Выберите город
Выберите город

Екатерина и Евгений Головины: «Дом сказки Лукоморье – место, где можно погрузиться в сказку»

13:13, 13 октября 2021

Год назад супруги Екатерина и Евгений Головины создали в Коломне новую интерактивную площадку – музей «Дом сказки Лукоморье». Гости частного музея смогут узнать много нового о сказке, ее корнях, главных персонажах, а затем сами оказаться в роли героев волшебного путешествия. Екатерина и Евгений уделяют особое внимание содержательной части программы: опираясь на работы признанных фольклористов и этнографов, раскрывают символы знакомых с детства сказок. Дом сказки в Коломне – это и площадка для воплощения идей музыкальных коллективов, и место проведения творческих вечеров знатоков в области фольклора.

– Расскажите о себе. С чего начинался ваш интерактивный музей?

Екатерина – До открытия музея мы с мужем занимались исторической реконструкцией: я с 2008, а он – с 2012 года. Когда у нас появились дети, захотелось совместить увлечение историей с чем-то интересным для детей. Я по образованию филолог, а у мужа два образования: экономическое и второе неоконченное историческое. Была задумка сделать что-то сказочное, связанное с историей и традицией, но, одновременно, развлекательное и интересное.

Сначала мы придумали квест «Путешествие в сказку», а затем стали искать подходящее для него здание в исторической части Коломны. Квест начинается с небольшого вводного рассказа о корнях и значении сказок, а затем дети или взрослые непосредственно погружаются в сказку, примеряя на себя роль героев и встречаясь со сказочными персонажами.

– Тематика музея рассчитана на детей?

Екатерина – Да, но изначально сказка – это не детский жанр. Мы разделили программу на детский и взрослый варианты. С детьми мы делаем больше упор на игровую часть, задания и командные испытания, а со взрослыми, наоборот, концентрируемся на информативной части. В этом случае мы говорим на «взрослом» языке, не сглаживаем какие-то моменты в разговоре о сказке. Например, мы разъясняем, что Тридевятое царство – это, по сути, другое название загробного мира.

Наши предки делили мир на две части: здешний мир и потусторонний, видимый и невидимый. Сейчас устройство мира объясняет наука, а в древности представления о мире разъяснял миф, из которого вышла сказка.

Перед тем, как погрузится в сказку, мы рассказываем, что сказки бывают разных типов. Во-первых, это сказки о животных, в которых на самом деле показаны характеры людей. Во-вторых, это сказки социально-бытовые: о богатых и бедных, жадных и сообразительных. И третий тип – волшебная сказка, сказка в полном смысле слова.

Волшебная сказка – это универсальный миф о первопредке, который преодолел много испытаний, совершил подвиги. Важным эпизодом пути героя является встреча с чудовищем – Змеем Горынычем, Чудом-юдом или огромной рыбой. Чудовище проглатывает героя, который, находясь во чреве этого мифического животного, постигает тайны мира. Герой начинает понимать язык птиц, узнает, как раздобыть огонь, правильно охотиться, совершать ритуальный танец и т. д.

Постигнув эти полезные навыки, герой стремится выбраться из своего плена и для этого разводит огонь внутри Змея. Чудовище выплевывает, извергает героя обратно, и тот благополучно возвращается в свое племя. Он начинает обучать своих детей и родичей правилам жизни, которым научился в волшебном путешествии.

С мифом был связан обряд инициации, в котором символически происходило быстрое взросление ребенка. Если мальчик доказывал племени через прохождение испытаний свою силу и бесстрашие, то с определенного момента считался полноценным взрослым. Испытания были зачастую жуткие, они образно повторяли подвиги первопредка.

– Можно ли сказать, что в сказках отражены первобытные религиозные представления людей?

Евгений – На самом деле сказка имеет дорелигиозные корни. Мифическое мышление человека существовало задолго до прихода авраамических религий. Животное-первопредок было важным явлением в жизни человека, с которым нужно было соприкоснуться и получить его силу. Можно назвать это языческим представлением, но мне это слово не очень нравится, поэтому я обычно говорю о дорелигиозном мышлении. При отсутствии книжной культуры человек острее ощущал себя частью природы, мира. Такое мышление более естественно для людей. Древние люди, независимо от племени, страны и континента, мыслили примерно одинаково. У них были похожие представления о жизни и смерти, добре и зле, и, соответственно, корни сказок были общими.

Екатерина – В обряде инициации мальчик подобно первопредку отправляется в Тридевятое царство – загробный мир, потому что он как ребенок символически умирал, а вместо него «рождался» мужчина. Возвращаясь в деревню после испытаний, мальчики закрашивали себе лицо, а родители делали вид, что не узнавали ребенка, потому что ушел на обряд мальчик, а вернулся – мужчина.

Евгений – Вот почему мы говорим, что сказка изначально – это недетский жанр. Миф предназначался для тех, кто уже прошел инициацию. Это было объяснение пройденного испытания и передача знаний. Другое дело, что он со временем урезался, ужимался, пересказывался, значение символики утрачивалось, поэтому до нас уже дошли отголоски мифа, т.е. волшебная сказка.

Екатерина – Как говорил Владимир Яковлевич Пропп, сказка возникла от мифа, а миф жил в представлении и потом повторялся в обрядах. Со временем обряды исчезали, но в сказках представление еще жило.

– С какого момента вы занялись столь глубоким изучением сказок?

Евгений  – Далеко не сразу. Когда мы с Екатериной создали семью, решили, что нужно сделать в своей жизни что-то важное для себя, своих детей и еще желательно для кого-то другого. При этом нам было необходимо, чтобы проект жил, развивался, и чтобы в городе ничего подобного не было. Рассматривали разные варианты, но в итоге выбор пал на сказку.

Появилось ясное ощущение того, что именно этого формата сегодня людям не хватает. Наша культура переживает кризисное явление не только из-за того, что мы забываем и не понимаем сказки, но и из-за избытка непроверенной информации, откровенных фантазий на темы древней истории. Появляются направления неоязычества. Ребята, может быть, исходят из благих намерений: хотят узнать свое прошлое, восстановить традицию, но часто вместо того, чтобы искать материал, начинают фантазировать. Опасность в том, что эти фантазии носят не частный характер, а влияют на мировоззрение многих людей. Другое дело, что есть и современные исследователи, которые занимаются исследованием фольклора и этнографии как наукой. Мы ориентируемся на них.

У нас в городе много частных музеев, в том числе интерактивных, но наша уникальность в наполнении. Все родители читают детям сказки, но при этом не знают их корней. Когда они приходят к нам, в большинстве случаев наш рассказ звучит для них как откровение, как что-то абсолютно новое. Понимая это, мы подходим к изложению материала ответственно, скрупулезно подбирая источники.

Екатерина – Да, я категорически против «альтернативщиков», а материал вводной части программы выверяю по серьезным авторам: это упоминавшийся Владимир Яковлевич Пропп, Джеймс Джордж Фрэзер или современные исследователи Софья Залмановна Агранович, Александра Леонидовна Баркова. Она, кстати, считает, что мы переживаем не только кризис, но и определенный культурный подъем. Источники и литературу теперь может найти в интернете любой желающий. Единственное – нужно уметь отсеять науку от псевдонауки.

– В каком смысле вы называете свою площадку музеем?

Евгений – Полностью мы называемся музей «Дом сказки Лукоморье», хотя у нас действительно были споры, называться музеем или нет. Дело в том, что экспонатов здесь не так много, и упор на них в рамках программы не делается. У нас именно интерактивный музей, поэтому три четверти экскурсии проходит в формате квеста, сказочного путешествия.

Вопрос самоназвания какое-то время оставался подвешенным в воздухе, но потом мы узнали, что Европейская ассоциация музеев теперь считает не обязательным для музея иметь экспозицию. Музей может быть и полностью интерактивным. Мы используем это слово, наверное, для простоты понимания. Что такое «Дом сказки Лукоморье» не очень понятно, а когда звучит слово «музей», человек рисует в голове хоть какую-то картинку.

– С чем был связан выбор дома в этой части города?

Евгений – Когда встал вопрос выбора помещения, у нас было несколько важных требований. Одно из них касалось расположения комнат для того, чтобы проводить квест. Кроме того, мы понимали, что должны искать дом в исторической части города, где сконцентрированы все коломенские музеи.

К слову, мы находимся на красивой улице с купеческими усадьбами, где каждый владелец хотел украсить свой дом не хуже соседа, показать свое гнездо. Улица называлась раньше Репинской, потому что упиралась в Репинские пруды, а они, в свою очередь, именовались так по речке Репинке. Музей расположился в старом флигеле городской усадьбы, которой до революции владел инспектор мужских гимназий Иосиф Матвеевич Седлак, наставник поэта Константина Бальмонта.

– Вы открывали музей в разгар ограничений из-за ковида?

Евгений – Фактически, да. В марте 2020 года, когда ковид только набирал пиковые обороты, мы были готовы к открытию, но не смогли этого сделать по понятным причинам. В итоге мы открылись в августе, когда ограничения на время сняли. Поработали в сентябре, а в середине октября вновь вышло постановление о приостановлении деятельности музеев. Приходилось зарабатывать в других местах, чтобы содержать помещение, платить аренду. Но наша история не столько коммерческая (несмотря на форму организации), сколько просветительская.

С другой стороны, уверен, что у начинания есть перспектива. У нас появляются новые программы, в том числе выездные. Мы проводим дни рождения, но не в той форме, как это привыкли делать сейчас – аниматоры, мыльные пузыри и так далее по списку, а с погружением в сказку.

Есть и другие программы, например, «Вечер страшной сказки». Это не голливудские страшилки, а довольно серьезная программа, где представлены сказки в оригинале. Вечер состоял из двух частей: театрализованной (с привлечением ансамбля «Купалинка») и лекционной, на которую мы пригласили преподавателя нашего коломенского университета, кандидата филологических наук, С. М. Прохорова.

– Вы ориентировались на какие-то похожие музеи, когда создавали свой проект?

Евгений – Ближайшие проекты сходной тематики находятся в 100 километрах от нас – это музей «Жили-были» в Москве в Измайловском кремле и музей «Рождения сказки и славянской мифологии» в Переславле-Залесском. У каждой площадки свои особенности. Мы решили сделать что-то свое, сделали упор на смысловое наполнение. Гостям музея мы обычно говорим, что здесь сказка не только живет, но в нее можно самому погрузиться.

– Расскажите о встречах с мастерами, музыкантами, фольклористами, которые проходят в доме сказки «Лукоморье»

Евгений – Для коллективов, которые связаны с нами тематически, мы предоставляем площадку для репетиции. Взамен они помогают нам в организации наших программ. Это вокальный коллектив «Золотые купола» и ватага «Скоморохи-люди». Мы не останавливаемся только на теме сказок, но также размышляем о фольклоре. В планах есть экспедиции для сбора быличек, сказок, рассказов фольклорного характера.

Фото: страница «Дома сказки Лукоморье» ВКонтакте

– В августе к вам в музей приезжал известный знаток русского фольклора Александр Маточкин. Расскажите об этой встрече.

Евгений – Да. С момента открытия музея мы хотели его пригласить, но до поры не получалось. В августе мы отмечали год работы нашего «Дома сказки», поэтому решились обратиться к Александру. В июле месяце мы с ним связались, обсудили детали, и он довольно легко пошел на контакт.

Мы не имели четкого понимания, как люди воспримут его приезд и придут ли на творческий вечер, потому что Александр Маточкин очень известная личность, но в узких фольклорных кругах. К счастью, все прошло успешно. Некоторые моменты вечера были запоминающимися для меня. На выступлении Александра пришла девочка 8-9 лет, которая увлекается былинами. Меня приятно удивило не только ее увлечение, но и то, что она всю программу, которая длилась 3 часа, сидела и, не отвлекаясь, слушала Александра. Только ради одного такого ребенка стоило провести этот творческий вечер.

По реакции пришедших на вечер слушателей мы поняли, что это действительно востребовано – никто не скучал. Теперь мы можем с гордостью сказать, что первый настоящий творческий вечер в городе Коломна Александра Маточкина прошел именно у нас в доме сказки «Лукоморье».

– Направление творческих встреч вы будете продолжать?

Екатерина – Да, в том числе мы предварительно обсуждали с Александром новые встречи в таком же формате на новогодние праздники.

Евгений – Недавно у нас прошел гусельный мастер-класс, который проводил известный мастер из Москвы, Василий Фоменко. Его пригласили наши друзья из коллектива «Скоморохи-люди». Василий уникальный мастер, который делает парные гусли – инструмент для игры двух человек. Игра на таких гуслях – это хороший опыт для семейных пар, знакомства или друзей.

– Почему «Лукоморье»?

Екатерина – Лукоморье – это сказочная страна, где стоит огромный дуб, древо жизни, своими ветками уходящий высоко в небо, а корнями – глубоко в подземелье, где «Кощей над златом чахнет».

Слово Лукоморье происходит от корня «лук», который означает что-то изогнутое, кривое. От этого же корня происходят слова излучина, лукавство. А морем могли называть и просто большую воду, например, широкую реку. Есть европейская средневековая карта, где Лукоморьем названа местность у изгиба реки Обь. Коломна как раз стоит в подобном месте, где река Москва впадает в Оку, делая зигзаги. У нас их называют «Пьяная лука». То есть коломенское «Лукоморье» тоже имеет место быть.

Адрес музея: Коломна, ул. Комсомольская д. 7а

Телефон: 8 985 963 86 05, 8 985 990 70 50

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх