личный кабинет
Мобильные приложения
23 октября 2018 19:02:09
Культура

В Подмосковье может появиться музей фортепиано

19:17, 10 августа 2015

Фортепианный мастер и настройщик Алексей Ставицкий в Опалихе близ Красногорска собрал в своей мастерской более 60 пианино и роялей XIX – XX веков. Мечтает выставить собранные раритеты в специально созданном музее. Такого, кстати, в России пока нет. Коллекция Ставицкого может стать его основой, а со временем развиться в центр фортепианной культуры и исторической реставрации. Корреспондент «Подмосковье сегодня» выяснил, как можно открыть музей и интересен ли он будет аудитории.

Мечта мастера

По образованию Алексей Ставицкий – флейтист. По профессии – настройщик фортепиано и реставратор. Работает настройщиком 30 лет. Настраивал рояли для концертов выдающихся отечественных пианистов и дирижеров Дениса Мацуева и Владимира Спивакова, четырех лауреатов первой премии фортепианного конкурса имени П.И. Чайковского и многих других. Работал и на выступлениях европейских звезд в Москве.

А по духу он – подвижник: уже лет 25 собирает и реставрирует старинные пианино и рояли как отечественных дореволюционных производителей из Москвы и Петербурга, так и европейских и американских фирм. Алексей мечтает создать общедоступный музей фортепиано. И не в столице, а в провинции.

В музее посетители смогут, во-первых, увидеть пианино и рояли разных эпох. Я и раньше смутно подозревала, что рояль - не обязательно черный треугольный ящик. Есть инструменты дивной красоты. Но в музыке главное все-таки не декор, а звук. Поэтому в мечте Ставицкого все инструменты в музее будут отреставрированы. И посетители смогут услышать их голоса.

Инструменты разных эпох звучат по-разному. И эти голоса очень отличаются от обобщенного голоса современного мощного рояля.

Алексей объяснил, что Людвиг ван Бетховен писал музыку не в расчете на современный концертный рояль, а на инструменты венских мастеров. Эту разницу трудно представить, но легко услышать на концерте, где музыку XIX века исполняют на инструменте этого же времени. Такие концерты Алексей мечтает устраивать в будущем музее. А отдельных энтузиастов фортепианного дела Ставицкий готов учить реставрации фортепиано бесплатно.

- Меня учили бесплатно, и я денег брать не могу, - говорит он в интервью «Подмосковье сегодня».

Любовь к фортепиано

Музыкой Ставицкий увлекся в детстве.

– Это было, как удар молнии лет в 10. Ближайшую подругу детских лет и одноклассницу Марианну Чудинову, внучку одного из основателей коммунистической партии Бразилии Оттавио Брандао, родители отдали в музыкальную школу. Она и меня погрузила в этот мир музыки. И я тоже начал заниматься, но поздно для пианиста. Года два у меня не было инструмента. Мне мама купила потом разрушенный «Циммерман». Это был отечественный инструмент с чудесным, хрустальным звуком. Я его два года ремонтировал. Продал, к сожалению, в голодные годы,- вспоминает мастер.

Позже Алексей поступил в училище при Московской консерватории и стал учиться игре на флейте. В училище был кружок обучения настройки фортепиано.

- И я сразу пошел в этот кружок, потому что я больше всего любил фортепиано. Но понял это только потом. Меня там учил бесплатно чудесный, добрейший человек Александр Яковлевич Ложкин, - поясняет Ставицкий.

Склад сокровищ

В доме и мастерской Алексея в Опалихе находится большая часть его коллекции роялей и пианино. Часть хранится у друзей. Всего в коллекции чуть больше 60 инструментов. Самый старый – рояль петербургской фирмы «Шредер», изготовленный в 1840-е годы.

Чтобы все они поместились в небольшой мастерской и доме, где живет и семья мастера, нужно ноги роялю отвинтить и поставить его на бок. Когда вы видите ряды роялей на боку, то понимаете, что попали в особый мир. В нем инструменты имеют имена – фамилии фабрикантов, а многие и презанимательные истории.

Вот, например, рояль фирмы «Стейнвей» 1872 года, который снимали в фильме «Волга-Волга». На нем же в фильме «Композитор Глинка» играл Святослав Рихтер в роли Ференца Листа. Исполнял «Марш Черномора».

- Это чудовищной красоты рояль, сделанный по американской моде. Полностью ручная работа. У него украли ноги, крышку и пюпитр, разбабахали механику, - рассказывает Алексей.

В цветном фильме о композиторе Глинке рояль предстает во всей красе. И видно, что мастер не преувеличивает. Что касается звука - Рихтер не играл на плохих роялях. Ставицкий мечтает отреставрировать этот инструмент.

За «Стейнвеем» стоит концертный «Бехштейн». Он прежде был в легендарном Доме на набережной в Москве. По всей вероятности, в 1938 - 1939 годах, во время подготовки и заключения пакта Молотова-Риббентропа, Гитлер подарил его Сталину.

Вот рояль французской фирмы «Плейель». Это была любимая фирма Фредерика Шопена. Музею музыкальной культуры имени М.И. Глинки рояль не подошел, а Ставицкий его привел в рабочее состояние.

Здесь же стоит, как положено, на трех черных ногах рояль «Красный Октябрь» советского производства.

- В этом рояле вместе с одним из лучших гитарных мастеров России Тимофеем Ткачем мы настраивали деку. Я это сделал, чтобы показать, насколько сильны были отечественные инженерные разработки, - рассказывает Ставицкий.

После реставрации этот инструмент уже выступил на 15 концертах в различных залах. В том числе отыграл в 2014 году 23-часовой марафон возле памятника Чайковскому у Московской консерватории в честь 70-летнего юбилея знаменитого пианиста и профессора консерватории Алексея Любимова.

За ним стоит рояль знаменитого скрипача Давида Ойстраха, глубже прячется инструмент, по всей вероятности, принадлежавший композитору Модесту Петровичу Мусорскому. Еще глубже – редчайший рояль фирмы «Лихтенталь». Они делали очень красивые инструменты. Это любимая фирма Ференца Листа.

Служители культа

Собирать рояли и пианино – это редкое увлечение. И появилось оно в России сравнительно недавно. Алексей говорит, что в Москве он был третьим, кто этим увлекся.

Первым российским собирателем роялей был народный артист России, декан факультета исторического и современного исполнительского искусства в консерватории имени П.И. Чайковского, профессор Алексей Любимов. Затем в этот орден вступил его ученик Петр Айду, почти одновременно с ним и Алексей.

Ставицкий объяснил, что восстанавливать и коллекционировать старинные инструменты в Европе начали на рубеже XIX - XX веков, затем в начале XX века в США. Это произошло потому, что появился интерес к максимально точному воссозданию звучания музыки любой эпохи – Ренессанса, барокко, классицизма, когда не было никакой звукозаписи. В идеале следует исполнять музыку на инструментах ее времени или их точных копиях. Это называется аутентизм.

Мы никогда не услышим, как звучал голос, допустим, Пушкина, как он острил, смеялся, декламировал. А вот услышать музыку такую же точно, как он, можно благодаря аутентичному исполнению. Это можно представить себе как звуковую машину времени.

Для такого путешествия нужны старинные инструменты. Потому европейцы перестали выкидывать старые фортепиано, стали реставрировать и даже принялись делать современные копии. В конце 1990-х годов увлечение аутентичным звуком дошло и до России. Профессор Любимов говорит, что «старинная музыка, классика, романтизм, авангард – как разные языки». И музыканту следует быть полиглотом.

Тот самый звук

– Современный концертный «Стейнвей» стоит больше 100 тысяч евро, - объяснил Алексей. А для старинного отреставрированного инструмента хорошей фирмы нет верхнего предела на аукционах. Это как старые кремонские скрипки, понимаете? – подчеркивает Ставицкий.

Николло Паганини завещал свою скрипку работы кремонского мастера Гварнери дель Джезу родному городу Генуе на вечное хранение. У этой скрипки и имя есть - «Пушка». Ненавязчиво намекает на силу звука. Ее хранят в муниципалитете, застраховав на три миллиона евро. Время от времени скрипка гастролирует. Приезжала на 300-летие Петербурга.

Тот, кто прижимает скрипку к себе, звук слышит всем телом. Поэтому великие скрипачи, те, кто может выбирать на чем играть, предпочитают старые скрипки. А критики пишут о магии и тайнах кремонской скрипичной школы или даже о нечистой силе - у кого на что хватает воображения.

Вернуть голос

Инструменты попадают к Ставицкому по-разному. Кто-то даром отдает старый ненужный инструмент, кто-то продает за символические деньги.

- На реставрацию инструмента нужно от нескольких месяцев до года. Обычно над каждым инструментом работает два-три человека, - объяснил Алексей.

Восстановление звука – это самая дорогая и сложная часть работы реставрации. Без восстановления механики и настройки фортепиано превращается в немые дрова.

Алексей объяснил, что часто современные пианисты не ценят старых инструментов. Причина в том, что они никогда не слышали их подлинных голосов. А слышали только расстроенное дребезжание неотремонтированных фортепиано. Реабилитировать старые инструменты, вернув им голоса, позволит создание музея фортепиано.

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх