Анатолий Новиков: «Самовар – уникальное явление в русской культуре»

12:44, 27 ноября 2019

Анатолий Новиков – коллекционер из Ивантеевки, по инициативе которого 9 сентября 2018 года в этом подмосковном городе был открыт «Музей русских самоваров». В собрании Анатолия Васильевича сейчас представлено около 250 старинных самоваров разных фасонов, производителей и материалов. Собирать самовары Анатолий Новиков начал много лет назад и с самого начала мечтал открыть частный музей. Проект не является коммерческим, ориентируется на социальные группы и школьников.

Анатолий Васильевич, всем известны тульские самовары, а почему такой музей появился в Ивантеевке?

– Самовары на Руси делали не только в Туле, но и в Ярославле, в Угличе, в Данилове, в Переславле-Залесском, очень неплохие самовары выпускали в Варшаве, когда Польша находилась в составе Российской империи, существовала московская самоварная школа. То есть самоварная тема широка и даже многонациональна. Мы знаем тысячу фабрик, производивших около четырехсот фасонов самоваров.

Самовары – это уникальное явление в русской истории и культуре. Ф.М. Достоевский говорил, что самовар – это самая необходимая вещь для русского человека во всех его радостях и бедах. Трудно представить семейный быт прошедших веков без самовара и без русской культуры чаепития. С другой стороны, историки говорили, что самовар разорил русскую деревню. Он был дорог: даже самый простенький водогрей продавался по цене одной или двух коров, стоил как деревенская изба. Тем не менее, самовар должен был стоять в каждом доме, ведь русские семьи были большие, многодетные. Когда читаешь книгу «Домострой», понимаешь, какие были отношения в семье между мужем и женой, между отцом и сыновьями, между дочерьми и матерью, как воспитывались дети. Ставился самовар на стол, и начиналась беседа, приходили гости.

До самовара у нас был распространен его предшественник – сбитенник. Чай был очень дорогим, его везли из Китая, а в сбитеннике заваривали до шестнадцати видов трав, добавляли мед и получался напиток сбитень. Чай могли заваривать по семь раз – это называлось «гонять чаи».

В вашей коллекции есть только русские самовары?

– Мы называемся «Музеем русских самоваров», потому что основная экспозиция – это действительно именно отечественные самовары, но, тем не менее, у нас есть два стенда, где представлены их европейские и восточные аналоги. Само слово самовар, наверное, как Большой театр, нельзя писать с маленькой буквы, поэтому я всегда пишу Самовар как имя собственное. Но самовары называли еще и так: самокипец, водогрей или ласково самоварушка. В Европе тоже были свои водогреи: бульотки и фонтаны. Они красивые, изящные, но непрактичные. Если у нас есть труба-жаровня, то в бульотку наливали кипяток, опускали раскаленную гирю и так поддерживали температуру воды. На экскурсиях я говорю детям, что наше русское основательней. Не зря самовар называли идеальной русской машиной для чаепития. Ничего лучше в истории не было придумано, хотя первый водогрей, который назывался аутепса, был найден при раскопках Помпеи в Италии и имел возраст около двух тысяч лет.

Рядом с европейскими фонтанами и бульотками представлен восточный водогрей – кумган. Наша страна многонациональна: у нас есть и Казань, и Уфа, и Кавказ, где пользовались кумганами. Принцип его работы такой же, как у русского самовара, но, тем не менее, есть отличия. Если самовар гордый – у него кран открывается, то кумган услужливый, голову склоняет. А если взять за его железную ручку, можно обжечься.

Самый хитрый самовар – китайская варочная кастрюля хого. Принцип ее работы такой: наливают внутрь бараний или рыбный бульон, разводят огонь, доводят до кипения, берут две палочки, нарезают мясо, овощи, рыбу и опускают в этот бульон. Минуты две все это кипит, и затем трапезничают. В конце засыпают лапшу или китайскую вермишель и кушают как десерт.

– Верно ли, что первые самовары пришли к нам из Персии?

– Ничего подобного. Это особая тема – когда был выпущен первый самовар. Самое ранее документальное упоминание относится к 1737 году. Между городами в XVIII веке стояли таможенные посты, где составлялась опись имущества проходивших обозов. В одном из обозов, который ехал из женского монастыря на Урале, согласно описи, везли два водогрея больших объемов – шесть или семь ведер. Самовары наверняка делались и до 1737 года. Литейные производства на Урале, откуда пошли первые самовары, Демидовы основали еще в 1703 году. Уже через два-три года после открытия уральских рудников они выпускали первую продукцию. То есть дата появления первого самовара может отодвинуться к началу XVIII века.

Возвращаясь к Персии, нужно упомянуть имя Назара Лисицына – первого мастера, который получил патент на производство самоваров в Туле. Персидский шах скупал практически всю его продукцию. Его самовары имеют своеобразную округлую форму и двойную поддувальную часть. Некоторые историки и коллекционеры считают, что эти особенности конструкции делались из-за разряженного воздуха в высокогорной местности Персии.

– Расскажите о формах и разновидностях самоваров

–  Как я говорил, известно около четырехсот фасонов самоваров. Называли их так: яйцо, ваза, банка, рюмка, бокал, репа, дуля и т.д. Были среди них и редчайшие экземпляры, например, самовар «Петух», выполненный по эскизам художника В.М. Васнецова. Часто спрашивают о том, какая форма самая удачная для самовара. Это зависит от того, с какой точки зрения смотреть: цены, мастера или рациональности. Если мы хотим быстро попить чай, то лучшая форма – рюмка, потому что у нее внизу топливо, а самый жар, который достигает 600-700 градусов, находится в широкой части, где наибольший объем воды. А, например, форма простой банки дольше нагревается, но и дольше держит температуру, поэтому чай остывает медленно.

Я всегда рассказываю ребятам на экскурсии, как делали самовары. Фабрикант или владелец мастерской утверждал эскиз и отдавал в столярный цех, где будущую форму самовара изготавливали из дерева. Потом металл раскраивали, обстукивали, грели, когда надо, и вытягивали. Представьте, какие шедевры наши предки раньше делали вручную! К слову, самоварные фабрики были одним из двигателей прогресса, ведь на производстве воспитывались уникальные мастера и умельцы, которые из самоварного производства часто переходили на другие заводы. В нашем музее можно увидеть заказные самовары, которые были сделаны в единственном экземпляре по специальному заказу.

Диву даешься, когда узнаешь, что на фабриках Медведевых, Баташевых, Воронцовых работало всего 20-30 мастеров, а при этом выпускалось огромное количество самоваров. Разгадка была в следующем: в селах и деревнях вокруг Тулы крестьяне летом занимались хлебопашеством, а зимой изготавливали по домам комплектующие для самоваров. Таких людей называли кустарями. Они сами доставали металл, делали продукцию, а потом приходили сдавать ее на фабрику приемщику. Это было очень рациональное разделение труда. В Туле было так много самоварных фабрик, в том числе и благодаря кустарям.

На фабриках  в Переславле-Залесском, Ярославле, Угличе тоже закупали комплектующие в Туле, хотя из-за расстояний увеличивалась себестоимость самовара. Большая себестоимость проигрышна на рынке с большой конкуренцией, особенно если у тебя нет качества, бренда или имени. Смекалистые самоварщики нашли выход: закупали в Туле не только комплектующие, но и фамилии. Они приезжали в Тулу, находили однофамильца Воронцова или Баташева, брали доверенность на право пользования этой фамилией, и писали на самоваре: «наследники Баташева», «преемники Баташева», «школа Баташева» и тому подобное. Внизу мелким шрифтом ставили и свою настоящую фамилию. У нас в коллекции есть такой самовар.

– А за эту хитрость производителей самоваров наказывали?

– Наказывали, у нас есть листовка фабриканта Воронцова с предупреждением, что использование его фамилии незаконно и будет наказуемо, но русский мужик хитер, умеет ловко поддержать коммерческий интерес.

– Из каких материалов обычно делали самовары? Почему одни имеют золотой, а другие серебряный блеск?

– Первые самовары делали из желтой и зеленой меди, а позже – из латуни, потому что она дешевле и мягче в обработке. Потом к латуни стали добавлять разные компоненты и получили сплав томпак. Начищенный томпак  имеет благородный оттенок, из-за которого его называют еще «самоварным золотом». Если томпак не чистить, то он покрывается не менее благородной патиной. У нас в музее есть томпаковый самовар, который лет сто пятьдесят никто не чистил.

Вообще у самовара всегда было две беды. Первая – это чистоплотные хозяйки, которые затирали тулово золой, песком, битым кирпичом, из-за чего изделие быстро приходило в негодность. Латунные самовары со временем стали покрывать никелем. Такие самовары имеют серебристый блеск. Вторая беда была в том, что Русь часто воевала, и царь-батюшка всякий раз повелевал колокола и самовары отправлять на переплавку для нужд армии. Русский народ в этом вопросе суровый – если беда, значит надо помогать всем миром. Вот почему до нас дошло так мало старинных самоваров.

– Ваш музей существует уже год. Все это время вход в него был бесплатным?

– Да, за год прошло уже более семи тысяч посетителей. Сложно, конечно, работать без оплаты, так как в течение года у меня практически не было выходных. Нанять экскурсоводов не могу, потому что все хотят получать зарплату за свой труд, а когда я нахожусь в музее, естественно, мои экскурсии проходят бесплатно. Мой труд заключается в том, что я собрал эту коллекцию и теперь наш город, может ей гордится. У нас в целом в Московской области практически нет музеев самовара. Есть «Дом самовара» в Коломне – это тоже замечательный музей, но он работает на коммерческой основе, и это оправдано, потому что люди должны как-то содержать музей.

Мне изначально хотелось сделать музей некоммерческим. К нам приходит много людей из разных социальных групп: многодетные семьи, дети с отставанием в развитии, инвалиды, ветераны Афганистана, ветераны труда, пенсионеры, люди из домов престарелых. Конечно, мы с удовольствием принимаем школьников, учащихся техникумов и художественных школ.

Сложность бесплатного музея в том, что я не могу находиться 24 часа на работе, а информация о бесплатном музее есть и в рекламных проспектах, и на входе. Люди звонят, заказывают экскурсию для школьной группы, а в назначенное время никто не приходит. Это может повторяться, и два, и три раза. Если бы люди заплатили деньги, наверное, жалко было их терять. Бесплатное всегда как бы бросовое, а когда заплатил, то относишься ответственнее. Для меня этот вопрос болезненный. Не хочется переводить музей в формат оплаты, и, в то же время, эти противоречия немного угнетают. Получается так: мама ученика узнала о музее и хочет, чтобы дети из школы пришли к нам. Это замечательное желание, но она всего лишь мама и не решает школьных проблем. Этим должен заниматься преподаватель: найти свободное время, организовать учеников. Она берет на себя полномочия, что приведет весь класс, а потом оказывается, что кто-то не хочет, кто-то уже был, или на это время что-то уже спрогнозировано.

Даже если посетитель заплатит сто рублей за вход, я думаю, можно будет собрать на зарплату двум экскурсоводам, которые работали бы и в будние дни. Я не говорю, конечно, о содержании музея: отопление, освещение, уборка, налоги за недвижимость. Это тоже деньги, но это мой вклад для города. Я несоизмеримо больший труд вложил, чтобы создать музей: не только экспонаты, но и современное оборудование, шкафы, подсветки, видеонаблюдение, пожарные сигнализации и прочее. Но повторюсь, что наш музей – это некоммерческое предприятие.

– Как давно вы стали собирать самовары?

– Собираю большую часть жизни. На данный момент в музее 250 самоваров, не считая полоскательных чаш, труб, кофейников, сахарниц, заварных чайников, песочниц и прочего. В скором времени я буду немного менять экспозицию, потому что у меня есть еще около сотни самоваров.

– Вы помните свой первый самовар?

– Первый самовар – это очень щепетильная тема. Коллекционирование всегда начинается с самого простого, и у каждого коллекционера все развивается сходным образом. Когда человек решает коллекционировать самовары, он обычно находит простую «банку», и самое первое, что ему бросается в глаза – это медали. Человек думает: «У меня теперь есть царский самовар с медалями, я великий коллекционер!» Потом он находит самовар другого фасона и тоже с медалями, набирает определенное их количество, а когда они уже не помещаются дома на серванте, возникает интерес узнать что-то о производителях. Начинается поиск информации о Медведевых, Воронцовых, Баташевых. Потом человек узнает, что самовары бывают других редких фасонов. Постепенно уже пропадает интерес к тем самоварам, которые были первые. Планка коллекционирования всегда повышается, важно уже не количество самоваров, а качество. Появляются брендовые самовары Константина Яковлевича Пеца, Александра Кача, Петра Павловича Севрюгина...

Вот почему обычно коллекционеры забывают о своем первом самоваре. Скорее всего, я единственный из самоварщиков, кто не продал ни одного предмета. Самый первый самовар остался у меня в коллекции, потому что я целенаправленно мечтал открыть музей.

– Когда самовар вышел из широкого употребления?

– Культ самовара постепенно уходил с наступлением урбанизации. Он был предметом деревенского быта, а когда люди стали переезжать в города, уклад жизни изменился, и самовар уже не понадобился. На смену угольным пришли электрические самовары. Кстати, первый русский электрический самовар был изобретен больше ста лет назад в 1911 году. Русская инженерная мысль всегда была на передовой. Такой водогрей, конечно, проще использовать в городских условиях.

Существовали и другие альтернативы угольным самоварам. Например, Берте Густавовне Тейле был выдан первый патент на керосиновые самовары. Выпустили около тысячи таких самоваров, но они не пользовались спросом: керосин был дорог, и у него к тому же резкий запах.

Напоследок расскажу об одном из моих любимых фасонов самовара – московской кастрюле. Вроде бы это простой самовар, но знаковый. К нам москвичам и тем, кто живет рядом со столицей в Подмосковье, не всегда однозначно относятся. Где-то нас поругивают, где-то нас недолюбливают, но при всем этом, мы такие же, как этот самовар. Он надежный, уверенный, мощный, никогда не подведет. Что-то в его характере есть московское и название у него соответствующее – московская кастрюля.

Антон Саков

загрузка...
© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх