личный кабинет
Мобильные приложения
15 декабря 2018 19:37:24
Герои Подмосковья

Анна и Андрей Смирновы: «Наша задача не хранить, а показать одежду»

12:54, 28 ноября 2018

Анна Смирнова – коллекционер старинных костюмов из Звенигорода. В мае 2018 года в старом доме в центре города открылся Музей моды, где представлены подлинные дореволюционные платья крестьянок, купчих и дворянок, а также мода советского периода. Уникальные костюмы в собрании Анны и Андрея не спрятаны за стекло, поэтому гость музея может рассмотреть их детали и незаметные на первый взгляд нюансы.

Ваш музей открылся в этом году, а как давно складывалась коллекция костюмов?

– Больше двадцати лет. Мне повезло, что я застала всех своих прабабушек. Они очень долго жили, а родились, можно сказать, еще при царе – в одиннадцатом, шестнадцатом году... Прабабушки были мещанками и крестьянками. Повезло также, что они были из разных регионов: из Подмосковья, Ставропольского края и других мест. Они передали мне свои платья, а потом уже коллекция обрастала новыми вещами.

Музей находится в старом доме в центре Звенигорода. У него есть история?

– Да, мы находимся в доме, который датируют второй половиной XIX века. Дом принадлежал семье мещан Гомзиных, из которой вышел интересный человек – преподобный Герман Гомзин. Он был духовником великой княгини Елизаветы Федоровны, основателем старчества в Смоленской Зосимовой пустыни и иконописцем. В 2000 году схиигумена Германа Гомзина причислили к лику святых. Кстати, лик Божьей Матери его работы находится в храме при Третьяковской галерее.

– В музее собраны одновременно платья крестьянок и женщин высших сословий?

– Да, причем все костюмы оригинальные. Какие-то платья ближе к нам по времени, какие-то дальше, но все подлинные. По одежде можно судить о том, какими были женщины в прежние времена. Сначала мы рассказываем о крестьянском костюме. Например, у нас есть свадебный сарафан небольшого размера, ведь замуж крестьянок выдавали рано, в 13-14 лет. Это костюм довольно зажиточной крестьянки, о чем мы можем судить по золотому шитью, атласным лентам на юбке, пуговкам. Все это придавало статус. Многие знают, что свадебный костюм был красного цвета, и спрашивают, почему наш сарафан черный. Дело в том, что существовало три свадебных костюма. В первом сватались, во втором шли под венец – и он был красного цвета, – а в третьем уже отмечали и праздновали. Именно третий костюм находится у нас в коллекции. Рядом представлены одежды беременной женщины и «пожилой» 35-летней крестьянки, которая к этому возрасту могла быть уже бабушкой.

Получить ткань в прежние времена стоило большого труда. С момента сбора стеблей льна, крапивы, конопли до того, как в руках можно было подержать домоткань, мог пройти год. Стебли нужно было обмять, вычесать, нитку спрясть, потом соткать ткань на станке – процессов много и все они были долгими. Мы показываем, как это происходило, у нас есть мяло, чесало, кудель, прялка, работающий ткацкий станок.

После крестьянских сарафанов знакомим с купеческими и дворянскими костюмами. Эти платья, конечно, более дорогие и интересные. В Звенигороде были свои купцы, я всегда привожу в пример купчиху Авдотью Фокину, в доме которой сейчас располагается Музей русского десерта. С утра Авдотья Прокофьевна могла надеть такое же платье, как у нас в коллекции, спуститься в лавку и начать работать. В течение дня переодеваться ей было некогда, в отличие от дворянок, у которых было больше денег и свободного времени. Дворяне жили у нас в усадьбах Ершово, Кораллово, Введенском, Захарово – перечислять можно долго, потому что на рубеже XIX-XX веков Звенигородский уезд насчитывал более двухсот усадеб. Сам Звенигород был маленький и бедный, а уезд – большой и богатый. Дворянки могли позволить себе переодеваться несколько раз в день.

Обращаем внимание, что на купеческом платье пуговки находятся впереди, потому что у купчихи не было прислуги, которая помогала бы ей переодеваться, а на дворянском платье ни одной пуговки впереди вы не увидите. Среди дворянских платьев есть много разновидностей: утренние, для езды на велосипеде, визитные со шлейфом и турнюром. Отдельно стоит достаточно простое платье хозяйки дома. Хозяйка, встречающая гостей, должна быть одета более скромно, чем гости. Есть два свадебных дворянских платья. После знаменитого костюмированного бала 1903 года в дворянской среде стало модно делать фотосессии в стиле «а-ля рюс». Молодые фотографировались в исторических нарядах, убирали их в сундук, а под венец шли уже в привычном для нас белом платье. Кстати, это одно из платьев, которое отдали нам потомки дворян, уехавших после революции в Англию.

Отдельно представлена дачная мода. Звенигород знаменит своими дачниками, среди которых были Чехов, Левитан, Танеев. Сопровождающие их дамы одевались по английской моде.

В углу среди костюмов дворянок висит маленькое коричневое платье. Мальчики и девочки до пяти лет в дворянских семьях одевались почти одинаково. Не было каких-то рубашек, шортиков. Представленное у нас платье предназначалось для мальчиков, а одежда для девочек отличались тем, что больше украшалась разными рюшечками, складочками, оборочками, кружевами.

В витрине собранны интересные вещицы, без которых не могла обойтись ни одна модница и ни один модник того времени. Например, это крючочки для затягивания корсетов. Любопытная вещь – кружка для кавалеров с усами. В начале XIX века пришла мода на усы, а чтобы усы держали свою форму, их натирали воском. Если пить горячий напиток, то воск от пара и горячего воздуха стечет в кружку или повиснет на усах – в любом случае усы точно потеряют форму. Чтобы защитить их, придумали специальную чашку с площадкой для усов. В витрине также находится плойка для завивки усов. Она практически не отличается от женской плойки для волос, только меньше по размеру. Среди других вещиц – бутоньерка. Она вставлялась кавалеру в петличку, затем вливалось немного воды, и вставлялся живой цветочек. У дам обязательно были шпильки. Чтобы шляпа держалась на прическе, ее закрепляли при помощи заколки. Ее длина могла достигать сорока сантиметров, поэтому даже существовали специальные женские курсы самообороны со шпилькой.

– В коллекции есть платья и советского периода?

– Да, у нас представлена и мода СССР. Тридцатые годы интересны тем, что в деревню приходит мода города, крестьяне одеваются уже в городском стиле, применяют городские фасоны и фабричные ткани. В коллекции есть платья тридцатых годов, как у советских киноактрис Орловой, Ладыниной, Серовой. Показываем, как эволюционировали со временем пионерские галстуки. Своего рода трендмейкером в моде 1950-х годов стал Никита Сергеевич Хрущев: льняной костюм, рубаха-вышиванка, талия на уровне пупка, подтяжки, а сверху еще фетровая шляпа. Каждый директор совхоза, колхоза или партработник стремился так одеваться.

Показываем советские игрушки, связанные с модой: маленький ткацкий станок, швейную, вязальную машинки. В СССР детей с ранних лет учили работать руками. Сама школьная форма девочек предполагала работу. Воротнички и манжеты нужно было еженедельно отпороть, отстирать, погладить и пришить обратно. Если в первом классе еще помогали мамы, то со второго класса девочка все уже делала сама. Это в принципе помогло создать моду пятидесятых-восьмидесятых годов. Если посмотреть на платья этого периода в нашем собрании, то выпущенное на производстве среди них только одно. Все остальное самошвейное, потому что кругом был тотальный дефицит. Найти в магазинах что-то удобоваримое, тем более своего размера, было практически невозможно, поэтому шили все самостоятельно.

– Почему именно в мае этого года пришла идея открыть музей?

– Это было стечение обстоятельств. В прошлом году в Звенигородском историко-архитектурном музее проходила выставка, посвященная предметам времен СССР.  Мы предоставили много экспонатов, и директор музея Галина Александровна Стоенко на открытии выставки обмолвилась, что нам нужно открывать свой музей. Мы подумали, почему бы нет? Так зародилась идея музея. Вскоре мы увидели, что сдается в аренду этот милый домик в центре Звенигорода, и все решилось.

Если говорить о крестьянской одежде, были ли какие-то региональные отличия, характерные только для Подмосковья?

– Вообще крестьянский костюм можно четко разделить на северный и южный. Если вы видите пестрядь, то есть клеточку на сарафанах и рубахах, то это север России. Если видите обилие роз и других цветов, то это юг, начиная от Воронежа и Курска, заканчивая бывшими республиками Украиной и Белоруссией. У нас в Подмосковье, честно говоря, все было скромно. Замужние женщины, как правило, носили «синяк» – сарафан синего цвета, а незамужние или недавно вышедшие замуж надевали красный сарафан. Чего-то выделяющегося, специального у нас не было.

А имелись ли отличия в одежде у старообрядцев, к примеру, в подмосковных Гуслицах?

– У нас есть костюм духоборов. Это, правда, не старообрядцы, а другая конфессия. Основной их центр находился в Грузии, куда их высылали в царские времена, но потом многие из них уехали в Канаду. Еще Лев Николаевич Толстой помогал им перебираться. Конкретно этот духоборский костюм нам передала в коллекцию община из Тульской области. Для духоборов и старообрядцев – мы условно назовем их сектантами, хотя я не люблю это слово – не важно, где они живут, а важна их религиозная принадлежность. Такой духоборский костюм не был только тульским, в любом месте, где живут духоборы, вы увидите такие же яркие цвета, розу, вышитую на лбу. В этом заключалась их основная задача – сохранить свою культуру независимо от места.

– Вас больше интересуют крестьянская или дворянская одежда?

– Одно без другого нельзя рассматривать. Помните, как в школе мы проходили слова Ленина о революции: «Верхи не могут, низы не хотят»? Про это можно сто раз прочитать, но когда один раз увидишь, как крестьянка экономила двадцать сантиметров шелковой ленты и, в то же время, видишь по отбою шлейфа, что он у дворянки шелковый и она его волочила по земле – это самая лучшая иллюстрация расслоения общества. Эти две темы нельзя никак разъединять.

Мы представили довольно обширную коллекцию одежды, чтобы можно было понять, как жили люди. Наша задача не в том, чтобы показать искусство того или иного портного, а дать почувствовать, чем жила мастерица и ее заказчица, и в связи с каким историческим событием именно так изменился фасон или почему именно столько материала вышло.

– А какие исторические события меняли фасон платья?

– Например, Фредерик Ворт придумал турнюр только потому, что Англия в середине XIX века выбилась в лидеры по производству хлопка, в связи со своими завоевателями кампаниями, а Париж, в свою очередь, очень сильно просел по производству и продаже лионского шелка. Королева Евгения – жена императора Наполеона III – озадачилась вопросом увеличения продажи шелка, и тогда они с Фредериком Вортом придумали этот наворот, на который уходило двадцать метров ткани. Это не красота, просто нужно было продавать шелк.

Так же мало к красоте имел отношение корсет. Почему вообще вошли в моду эти ужасные приспособления, в том числе и детские? Есть несколько вариантов, объясняющих это. Первый вариант богословский. По средневековым понятиям, чтобы лишний раз не искушать мужчин, женщине надо было скрыть корсетом формы, грудь не должна была выделяться. Согласно второму варианту, корсет пошел от королевы Хуаны Португальской, которая забеременела не от мужа и заказала себе железное приспособление, чтобы скрыть живот. Третий вариант еще интереснее – доктора на полном серьезе считали, что внутренние органы женщин и детей аморфные, газообразные и жидкие, поэтому их нужно поддерживать извне. Это ужасное мракобесие, но и это история человечества. О многих подобных нюансах не расскажут в других музеях, а они и составляют нашу жизнь.

– А подобные музеи моды еще где-то есть?

– Думаю, что подобных нашему нет. Есть музей моды в Москве, но там больше делают упор на определенных модельеров или период. Я сомневаюсь, что они рассказывают моду в контексте именно времени. У Васильева была выставка  моды на рубеже XIX-XX столетий, но он представлял только дворян. Большинство коллекционеров делают упор на внешнюю эстетику.

Понятно, что подобные костюмы можно увидеть в разных музеях, но в одном музее, наверно, нет. Крестьянский костюм есть в любом этнографическом музее, хотя в привязке к определенной местности. В Российском этнографическом музее Санкт-Петербурга есть хорошие образцы одежды, но вы к ним никогда в жизни не подойдете и не увидите скрытых деталей. Надо чтобы костюмы жили, они не должны лежать в сундуках, их надо периодически проветривать.

– А для хранения такой старой одежды нужны особые условия?

– Теоретически особые условия нужны, но смотря, какая стоит задача. Если задача сохранить костюмы и ткань, то их ни в коем случае нельзя вешать как у нас в музее. Они должны храниться в специальных ящиках, где костюм лежит горизонтально, в темноте, при определенной температуре. Такое ценное платье никто не трогает, и лишь раз в год реставратор снимает с него пылинки. Другое дело, если задача показать платье. Понятно, что одежда в нашей коллекции деформируется, портится, но у нас нет цели ее сохранять, потому что для этого есть Эрмитаж, Русский музей, Музей декоративно-прикладного искусства и другие.

– Как старые платья попадают к вам в коллекцию?

– Абсолютно по-разному. Например, списываюсь со знакомыми, которые занимаются недвижимостью. Если они что-то находят в старом доме, дают нам об этом знать. От знакомых к нам попало бальное платье с венцом и соболями в русском стиле. Их бабушка дворянского происхождения переехала в Англию перед революцией, забрав свои свадебные платья – видимо, она была счастлива в браке. Бабушка умерла, а наследникам эти платья оказались не нужны, ведь за ними нужно ухаживать, перетряхивать, моль гонять. Не все потомки понимают свои корни.

Я не люблю ездить по блошиным рынкам. В основном одежда попадает к нам сама, и я знаю людей, которым принадлежало платье. У перекупщиков на рынке не узнаешь историю вещи, как ее носили. Например, у нас есть женская нательная рубаха, которая называется исподкой. Она состоит из двух частей: верхняя – рукава, и нижняя – подставок. Бабушка, у которой мы забирали исподку, рассказала, что такую рубаху никогда не стирали. Дело в том, что на верхней части рубахи есть вышивка, которая сделана ниткой, окрашенной натуральным красителем, который при контакте с водой полиняет и испортит рубаху. В дождь все сидели дома: дворянки, чтобы не заболеть, а крестьянки – чтобы платки с вышивкой не потекли. Об этом нигде не прочитаешь. В интернете можно найти информацию об исподке, но такие нюансы узнаешь только у людей, которые носили эту одежду. Я думаю, что мы подошли к определенной черте. Пройдет еще лет пять, и уже не будет бабушек, которые могли бы это рассказать.

Антон Саков

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх