P-75_logotip_gorizont_white

Алексей Пащенко: «Кукуевское кладбище не должно быть предано забвению»

12:28, 20 мая 2020

Алексей Пащенко из Сергиева Посада – энтузиаст, исследующий историю забытого старого кладбища, которое называли Кукуевским (Кокуевским) или Всехсвятским. В советские годы погост закрыли, памятники уничтожили, а на его месте возникла Березовая роща. Около 15 лет Алексей ведет список погребенных на бывшем кладбище, черпая данные из архивов и воспоминаний потомков. Сегодня в этом списке уже 1138 имен, а некоторые старые памятники и могилы даже удалось найти и восстановить. Возвращение памяти о старом Кукуевском кладбище важно не только для истории Сергиева Посада, ведь на этом погосте, кроме местных жителей, погребены уроженцы Москвы и самых разных уголков Подмосковья.

– Алексей, с какого момента вас заинтересовала история исчезнувшего кладбища?

– Этой темой я начал заниматься примерно с 2005 года, когда в одной из книг встретил упоминание неизвестного мне Кукуевского кладбища. Отмечу, что я не коренной житель Сергиева Посада, мы с семьей приехали сюда в 1998 году. И вот весной 2005 года один мой товарищ из числа местных вызвался показать мне место бывшего кладбища. Мы дошли до Березовой рощи, которая тогда напоминала заросли дикого леса, а так как это было весной, то сквозь молодую еще траву отчетливо увидели многочисленные холмики могил. Меня особенно поразило, что эти холмики возвышались стройными рядами. Я невольно задался вопросом: почему за какие-то 30-40 лет люди полностью забыли об этом кладбище?

– Там не было ни одного надгробия или креста?

– Когда я пришел в Березовую рощу в первый раз, не было ни одного целого креста или надгробия: только редкие остатки виднелись кое-где в зарослях. В тот же год я познакомился с настоятелем церкви Всехсвятского подворья (находящегося на месте бывшего кладбища) отцом Сергием, который тоже заинтересовался этой темой. С тех пор я задался целью максимально собрать сведения о людях, похороненных на Кукуевском кладбище.

– А с чего вы начали поиск? Обратились в архивы?

– В Сергиевом Посаде как таковых архивов нет, но есть свой архив в Троице-Сергиевой лавре. Там, в частности, находятся сканы метрических книг за середину и конец XIX века, оригиналы которых хранятся в Москве (РГАДА). Доступ к ним для обычного человека закрыт, но, к счастью, мой друг (его зовут Евгений) в то время как раз писал дипломную работу, связанную с церковной тематикой, поэтому ему разрешили поработать в архиве Лавры. Он смог переснять для меня сканы метрических книг с именами людей, похороненных на Всехсвятском кладбище. Архивные сведения охватывали всего несколько лет (1877 и 1878 годы), но и это было прекрасное начало: я узнал сразу десятки новых фамилий!  Метрическая книга – это, по сути, журнал, где рукой писаря, дьячка или самого священника записано, когда и от чего умер человек, кто его отпевал, и где усопший был похоронен.

На момент, когда Евгений прислал мне сканы, в моем списке было всего лишь несколько имен, но я понимал, что это крохи. Эти первые имена я узнал из краеведческих книг, и, в первую очередь, из книг нашего замечательного местного краеведа Татьяны Николаевны Шпаньковой. Она выпустила серию «Прогулки по родному городу», посвященную улицам и бывшим слободам Сергиева Посада.

Кроме того, я дал объявление в одной из местных газет, и это оказалось очень действенным способом. В течение первой же недели после публикации мне позвонили, наверное, около 10-15 человек. Они рассказывали мне о дедушках и бабушках, похороненных на Кукуевском кладбище, называли фамилии, имена, отчества. Всю эту информацию я добавлял в свой список.

 Мне позвонила, например, одна пожилая женщина и рассказала, что до войны ее семья жила в постройке рядом с Кукуевской церковью. Храм был закрыт в 1938 году, и в его здании в разные годы размещались общежитие, гараж, механические мастерские, филиал трикотажной фабрики «Весна»… Женщина запомнила множество могильных холмов, причем не в самой Березовой роще, а с южной стороны церкви, где сейчас расположена автостоянка.

– То есть территория кладбища выходила за границы современной Березовой рощи?

– Да, историческая территория Кукуевского кладбища – это не только тот участок, который находится в Березовой роще. На самом деле площадь кладбища была больше. Погост состоял из трех частей. Первая часть («монастрыское кладбище») находилась непосредственно в ограде церкви, и хоронили здесь только знатных горожан, монахов и священнослужителей. На второй части кладбища («мирское кладбище») погребали рядовых жителей города Сергиева и уроженцев других мест. Это и есть современная Березовая роща. Была и третья часть – так называемое «безымянное кладбище», которая располагалась на месте современной стоянки перед входом в церковную ограду. Кстати, даже крайние дома Северного тупика (ближайшие дома к церкви) тоже занимают часть безымянного кладбища. Существуют снимки немецкой аэрофотосъемки Загорска 1941 года, на которых отчетливо видна территория, которую изначально занимало кладбище. На снимках хорошо видны контуры и так называемого безымянного участка.

– Почему эту часть называли «безымянной»?

–По сведениям краеведа и специалиста музея Константина Александровича Филимонова, участок называли безымянным, потому что на нем хоронили приезжих лиц (в основном паломников), скончавшихся в благотворительных заведениях монастыря (странноприимной больницы и богаделен). У таких людей на момент смерти не находилось родственников, готовых забрать тело, о них не было никаких сведений. Безымянная часть, естественно, быстрее других была забыта и заброшена.

Есть свидетельства старожилов и об особых участках кладбища: детском и татарском. Например, жительница Гражданского поселка Людмила Сергеевна Пролетарская рассказывала мне, что в Березовой роще ближе к оврагу находился татарский участок. Девочкой она случайно стала свидетелем, как там хоронили человека по мусульманскому обычаю: без гроба, завернутого в ткань и в сидячем положении.

Похороны Марии Павловны Боровягиной в 1912 году. Из архива Виктории Моисеевой

Когда появилась информация о том, что кладбище будут закрывать – это были 1930-е годы – людям предложили перезахоронить родственников на новом городском кладбище в Северном поселке. Часть останков действительно перезахоронили, но процесс длился довольно долго – вплоть до 1960-х годов. По словам старожилов и в 1950-х годах в Березовой роще можно было увидеть, как люди перезахоранивали прах родственников.

– А в какие годы на кладбище были сделаны последние захоронения?

– Видимо, в 1936 году. В последние годы умерших уже хоронили не в отдельную могилу, а только подзахоранивали к кому-то из родственников. В моем списке сейчас 1138 имен, и 1936 год упоминается последним. Причем  официальное постановление о закрытии кладбища вышло в 1935 году, поэтому в последний раз хоронили, по сути, уже после его закрытия.

– В вашем списке уже 1138 имен, а какая это часть от общего числа?

– По моим самым грубым расчетам, если брать среднее количество людей, похороненных за год согласно данным нескольких метрических книг, всего должно быть не менее 3500 человек. Если я и ошибаюсь в расчетах, то в меньшую сторону: могил, скорее всего, намного больше.

– Отдельные старые надгробия все-таки со временем были найдены?

– Я лично ни разу не был участником или свидетелем, когда находили старый крест или надгробие. Этим занимался Леонид Банишев – прихожанин Всехсвятской церкви, который даже жил какое-то время при храме. Именно он с благословения отца Сергия занялся несколько лет назад расчисткой зарослей Березовой рощи. Когда я познакомился с отцом Сергием и Леонидом, мы негласно разделили обязанности. Я занимаюсь именно теоретической частью: списком фамилий, историческими документами. Леонид и отец Сергий взяли на себя практическую часть: приводили в порядок рощу, находили остатки памятников, устанавливали кресты.

Церковь до реставрации. Фото Андрея Агафонова 1999 год

К слову, церковь Всехсвятского подворья начали восстанавливать только в 2006 году, а до этого времени в сильно перестроенном здании едва угадывались черты храма. Когда на территории церкви начали проводить ремонтные работы: прокладывали водопровод, канализацию, устраивали отопление, со слов отца Сергия и других работников храма, строители постоянно находили кости. Причем обнаруживали не целые могилы, а перемешанные фрагменты останков. Все эти обломки костей, работники церкви собирали в начале Березовой рощи в подобие небольшого склепа. Там отец Сергий и другие священники подворья проводят специальные поминальные службы. Опознать останки, конечно, уже невозможно, но хоть как-то можно почтить память людей, когда-то живших, погребенных, и кости которых теперь валяются в земле вперемешку.

– Удалось ли определить точные места хотя бы некоторых прежних могил?

– Начнем с того, что за все время были найдены единицы старых памятников. Одним из первых нашли памятник купца Федора Алексеевича Наумова-Кубышкина (ум. 1901). Плита, правда, была в поврежденном состоянии, углы и красивые элементы декора сбиты. Причем этот и другие памятники были обнаружены не на земле, а позади церкви, в овраге, куда раньше скидывали мусор. Также был найден памятник купчихе Домне Петровне Овчинниковой (ум.1859), несколько кованых чугунных крестов, на которых тоже есть надписи, но прочитать их, увы, уже нельзя.

Когда Леонид Банишев расчищал территорию кладбища от старых деревьев и поваленных веток, могилы-холмики очень легко стали просматриваться на местности. Отец Сергий принял решение поставить у этих холмиков символические безымянные кресты. Пусть кладбище считается давно закрытым, а современники ничего о нем не знают, но каждый холмик, который виден – это реальные могилы. Сохранившиеся холмики никто специально не насыпал: ни отец Сергий, ни Леонид. Более того, Леонид иногда находил прямо у изголовья холмика или рядом кованые штыри, остатки арматур, на которых раньше крепился крест или надгробие.

Есть лишь несколько могил – по пальцам одной руки можно сосчитать – где захоронения четко локализованы. Например, несколько лет назад мне позвонили и сказали, что могут точно показать могилу родственника. Эти люди не только указали место, но сами установили железный крест и табличку с именем, фамилией и отчеством. Есть ряд современных железных крестов на Кукуевском кладбище, которые установили именно сами жители на могилах предков.

– На Кукуевском кладбище погребены известные горожане?

– Да, среди них Петр Иванович Казанский (1838-1913) – известный церковный писатель, Александр Петрович Голубцов (1840-1911) – ординарный профессор Московской духовной академии по кафедре литургики и церковной археологии, доктор церковной истории. Был даже установлен крест с фотографией профессора. В книге «Сплоченные верой, надеждой, любовью и родом», написанной потомком  А.П. Голубцова, опубликована фотография его могилы 1911 года. На снимке запечатлены большой холмик, пышное убранство, молодые березки. Одно время даже казалось, что мне удалось определить точное место могилы. Однако спустя сто лет эти березы стали огромные и трухлявые, многие давно упали. Один из потомков Голубцова еще в середине 1980-х искал могилу предка, отсчитывая шаги от калитки существовавшей тогда ограды здания церкви. Но дело в том, что не только березы с тех пор многие упали, и калитка, возможно, уже совсем другая у подворья. Поэтому я не могу на сто процентов утверждать, что под крестом с фотографией Голубцова находится именно его могила.

Так или иначе, мы хоть как-то пытаемся сохранить память об этих людях. Кто сейчас вспомнит, кроме историков, краеведов и работников музея, П.И. Казанского, А.П. Голубцова или резчика-миниатюриста Ивана Семеновича Хрустачева? Локализовать могилы очень сложно. Даже основательный, выше человеческого роста, мраморный памятник купца Павла Николаевича Боровягина не найти, хотя я много раз ходил по местности с сохранившимися фотографиями его могилы 1930-х годов.

Могила П.Н. Боровягина в 1936 году. Из архива Виктории Моисеевой

Дело еще и в том, что по свидетельству очевидцев из Гражданского поселка, в 1960-х годах оригинальные дореволюционные памятники намеренно уничтожались. При бывшей церкви построили мастерскую по распилу гранита, и старинные памятники снимали с могил и пилили на более мелкие части. Из одного большого куска гранита делали 3-4 изделия меньшего размера. Таким образом, я предполагаю, что в конце 1950-х – 1960-х годах кладбище и перестало существовать как таковое: была утеряна его историческая часть. Остались просто крохи: кусочки мрамора или известняка, какие-то металлические части, торчащие из земли, согнутые или скрученные. В забвение это кладбище ушло именно в этот период.

– В Сергиевом Посаде есть и другие исчезнувшие старые кладбища?

– Да. На «Звездочке» было когда-то Вознесенское кладбище, участь которого еще печальней, чем у Всехсвятского. Будем считать, что оно занимает первое место в городе по потерям – его полностью снесли и застроили (погост закрыли в 1935 году). Второе кладбище в этом антирейтинге – Кукуевское. Все-таки остались какие-то следы могил, есть родственники, которые что-то помнят. На третьем месте Никольское кладбище, от которого осталась маленькая часть, а на большей части в 1960-е годы были построены пятиэтажки и гаражи. На уцелевшей части Никольского кладбища все же сохранилось гораздо больше оригинальных исторических памятников, надгробий и крестов с табличками, чем на Кукуевском.

– Ваш список по Кукуевскому кладбищу доступен в интернете?

– Да, если набрать в поисковике Всехсвятское Кукуевское кладбище, то наверняка вы выйдете на мою страничку на сайте Всероссийского генеалогического древа (ВГД). Несколько лет назад на этом сайте я создал блог, который состоит из нескольких тем. Люди, которые ищут информацию о своих предках, часто попадают на этот сайт и связываются со мной. Таким образом, список потихоньку пополняется.

– Как отнеслись окрестные жители к тому, что в Березовой роще вдруг появились новые кресты? Многие ведь и не подозревали, что здесь было кладбище.

– Да, есть люди, кому кресты в роще не нравятся. Они привыкли к тому, что это просто роща, а холмиков никто в зарослях раньше не замечал. Но ведь каждый крест – это человек, когда-то родившийся, у которого было свое горе и счастье, были дети, внуки… Он умер, его похоронили, и забыли. От него остался холмик, так пусть сейчас крест символизирует частичку памяти об этом человеке. Может быть, частокол из крестов и выглядит отчасти жутковато, но я хочу вернуться к тому, что каждый крест – это холмик. Крест не ставится просто куда-то наугад в землю. Сколько осталось холмиков – столько установлено крестов. Это всего лишь малая часть тех людей, от которых осталась хотя бы могилка. Так что мнения разные: кто-то говорит, что привык выгуливать в этом месте собак, готовить шашлыки...

Действительно, кладбище было закрыто, но, в то же время, на его месте так и не сделали официальную прогулочную зону или парк. Это просто роща. При этом остались в живых люди, которые непосредственно помнят конкретное место погребения своего родственника. Когда я бываю там, часто вижу, что обновляется крест, лежат свежие цветы.

Более того, в церковь два-три раза в год обращаются люди, нашедшие информацию, что на Всехсвятском кладбище похоронен их предок. Они ищут сведения в интернете, выходят на мои записи, потом приезжают к отцу Сергию, просят помочь найти могилу. Есть люди из Москвы, Одинцово, Коломны и других подмосковных городов, чьи предки похоронены в Сергиевом Посаде на бывшем Всехсвятском Кукуевском кладбище. В последнее время интерес к семейной истории возрос, и потомки стремятся посетить место захоронения своих родственников, пусть иногда это и символическая могила.

Те, кто упокоился на Всехсвятском кладбище, родились и прожили по-своему счастливую и долгую жизнь, оставили потомков, живущих ныне! Множество детей, похороненных на Кукуевском погосте, скончались в младом возрасте, и не успели пожить на этом свете. После них не осталось не то что фотографии, но даже и холмика. Лишь сухая статистика метрических книг, да отдельные воспоминания родственников теперь повествуют нам о них. Пройдут годы – и последние нити оборвутся… Так неужели все эти люди, сотни человек, должны быть преданы забвению в одночасье? Может быть, нам стоит почтить их память хотя бы сегодня, из дали ХХI века?

Энтузиасты восстановления Всехсвятского (Кукуевского) кладбища будут благодарны за любую новую информацию о кладбище и о погребенных на нем.

Пащенко Алексей: 8 (925) 816-64-37, эл. адрес: oreshek76@mail.ru

На май 2020 года известно 1138 персон. С полным списком можно ознакомиться по ссылке.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх