Иван Советников: Подмосковному лесу в ближайшее время эпидемии не угрожают

Экология
   

В лесах и городских парках Подмосковья в этом году посажено 20 млн новых деревьев. Внести свой вклад в экологию становится все проще, а чтобы ощутить эффект – не надо ждать 20 лет. «Сеянцы уже «работают», – утверждает председатель Комитета лесного хозяйства Московской области Иван Советников. О том, сколько леса должно быть в Подмосковье, кто атакует лесные массивы, нужен ли региону «зеленый щит», корреспондент «Подмосковье сегодня» побеседовал с главой Комлесхоза.

– Иван Васильевич, Год экологии заканчивается. Какими результатами вы гордитесь?

– Самый главный итог – в этом году мы восстановили лес на территории в два раза большей, чем вырубили. 3100 га составила площадь санитарных рубок, 6200 га – лесовосстановления. Также в этом году мы привлекли рекордное количество людей на наши акции «Лес Победы» и «Посади свое дерево» – всего 462 тыс. человек. Каждый из них посадил свое дерево, и это очень важно не только в лесовосстановительном плане, но и в воспитательном: есть надежда, что эти люди уже не кинут в лесу мусор или окурок, не срубят незаконно елочку. На следующий год мы планируем сделать акции еще более массовыми и интересными. Где сажать деревья: в лесу или в городских парках – совершенно не принципиально, главное, чтобы люди смогли принять в этом участие.

– На портале «Добродел» в этом году проводилось голосование по местам уборки от захламленности в лесах. Удалось справиться с этой проблемой?

– Уборка леса от захламленности – тема для нас традиционно больная. Впервые в этом году жители области смогли подсказать самые больные точки. 50 определенных ими участков мы уже расчистили. Уборка эта предусматривает удаление упавших сучьев, сухостойных и больных деревьев и кустарников. Здоровый подрост и кустарники выдирать и прореживать нельзя, потому что они играют важную роль в лесной экосистеме, создают необходимую влажность и освещенность. Если их вырубить, то, скорее всего, усохнут и большие деревья.

Кирилл Искольдский

– Через сколько лет посаженные в этом году сеянцы «заработают» в полную силу?

– А они уже «работают», насыщают воздух кислородом. Причем молодое дерево поглощает углерода намного больше, чем спелое. Лес любого возраста выполняет важную биологическую функцию. Он, как и человеческое общество, если будет населен одними младенцами или одними стариками, неминуемо погибнет. Сильное общество состоит из людей разных национальностей, возрастов и полов. Так же и лес – разновозрастной и смешанный – лучше противостоит всем напастям и устойчив к болезням.

– Помимо короеда нашим лесам больше никто не угрожает?

– Безусловно, в наших лесах обитают вредители. Однако их численность находится в пределах естественных показателей. Дубравы юга несколько лет подряд повреждала зеленая дубовая листовертка. Среди традиционных болезней лесов можно выделить ложный осиновый трутовик, вызывающий гниль осины, в ельниках и сосняках распространена корневая губка. Не так давно, например, ясеневая изумрудная узкотелая златка, которая была завезена в страну с посадочным материалом, уничтожила всю натуральную популяцию ясеня сначала в Москве, а потом и в городах Подмосковья. На сегодняшний день санитарная обстановка в лесах региона спокойная. Мы ведем постоянный надзор и в ближайшие годы не предвидим вспышек ни по вредителям, ни по болезням.

– Сколько леса должно быть в Подмосковье, чтобы компенсировать антропогенное воздействие мегаполиса?

– Смотря какое антропогенное воздействие, оно ведь очень разное… Шум, например, снимает даже 100 м леса. С ветровой и пылевой нагрузкой справляется лесополоса в 20 м. Радиационную нагрузку лес вообще не снимает. Выхлопные газы компенсировать, конечно, сложнее всего. Но СО2 поглощает ведь не только лес, но и водные массивы, болота. Некоторые ученые говорят, что океаны играют даже более важную роль в генерации кислорода, чем лесные массивы. Тут, мне кажется, нужно акцентировать внимание на другом. В лесах Московской области должна сохраняться устойчивая экосистема, и она должна быть комфортна для людей. Чтобы рос не лес ради леса, но и лес ради людей.

Николай Корешков

– Большая дискуссия уже не первый год ведется по поводу создания «зеленого щита» вокруг Москвы. Что вы по этому поводу думаете?

– Я полностью поддерживаю эту идею. Нужно только соблюсти баланс между развитием и экологией. Все ведь хотят жить и в экологически чистой среде, и в комфорте: с развитой инфраструктурой, дорогами, газом. Наша задача – найти этот баланс. Вопрос до сих пор обсуждается, размер «щита» пока тоже не утвержден. Но это не означает, что на его территории будут запрещены все виды рубок. Никто из специалистов не выступает за полный отказ от санитарных мероприятий, ведь они необходимы лесу, как операция человеку. Да, леса самовосстанавливаются, через несколько десятков лет они преобразуются без всяких человеческих усилий. Если на мгновение представить, что все люди возьмут и исчезнут из Москвы, поверьте мне, через 20–30 лет там вырастут шикарные непроходимые леса, деревья прорастут даже через асфальт. Но вернемся к реалиям. А они таковы, что людям не очень-то приятно смотреть на ветровалы и ждать, пока они сами восстановятся. Лес Московской области очень сегментирован и испытывает колоссальную антропогенную нагрузку. В таких условиях для восстановления требуется больше времени.

– В этом году вышел закон о так называемой лесной амнистии. В Подмосковье уже успел кто-то им воспользоваться?

– Это не совсем верное определение закона. Амнистия – это прощение. Но мы-то никого не прощаем. Закон лишь снимает разногласия по двум видам реестров: лесному и госреестру недвижимости. В них было много ошибок, они пересекались. Раньше отстаивать свое право на спорный кусочек земли гражданам можно было только через суд, сейчас закон четко обозначил, кто и в каких случаях прав. Наша задача – до 2023 года эти два реестра привести в согласие. Да, есть сложности, закон непростой, но мы работаем. Десяткам бизнесменов и граждан он уже помог. Через наш Комитет и Росреестр они узаконивают свои права в течение месяца, а суды могли длиться годами.

Автор:
вверх