Константин Косенков: «Моя мечта – воссоздание рая на территории малой родины»

12:47, 23 декабря 2020

Константин Косенков – председатель Комиссии по возрождению культурного наследия, архитектурному облику городов, культуре и развитию народных промыслов Общественной Палаты городского округа Истра. Свою работу Константин связывает с «суперкоммуникацией» и определяет термином «иеротопия» – создание священного пространства. Говоря о многочисленных проектах – реализуемых и уже реализованных – коснулись нескольких из них, связанных с ценными историческими объектами в городском округе Истра: комплексом зданий уникальной суконной фабрики в Павловской Слободе, земской школы А.Т. Карповой в Филатове, усадьбы Глебово-Брусилово и некоторых других.

– Константин, чем вы сейчас занимаетесь, какие проекты наиболее актуальны?

– Я занимаюсь системным развитием городского округа Истра в части сохранения и популяризации культурного наследия, а также в области событийного туризма. В моей деятельности переплетаются две темы – культурное наследие и культура. Это включает в себя огромное количество подвидов работы, поэтому я затрудняюсь сказать, какие темы наиболее острые – они все острые и важные. Есть малое сообщество – городской округ Истра, которое сформировалось как система горизонтальных связей. На территории округа есть объекты, которые со стороны кажутся локальными и малозначительными, но могут быть в то же время значимыми для малого сообщества или даже для одного человека. Это могут быть сельская церковь, парк, военный мемориал, ландшафт. Моя работа – это переплетение коммуникации и необходимости поддерживать, обеспечивать уход за ценными объектами.

Процесс этот бесконечный. Утром, например, я выявляю объект культурного наследия, днем организую ремонт военно-мемориальных объектов или поиск неучтенных захоронений солдат, затем согласовываю ремонтно-реставрационные документы, к вечеру проверяю, как происходит благоустройство двора или парка, а ночью – пишу книгу. Иными словами, я – человек-оркестр.

Комплекс братских могил вблизи СНТ «Астра»

– Эта работа нацелена на развитие туризма в городском округе Истра?

– Работа направлена на создание сбалансированной историко-культурной среды, которая служит важной социальной цели – комфорту и благополучию нашего населения. Туризм важен, эта одна из форм экономики, но у нас есть местные жители, выросшие в населенных пунктах, которые исторически создавались и развивались по-разному. Например, Дедовск – это город с коллективистским менталитетом, поскольку он возник при ткацко-прядильной мануфактуре, на которой работало значительное число дедовчан. Ядро города, к счастью, не разрушенное войной, и сегодня продолжает влиять на жизнь людей с точки зрения памяти места и привычных социальных связей. А Истра была разрушена во время войны, она до сих пор переживает кризис идентичности. С Воскресенским Ново-Иерусалимским монастырем местные жителя себя не ассоциируют, с наукоградом, которым хотели сделать Истру в советское время, в основном, к сожалению, тоже.

В субурбии нельзя выделить главное или второстепенное. Городской округ – это единое административное пространство, которое состоит из локальных сообществ. Задача суперкоммуникатора помогать локальным сообществам поддерживать идентичность через культуру, наследие, благоустройство… И здесь, возвращаясь к вашему вопросу, мне сложно сказать, что важнее.

– То есть вы – суперкоммуникатор?

– Да, можно так сказать, потому что 90 процентов моего времени уходит на общение с людьми. В городском округе Истра мало профильных специалистов, которые могли бы не интуитивно, а в силу образования разбираться в экономике культурного наследия, историко-культурном ландшафте, иеротопосе, психологии малых групп. Точнее, их не столько мало, сколько они разобщены. Благоустройство – это не качели во дворе поставить, а огромная работа, которая связана с постоянной обратной связью с населением. Благоустройство – это всегда учет самобытности и потребностей самых разных людей – от одного человека до коллектива: двора, предприятия, поселка или города. Подобная работа целиком строится на коммуникации.

Чувствуется нехватка качественного образования для подготовки такого рода специалистов. В советское время гуманитарные и естественные науки в академическом высшем образовании часто развивались параллельно и переплетались. Сейчас ситуация иная: мало учебных заведений, где управленцы могут обучиться навыкам, о которых я говорил.

Лестничная башня казарм Дедовской мануфактуры

– А где вы сами приобрели эти навыки?

– Я профессиональный работник культуры и кроме того продолжатель династии. В современном мире и в России в том числе тема династий, к сожалению, не развивается. А ведь фамилия являлась способом реализации мастерства. В исторической перспективе фамилия развертывается в династию, а ее члены овладевают уникальными навыками и передают их друг другу.

Один из моих дедушек с послевоенных времен до перестройки был министром культуры Кабардино-Балкарской АССР. Одна из бабушек стояла у истоков бальнеологического курорта Нальчик в том виде, в котором его узнали в советские годы. Мои родители – музыкальные педагоги и хорошие организаторы. Папа в составе коллектива музыкальных просветителей стоял у истоков создания всей системы музыкальных школ в городском округе Истра (в то время Истринский муниципальный район). Навыки передались мне через семью. Большой объем информации трансформировался в то, чем я занимаюсь. У меня не было поисков себя, а возникла естественная потребность заниматься темами культуры и культурного наследия.

– С какого проекта вы начали эту деятельность?

– С последних курсов университета (я учился на филолога) пробовал делать концерты. С течением времени я подумал, что хотя это интересно как манифестация мысли или энергии, но не долговечно. Я перешел на камни, ландшафт, то есть на объекты, которые меня однозначно переживут. До сих пор я совмещаю обе эти деятельности. С одной стороны, я развиваю событийный туризм, организую большие джазовые фестивали в Дедовске и в Истре, уделяю значительное внимание деятельности в области музыкальной организации в Москве. Одновременно с этим сохраняю, выявляю, реставрирую разные виды объектов культурного наследия – памятники, ансамбли, поддерживаю достопримечательные места, ремонтирую военно-мемориальные объекты.

К этой деятельности присоединяются люди, которые переживают кризис идентичности, или те, которые с радостью осваивают новые формы реализации. Форм много: помощь больным детям или адресная помощь пожилым людям, преподавательская деятельность, волонтерство или восстановление объектов культурного наследия. Неравнодушные люди откликаются на мой творческий запрос. Творчеством занимаются не только писатели или художники. Хороший пекарь или врач тоже творец, если делает работу на совесть. Цель жизни  всегда за границей физического существования – и вся жизнь становится ступенями к несусветной цели. Постоянная реализация идентичности – это счастье.

Усадьба Огниково-Покровское

– Какие самые удачные ваши проекты вы могли бы назвать ?

– Отмечу проекты, связанные с памятью о войне. За последний год я привлек несколько миллионов рублей на выявление и ремонтно-реставрационные работы военно-мемориальных объектов культурного наследия в городском округе Истра. Работа включала в себя увековечение памяти малоизвестных героев войны, ремонт и реставрацию существующих мемориалов, придание статуса объекта культурного наследия тем, у кого его не было.

Важная часть работы – это проектирование зон охраны нескольких важных для нашего округа объектов культурного наследия. Когда создаются зоны охраны, это не значит, что появляется запрет на строительство зданий. Цель в другом – чтобы рукотворные и природные комплексы, связанные с определенными историческими эпохами, сохранить так, как в музее хранятся ценные иконы или картины. У людей должен быть доступ к таким объектам.

– В каком состоянии сейчас находятся здания бывшей Павловской суконной фабрики?

В городском округе Истра есть целый ряд таких ценных памятников, например, усадьбы Ламишино, Огниково-Покровское, Глебово-Брусилово, Покровское-Рубцово, Никольское-Сверчково. Много лет ведется проект по сохранению комплекса выявленных объектов культурного наследия, равного которому нет в Московской области. Речь идет об исторических зданиях некогда самой крупной суконной фабрике Европы в Павловской Слободе.

– На данный момент совместно с крупнейшими профильными высшими учебными заведениями готовятся проекты реставрации фабрики с приспособлением к современному использованию каждого здания. Такие проекты уже частично сделаны. Территория охраняется от мародеров, ведутся работы, связанные с кадастром и иными вопросами земельно-имущественного характера. Пока не могу назвать имен, но уже найдены несколько вероятных инвесторов на эту территорию.

Здание прессовой бывшей суконной фабрики графа Ягужинского

Суконная фабрика – это город в городе. Павловская Слобода долгие годы была лишена важных инфраструктурных объектов. Как раз они смогут разместиться в исторических зданиях фабрики после реставрации: медицинский центр, аптека, храм, музей, школа, магазин, пожарная часть. На территории фабрики раньше действовала домовая церковь, и мы решаем вопрос о передаче ее приходу церкви Благовещения Пресвятой Богородицы. При моем участии был сформирован земельный участок для строительства муниципальной школы рядом с фабрикой. Будет решаться вопрос об архитектурном облике этого здания, которое должно соответствовать исторической застройке. Одно из зданий, перестроенных в период размещения на фабрике гренадерских казарм, можно использовать по первоначальному назначению в качестве торговой галереи.

Предыдущий руководитель округа, находящийся в международном розыске, вместе со своими коллегами сначала предлагал снести исторические здания или перестроить их на свой вкус, затем пытался представить территорию в виде комплекса из исторических зданий и многоэтажных многоквартирных домов, что запрещено правилами землепользования и застройки и не предусмотрено генеральным планом округа. К тому же все градостроительные инициативы бывший Глава предлагал реализовывать в первом поясе зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения. Концепция с красивыми картинками не имеет отношения ни к научной реставрации, ни к соблюдению законодательства, ни к пожеланиям населения.

На территории фабрики, ставшей гренадерскими казармами в XIX веке и воинской частью во второй половине XX века, работало подчас не меньше тысячи человек. Сейчас ученые начали разрабатывать статус Павловской Слободы в качестве исторического поселения. Сохранилась видовая панорама села со стороны реки, сформированная стадионом, школой, православной гимназией, храмом и комплексом зданий бывшей суконной фабрики. Также сохранились планировка улиц и значительное количество зданий с хорошими эксплуатационными характеристиками, имеющих признаки объектов культурного наследия. Полностью готов и проходит финальную стадию согласования на самом высоком уровне проект зон охраны церкви Благовещения Пресвятой Богородицы.

Многое было сделано как для Павловской Слободы, так и для Истры и Дедовска с точки зрения охраны историко-культурного наследия и с точки зрения градостроительного территориального планирования. Были приняты неплохие правила землепользования и застройки городского округа Истра. Я активно участвовал в формировании замечаний и предложений к этому важному документу, и большая часть из них была учтена. Около полусотни новых предложений сейчас готовятся, например, для правильного отображения территориальных зон парков с объектами культурного наследия в их составе делаются схемы, межевые планы.

Я инициировал и передал в Совет депутатов округа положение об установке памятников (памятных знаков) и монументов на территории городского округа Истра. Документ был утвержден. Он определяет порядок увековечения лиц и событий, значимых для территории городского округа. Первым памятным знаком, установленным по новому положению, стала мемориальная доска в честь основателя и первого директора Дедовского Дома культуры. Готовится к реализации военно-мемориальный объект в память о погибших жителях деревни Зеленково. В деревне Котерево администрация округа выделила участок под реализацию памятника подвигу медицинских сестер, погибших в годы Великой Отечественной войны, — высокой колонны на искусственном холме.

– У вас есть проекты, которые вышли за рамки городского округа Истра?

– Да, есть проекты и международные. Например, проект увековечения памяти генерала А. А. Брусилова, брату которого принадлежала подмосковная усадьба Глебово-Брусилово. В рамках проекта вместе с моим другом, скульптором, жителем городского округа Истра Денисом Петровым мы поставили памятник полководцу. Были установлены границы территории объекта культурного наследия, памятник истории и культуры включили в единый государственный реестр. Благодаря Министерству обороны в парке «Патриот» была проведена реконструкция «Брусиловского прорыва» 1916 года – знаменитой военной операции Первой мировой, прославившей имя генерала.

– Неподалеку от Глебово-Брусилово, насколько мне известно, находится усадьба Филатово. Были планы по восстановлению усадьбы. Что с ней сегодня?

– Здесь часто возникает путаница. Усадьба Филатово возникла возле храма Рождества Христова, неподалеку от которого находится дом-музей священномученика Алексия Смирнова. Одноэтажное усадебное здание расположено за забором пионерского лагеря. То же, что часто называют «усадьбой Филатово» – это на самом деле земская школа А. Т. Карповой (Морозовой). Когда в 1970-е годы составляли паспорт объекта культурного наследия, по ошибке школу назвали усадьбой. Я планирую направить письмо в Главное управление культурного наследия Московской области, чтобы дали правильное название памятнику.

Судьба земской школы в Филатово пока плачевна, потому что местный житель В. Б. Калюжный не смог реализовать инвестиционный проект по программе «рубль за метр». Проблема возникла в том, что здания школы находились в собственности Московской области, а земельные участки, включая парк, долгое время принадлежали Глебовскому птицеводческому объединению (ГПО). Бывшие паевые земли нынешнее руководство ГПО держало для валовой капитализации. Они не использовали землю, но активы придавали ГПО больший статус, повышали значимость на рынке. По этой причине множество участков в окрестностях Глебовского, Филатова, Глебова, Чанова ГПО не отдавало, при этом само не использовало.

Земская школа в Филатово. Фото Вадима Разумова

В 2018 году в городском округе Истра проводились тренировки сборных в рамках чемпионата мира по футболу. В Глебовском тренировались французы, в Дедовске – бельгийцы. Благодаря этому удалось запустить процесс передачи неиспользуемых земель муниципалитету – городскому округу Истра. Относительно некоторых участков ситуация реализовалась удачно, ГПО сдало их без боя, они уже введены в оборот и используются. А вот за участок в Филатово, на котором расположена земская школа и парк, до сих пор идет судебная битва, так как земли историко-культурного назначения не могут использоваться иначе, как для соответствующей деятельности, а восстанавливать объекты культурного наследия ГПО не хочет.

Рано или поздно произойдет возвращение земель, но здания продолжают разрушаться. Мы имели все возможности восстановить этот объект уже давно, если бы не эти горе-предприниматели. Тем не менее, шансы на восстановление земской школы есть, но этим будет заниматься не Владимир Богданович Калюжный, а неизвестный пока новый инвестор.

– Здания земской школы до сих пор в аварийном состоянии?

– Флигель сохранился, а основное здание фактически превратилось в руины. Остались две боковые стены и одна колонна. Я с этим ничего поделать не могу, к сожалению. С огромным трудом мне удалось начать выводить парк усадьбы Глебово-Брусилово из состава земель ГПО. Таких людей, как руководители Глебовского ПО, надо медленно, но верно брать в юридические клещи, чтобы они сами отдавали земли.

Фото Вадима Разумова

– А в усадьбе Глебово-Брусилово что-то сохранилось? Казанская церковь, насколько я знаю, уцелела и отреставрирована.

– Сохранились храм Иконы Божией Матери «Казанская», парк, баня, система прудов, дом садовника. Все эти объекты были включены в градостроительную структуру села. Мы провели георадарное обследование и обнаружили фундамент несохранившегося главного дома. Он находится на самой высокой точке парка над рекой Маглуша. Можно постепенно его восстановить, но это однозначно проект-долгострой. Много работы с документами уже было произведено, и это позволит теперь пользоваться территорией только по историко-культурному назначению.

План усадьбы Глебово, барский дом в левом нижнем углу, 1892-1917 гг.

– В Глебово и Филатово могут пройти новые туристические маршруты?

– С учетом того, что уже отремонтирована автомобильная дорога через деревню Зенькино из Истры в поселок Глебовский, то в Глебовскую культурно-ландшафтную зону (в нее входят пос. Глебовский, Глебово, Брыково и Филатово) можно напрямую попасть из Нового Иерусалима. Когда починят дорогу от Бужарова в Глебовский, которую удалось забрать у ГПО, появится новый поток гостей из туристических баз и гостиниц на Истринском водохранилище.

 Паломники и сейчас активно посещают Глебовскую культурно-ландшафтную зону. С туристической точки зрения привлекают следующие объекты: музей священномученика Алексия Смирнова и памятник ему на площади в Глебовском, музей боевой и трудовой славы Глебовского, церковь иконы Божией Матери «Казанская» в Глебове, церковь Рождества Христова в Филатове, некрополь семьи Алексия Смирнова на Филатовском кладбище и уже упоминавшаяся нами земская школа с парком в Филатове. Небольшие туристические автобусы теперь достаточно часто можно увидеть в этих краях.

Главный дом усадьбы Глебово-Брусилово. 1920-е годы.

Более активно люди стали ездить и в Павловскую Слободу, где их привлекает  храм Благовещения Пресвятой Богородицы, старинная застройка села, суконная фабрика петровских времен, куда пусть и с ограничениями, но можно попасть. Еще одно привлекательное направление – Дедовск с полностью сохранившимся историческим центром, ансамблем Дедовской бумаго-прядильной мануфактуры и фабричным городком. На день города Дедовска собираются экскурсионные группы по 100 человек.

Центральный ризалит больничного корпуса Дедовской мануфактуры

– Расскажите об археологическом открытии вблизи Онуфриева

– Уникальный некрополь из нескольких десятков белокаменных плит XIV-XV века был случайно найден в лесу у села Онуфриево. Мы пытались выйти на след черных копателей, которые выкинули плиты на лесной поляне, а в итоге открыли некрополь с ценными артефактами: копьями, заржавевшими стрелами, керамикой. Была забавная ситуация: полицейский, который прибыл на место для возбуждения уголовного дела по статье «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия», наступил форменным ботинком на предмет, который никак не отставал от подошвы. Этим предметом оказалась средневековая чаша. Мы два с половиной года исследуем этот некрополь. Специалисты из Института археологии считают, что открытия такого уровня в Московской области не было последние 30-40 лет.

– Константин, в начале интервью вы употребили слово «иеротопос». В каком значении вы его применяете в своей деятельности?

– Иеротопос переводится как священное пространство. В XVI веке свой иеротопос – Русскую Палестину – создавал патриарх Никон для тех, кто не мог в то время посетить Палестину израильскую. Я в этом смысле тоже занимаюсь иеротопией: создаю на малой родине то, что будет воспринято людьми, как нечто хорошее, доброе, как напоминание о рае, где спокойно и безопасно. Для достижения этой цели используется ландшафт, архитектура, социальная коммуникация, музыка. Я сохраняю иллюстрации того измерения – первообраза, созданные природой или трудами, талантами и подвигами людей прошлого. Наверное, можно сказать, что моя мечта – воссоздание рая на территории малой родины. В этом смысл иеротопии, она принимает разные формы и предполагает созидательные действия.

Парк усадьбы Глебово-Брусилово

Патриарх Никон занимался иеротопией, создавая Русскую Палестину, я делаю это в рамках городского округа Истра, перед моими глазами есть и другие примеры не только исторических, но и современных иеротопосов. Вместе с протоиереем Николаем Ельчевым и скульптором Денисом Петровым мы поэтапно воплощаем вблизи храма Иконы Божией Матери «Казанская» на хуторе Ламишино проект тропы, связанной с образами семи смертных грехов и покаяния, вблизи храма и усадьбы. В Павловской Слободе похожим делом гораздо масштабнее занимается протоиерей Владислав Провоторов – в прошлом всемирно известный художник. У него целая программа восстановления церквей и сохранения и воссоздания ценных гражданских сооружений. По его задумке Павловская Слобода должна быть ландшафтной иконой, въездными воротами в Русскую Палестину – Новый Иерусалим.

Эти иллюстрации божественной красоты возникали в видимых формах, показывая то состояние, как если бы не стало сигналов машин, не осталось зрелищ и звона монет, поисков коллективным телом общества опоры для себя. Это как идеальные ноты или краски для послания. Они лишены эмоции, они не сентиментальны, почти бесчувственны, они непонятно зачем. Это как восторг перед пирамидой Хеопса. Например, древняя музыка и древнее искусство построены на сонорных звуках и определенных символических образах – таких, что приводят нас в трепет: шум моря, вой ветра, раскат грома, дождь. Они возвращают нас туда, где человек был простым, свободным и гармоничным, где он был только скромным проводником знания.

Часовня Николая Чудотворца в селе Лучинское. Фото Константина Косенкова

К.Косенков выражает благодарность за предоставленные фотографии Вадиму Разумову

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх