированные напитки, ем овощи, фрукты.

– Как зовешь ласково Арсения?

– А-а-а, не скажу. Это очень личное. У нас есть, конечно, наши имена, это понятно. Разумеется. Наши имена, наш язык. Все существует. Наши разнообразные миры, в которых мы перемещаемся в пространстве и времени. И не потому что я считаю, что это важно. Просто это так исторически сложилось.

– Что для тебя было сложным в материнстве?

– Я не та девушка, которая с детства мечтала о семье. Представляла себя в свадебном платье. Беременной. Потом с ребенком. Все произошло достаточно спонтанно. И когда родился ребенок, я вообще не понимала, думала: «Господи, а что же делать?» Самыми сложными были первые месяцы. Для меня крутое началось с того момента, когда он начал говорить. Тут я хотя бы могла понимать, почему он плачет, чего хочет. Поначалу же было очень сложно. Ведь я привыкла коммуницировать с людьми. А тут никак. И мне пришлось научиться чувствовать. Чувствовать, чего хочет родной человек. Это прекрасный тренинг для личной жизни, для общения с другими людьми. Понимать. Люди не всегда говорят о том, чего они хотят. Важно умение подключаться и чувствовать их. Поэтому я думаю, что материнство на ранних стадиях помогает научиться слышать без слов.

– С папой, который не живет давно с вами, разрешаешь общаться? Он принимает участие в воспитании (папа – стилист Никита Нагибин. - Прим. ред.)?

– А что папа? Папа ушел. Закрыл дверь. Мы с папой расстались очень быстро. Но он гипотетически присутствует. И, как я уже сказала, это были очень спонтанные отношения. Видимо, божественное вмешательство произошло. Чтобы у меня родился ребенок. Я так это объясняю. У меня от общения с ним остались не очень позитивные впечатления. Папа нам не помогает. Но когда он хочет встретиться с Сеней, я этому не препятствую. Я считаю, это его папа, почему бы и не встретиться? У сына нет ущемленности, что он безотцовщина. Они и созваниваются, и встречаются периодически. И я не понимаю женщин, которые считают так: не дает деньги, значит, не увидит ребенка! При чем здесь это? Это вообще о другом. Хотелось бы, конечно, какой-то помощи, но это не имеет отношения к ребенку. Ребенка делают два человека – мама и папа. Препятствовать, значит, негативно влиять в первую очередь на ребенка. Такая вот у нас ситуация.

Руслан Кривобок / РИА Новости

ПЬЕМ ТОЛЬКО ВОДУ

– Что для тебя твой дом, квартира? Ты выросла в богемной семье, а это – постоянные гости, тусовки. У тебя то же самое происходит?

– Вот поэтому у меня дома вообще нет ни гостей, ни тусовок (смеется). Этот бесконечный праздник, который всегда с тобой, утомил. У нас дача рядом с мамой, на участке два дома – наш и ее. У мамы тусовка нон-стоп. Как я росла в этом стиле, так все и продолжается в том же виде: бесконечные тусовки, застолья – художники (смеется). Приходят гости, соседи, приезжают друзья из Москвы. Смотрят картины, выпивают, поют под гитару. Полный набор, который я продолжаю наблюдать. Поэтому, видимо, для меня дом является каким-то, ну не сакральным, прости господи, но местом, где бывает очень мало людей. Например, парень, с которым я встречаюсь на данный момент жизни, одна-две близкие подруги, и то крайне редко. Нет такого, чтобы ко мне приходили гости, мы бух… пили чай, кино смотрели. Мне важно, чтобы было тихо, чисто и красиво. Вокруг мегаполис, я постоянно куда-то езжу. Почти каждую неделю играю в разных городах, как диджей. Проводятся светские мероприятия, работа, бесконечные чаты, соцсети - мне достаточно общения. Я прихожу домой, и мне нравится тишина. У меня телевизора даже нет. Я тихонько отдыхаю в своем мире, в своем режиме.

– И на своей подмосковной даче отдыхаешь?

– Лета почти не было. Когда холодно, на даче вообще нечего делать. А так мы все время проводим вместе с Сеней. Потому что он тоже не особенно любит тусоваться с бабушкиными друзьями. Правда, нам делать там нечего, мы же не пьем (смеется). Поздоровались, посидели за столом немного... Ведь застолье предполагает общий настрой. А так чего сидеть-то? Поэтому мы просыпаемся, иногда забиваем на зарядку, когда маме хочется поспать, завтракаем. Для меня важно, чтобы все было симпатично обставлено: вкусные тосты, бутербродики, нож, вилка, все, как полагается (смеется). Потом мы идем на пляж на прекрасную реку Оку. Пляж заброшенный, потому что с таким количеством тату, как у меня, за городом достаточно сложно. 151-й километр от Москвы. А тут такое чудо выходит! Люди не очень понимают. Так что предпочитаем места, где никого нет. Совершенно чудесно проводим время на пляже. Пьем воду, едим ягоды, купленные у бабушек. Потом идем домой. Обедаем. Иногда у бабушки, у которой всегда есть что-нибудь вкусненькое. А вечером можем пойти погулять на вторую речку – Тарусу. Вообще Таруса – очень живописное место. Оно пронизано культурным наследием. Там дома Паустовского, Цветаевой, Рихтера, Бакста, Пастернака – кого там только нет... Все, как полагается, – русская интеллигенция. Погуляем, а затем приходим домой и ложимся спать в девять-десять. Я же на отдыхе!

0
614
читайте также
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
голосование
Хотели бы вернуться в школу?
вверх