Подмосковные сказки Роу, или как режиссер в области «Морозко» снимал

19:35, 13 января 2016

В ночь на 14 января россияне традиционно сядут за праздничный стол, чтобы встретить старый Новый год. И, конечно же, не обойдется без полюбившихся не одному поколению зрителей новогодних фильмов. Мало кто знает, что главный киносказочник страны режиссер Александр Роу снимал большинство своих картин в Подмосковье. А в массовых сценах таких фильмов, как «Морозко», «Варвара-краса, длинная коса» и «Финист – ясный сокол», занимал местную детвору из деревни Гигирево Одинцовского района. Повзрослевшие «актеры» поделились с «Подмосковье сегодня» своими воспоминаниями о киношном детстве.

Осторожно: медведь в деревне!

Сегодня деревня Гигирево совсем не та, что в 60-х. Там, где раньше были ромашковые поля и стояли декорации замков к сказкам Роу, теперь разбиты участки под постройку коттеджей и дач. Даже вдоль «Обрыва любви», послужившего в свое время заставой для воеводы из фильма «Финист», стали строить забор. А тогда, в 60-х, здесь плыли вдоль Москвы-реки старинные ладьи. Берег был огорожен зубчатыми кольями. Здесь же Настенька из сказки «Морозко» (Наталья Седых) говорила, довязывая чулок для своей сводной сестры: «Пожалей меня, Зорька ясная! Дай кончить вязание, не то будет мне наказание».

В сказках Роу снималась вся округа – от мала до велика. Приезжали даже из соседних деревень. Для детей это был настоящий праздник да еще возможность заработать. На время съемок Гигирево преображалось в настоящее кинопроизводство. Дома местных жителей превращались в гримерки, костюмерные, технические цеха, мини-гостиницы для актеров. И даже в зверинцы, где содержали дрессированных животных.

Дама в атласном сарафане

По воспоминаниям Елены Серенко, сам Роу всегда бережно относился не только к известным актерам, но и к простой детворе. На съемочной площадке у него был идеальный порядок. Он с легкостью разводил массовые сцены, в которых были задействованы по 100 и более человек. Часто подготовка к съемкам длилась дольше, чем сам процесс. Александр Роу всегда старался работать с одной командой. Администраторы, ассистенты, операторы, гримеры, актеры – все были ему близкими людьми.

Местные жители всегда с нетерпением ждали приезда съемочной группы. Даже сегодня, спустя почти полвека, Елена с легкостью узнает себя в фильмах Роу.

– В девятом классе мы снимались в фильме «Финист – ясный сокол». Там есть эпизод, где герои Вицина с Хитяевой едут на ярмарку. И останавливаются в лесу. Мы, детвора, играли в этой сцене нечисть на праздник Ивана Купалы. Ребятам надели маски из бересты, а девочек пожалели – уж больно маски клеем воняли. А так как я была дама не худенькая, то мне выдали атласный сарафан. По сюжету герои на возу прячутся, а мы мимо пробегаем вереницей. И вот эта крупная дама среди нечисти – я!

Большой дядя в полосатой пижаме

С каждым из столичных актеров, снимавшихся в сказках Роу, у гигиревских связаны свои особые воспоминания. К примеру, Алексей Смирнов, сыгравший в картине «Огонь, вода и… медные трубы», запомнился своей добротой и открытостью.

Сам Александр Роу выходил к съемочной группе в неизменной полосатой пижаме. Большой толстый дяденька, всегда открытый и излучающий энергию, – именно таким он запомнился жителям деревни. Однако, несмотря на все это, на съемочной площадке он умел проявить характер.

– Помните знаменитую сцену из «Варвары», где Чудо-юдо кричит из колодца: «Должок!», – делится воспоминаниями Елена. – У нас в лесу был сделан колодец, в него налили воды, елки паутиной обвешали. И там есть сцена, где Варвара убегает на осле с горки. А актриса Татьяна Клюева все время с него падала. На очередном дубле Роу не выдержал и вскричал: «Ну что вы такая неумеха, с горки съехать не можете?!» А Клюева как психанет: «Знаете что, попробуйте сами в узком сарафане, да еще боком сидеть на этом осле!»

Главная Баба-яга отечественного кинематографа Георгий Милляр в жизни был очень милым и воспитанным человеком, отмечает Елена. Знал поименно всю детвору. Даже, когда шел по деревне без грима, мог такую рожицу скривить, что девчонки разбегались в разные стороны с криками – чудо-юдо идет!

О памяти и бутафории

Костюмы к каждой картине Роу шили новые и выдавали актерам массовых сцен на весь период съемок. Для каждой сказки изготавливали эксклюзивные декорации и реквизит. А после съемок дарили его местным жителям в знак благодарности. По слова Елены, ее родственникам достались целые царские хоромы. До недавнего времени они хранились в доме, стоящем рядом с тем самым «Обрывом любви», где Роу снимал основные сцены своих сказок. У кого-то из местных появился в хозяйстве царский трон из «Финиста», а кто-то «сушил» в сарае пенопластовые грибы, искусственные цветы и другую «нечистую» бутафорию.

Сегодня от декораций ничего не осталось. За ненадобностью их попросту выкинули. Какие-то детали разрушило время. Сохранилось главное – воспоминания о сказочнике Роу. И сейчас местные жители с легкостью покажут вам то место в лесу, где стоял волшебный колодец. До сих пор еще виднеется среди пятиэтажек овраг, в котором собирались Баба-яга с разбойниками. И сегодня еще можно полюбоваться «Обрывом любви», вдоль которого плыли старинные ладьи и плясали дрессированные медведи. И где развлекал гигиревскую детвору главный киносказочник страны – Александр Роу.

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх