Ксения Блинкова: «В усадьбе керамики соединяются разные искусства»

13:55, 04 марта 2020

С осени 2015 года в деревне Пуршево Можайского городского округа стараниями семьи из Рузы открыл свои двери культурно-ремесленный центр «Пуршевские дали». Он состоит из цеха фаянса и обжига, гончарной мастерской и музея народных промыслов. В усадьбе керамики «Пуршевские дали» нас встретили Алла и Ксения Блинковы, художники Владимир Артемьев и Всеволод Зубов. Ксения Блинкова рассказала в интервью о разных способах производства изделий из глины, об особенностях пуршевской керамики и как ей, музыканту по профессии, удается сочетать искусство керамики и призвание пианистки.

– Ксения, расскажите, как устроено производство в вашем ремесленном центре

– Мы используем разные способы работы с глиной: ручную лепку, гончарный круг, шликерное литье. Для декорирования применяем глазури, соли, пигменты, высокотемпературные деколи. Первыми глиняными изделиями в истории человечества были детские игрушки и ритуальные скульптуры животных. Вспомним первобытное искусство, например, наскальную живопись: древний человек высекал камнем на скале зверей накануне охоты для привлечения удачи. Поэтому первый способ производства фигурок – ручная лепка. Ее можно увидеть и у нас: изделия в виде животных мы, как в древние времена, лепим вручную.

Глиняные горшки появились в истории значительно позже. Повсеместно люди изобретали гончарный круг, на котором получались изделия более ровной и предсказуемой формы. Это второй способ работы с глиной. Посуду нашей мастерской, сделанную на гончарном круге, отличают гладкие, приятные на ощупь стенки. Для этого мы отшлифовываем изделие при помощи наждачной бумаги уже после обжига. А если кувшин искупать в молоке, поставить на определенную температуру в печь, то, за счет полимеризации жира, содержащегося в молоке, он приобретет темный коричневый цвет. Кроме того, появятся и защитные свойства – изделие станет непромокаемым.

Третий способ производства, который мы также практикуем и любим – это шликерное литье. Его применяют для тиражирования изделия. Сначала лепится модель из глины, а потом с нее снимается гипсовая форма. Гипс разводится водой до жидкого состояния, и в это тесто укладывается модель. После застывания гипса получается форма, в которую будет заливаться шликер – раствор или взвесь глины. Далее влага, содержащаяся в шликере, будет впитываться в стенки гипсовой формы (гипс обладает способностью впитывать влагу), а твердые частицы будут оседать на стенках формы и образовывать черепок. Для этого процесса нужно время. В зависимости от размеров формы, это займет от пятнадцати минут до нескольких часов.

После того, как изделие вынимается из гипсовой формы, наступает важный этап тщательной ручной обработки. Залить в форму – это лишь десять процентов времени и трудозатрат в шликерном литье, а затем следует доработка, доводка, обжиг в печи. Несмотря на то, что литье тиражирует изделие, ручной работы в этом процессе много. Причем процент брака при литье достаточно высок – до 40 процентов. Брак может проявиться на разных стадиях: во время обжига, во время сушки, заливки или покраски. По этой причине, если нас просят сделать одно большое изделие, мы делаем как минимум три – с учетом возможного брака.

После обжига изделие – так называемое «белье» – декорируется ручной росписью, либо покрывается цветными глазурями. Наносятся глазури разными способами: окунанием, кисточками, аэрографом.

– Какие керамические изделия востребованы больше всего?

– В разное время года будут востребованы разные изделия. Летом, когда люди приезжают на дачи и возвращаются к своего рода сельскому быту, возникает потребность в мисках и горшках. Зимой, особенно перед Новым годом, нужнее небольшие сувениры. Нельзя сказать, что на определенный тип изделий есть устойчивый спрос в течение всего года. Правда, в последнее время мы отмечаем, что люди больше берут единичные предметы, выполненные в одном экземпляре.

Пользуется спросом посуда утилитарного назначения: крупные сосуды под хранение картофеля, под хранение лука с отверстиями, для мяса. Если хотите жить в красоте, купите картофельник, храните картошку и радуйте глаз. А под этот картофельник мы вам сделаем еще чайный сервиз в таком же духе. Кому-то достаточно просто любоваться изделиями из глины, но таких людей меньше. В основном, сразу ставят вопрос: какое применение, как использовать? Гораздо приятнее и полезнее пить из чайника, сделанного мастером с любовью, с вложением эмоциональных и физических сил.

– Посуду вы намеренно украшаете узором с рябиновой веткой?

– Эта идея к нам пришла, благодаря заказу из Дома космонавтов в Звездном городке. Они заказали у нас для фестиваля «Рябиновые бусы» изделия с рябиной. Впоследствии мы эту идею продолжили и довели до совершенства. Рябина считалась на Руси мощным оберегом, люди верили, что она сохраняла от пожара, берегла мир и согласие в семье. Именно рябина, а не береза была самым почитаемым деревом. Она участвовала во всех обрядах: ветку рябины давали путникам, солдатам на войну, невесте перед замужеством. Мы заметили, что хотя современные люди об этом ничего не знают, они это чувствуют. Тем не менее, мы не стоим на месте. Сейчас многие купят скорее не что-то традиционное с рябинкой, а изделие, в котором будет видна сиюминутность, современность и необыкновенность. Есть и такая тенденция.

– Вы делаете предметы обычно под конкретный заказ?

– Сначала делаем, а через год-два часто оказывается, что именно такие изделия популярны: мы нередко предугадываем спрос. Например, космическая тема, как оказалось, интересует многих, хотя изначально она пошла от конкретного заказа из того же Звездного городка. Нельзя сказать, что все, что мы делаем, раскупают – иные изделия ждут своего часа. Чаще всего человек, прежде чем сделать заказ, сначала что-то подобное увидит у нас в готовом виде.

– Приходилось слышать, что гончарные изделия лучше и качественнее литых. А на ваш взгляд, какова разница между посудой, сделанной на гончарном круге и при помощи литья?

– У гончарной посуды (сделанной на круге), как правило, толще стенки, хотя это зависит и от уровня мастерства гончара и от затраченного на работу времени. Гораздо больше качество зависит от последующей обработки: от того, как мы закроем поры. То есть хорошее литое изделие может не отличаться от гончарного. Преимущество литья в том, что такое же изделие можно сделать гораздо легче по весу, чем на круге. Кто-то, наоборот, чувствует в этом «обманку» и обязательно хочет почувствовать вес кружки или горшка. Да, кувшин с толстой стенкой, скорее всего, лучше держит холод или тепло, но это было актуально в те времена, когда не существовало холодильников. Многим кажется, что литье ускоряет процесс, но на самом деле опытный мастер может за пять минут выкрутить простой горшок на круге, а при шликерном литье целый день возишься, замеряешь время, когда слить, когда снять форму… Так что, свои преимущества есть у каждого из способов.

– Кроме литейного производства, гончарной мастерской и уличной экспозиции у вас есть также и музей. Что в нем представлено?

– Музей – это наш центр притяжения, куда мы приводим гостей в конце экскурсии. Здесь мы показываем мультфильмы про глину и персонажей из глины. Звучит живая музыка: я исполняю одно-два произведения, чтобы дополнить впечатления от увиденного. На стеллажах представлены изделия разных народных промыслов, а также предметы, связанные с годом Японии,  годом театра, нынешним годом народного творчества – мы следим за этими посвящениями и стараемся всегда отражать эти темы. Сейчас, например, отмечается еще и 70 лет установлению дипломатических отношений России и Индонезии, поэтому у нас есть полка, посвященная этой стране. Полтора года назад мы в составе делегации от России ездили по островам Индонезии:  облетели несколько городов, за 14 дней у нас было 10 перелетов. Участвовали в конференциях, семинарах. Потом к нам приезжали ребята из индонезийской школы при посольстве.

– А с чего началась ваша творческая площадка в Пуршево?

– С 2011 года мы начали строительство на этом месте, стали делать керамику, а с 2015 года принимаем гостей. Наш главный художник-керамист, член Союза художников России, мой дядя Владимир Юрьевич Артемьев больше тридцати лет занимается керамикой. Он стоял у истоков керамического центра «Турина гора», которое осталось единственным серьезным производством художественной керамики в Сибири. Со временем Владимир Юрьевич отделился, начал работать самостоятельно, а затем перебрался из Барнаула в Московскую область. Мы с мамой тоже приобщились керамическому искусству, хотя сложно сказать, как и почему это произошло. Мы, в отличие от дяди, не имели никакого отношения к керамике, и, тем не менее, начали красить, лепить, проводить мастер-классы, экскурсии.

– В каком направлении стала развиваться ваша мастерская?

– Направления вырисовываются часто сами собой. Один год мы ездили по фестивалям, возили изделия по разным городам, а в другой год к нам часто приезжали группы школьников. Потом группы школьников вдруг исчезли, но неожиданно активно стали приезжать дачники и одиночные клиенты, желающие  погрузится в ремесло. Плюс у нас есть два номера для проживания, и в какой-то год у нас не было ни школьников, ни дачников, зато были исключительно одни заезды. Мы строго не обозначаем направление развития, а стараемся прислушиваться к тому, что происходит, и не сопротивляемся. Все складывается порой неожиданно, например, в ближайших к нам Рузе или Можайске нас, видимо, до сих пор не знают. Зато к нам приезжают гости из Санкт-Петербурга, Тулы, и даже других стран. У нас уже побывали туристы из Норвегии, Италии, Швейцарии, Литвы, Америки, Японии, Индонезии – и это не полный перечень.

Мы развиваемся скорее не вверх, а вширь. Растут новые способы применения наших навыков. Сейчас, похоже, наступает эра, когда не к нам будут приезжать люди, а мы будем выезжать к ним, в мини-отели, эко-ранчо и подобные места, где люди отдыхают, но им нечем заняться. Прошлым летом несколько компаний устраивали у нас дни рождения своим детям. Правда, мы не организуем застолье, но вполне можем организовать досуг. Как ни странно, с большой охотой в керамических мастер-классах участвовали не только дети, но и подростки, молодые люди 16 лет.

– Вы проводите единичные мастер-классы или можно пройти у вас цикл занятий по керамике?

– Мы думали одно время разработать долгосрочную программу, но это оказалось не слишком востребовано. Сказывается и наша удаленность от цивилизации: тем, у кого нет машины, сложно к нам добираться. При этом мы «окерамичили» уже, пожалуй, все окрестные деревни: Бурцево, Шишиморово, Воронцово… Дачники или местные жители, побывав у нас один раз, потом приезжают брать глину, приносят к нам свои изделия на обжиг или покраску. То есть от нас идет очаг распространения этой культуры. Одни, едва научившись, уже начинают делать посуду и изделия на заказ. Другие, просто воплощают в глине какие-то свои давние творческие задумки.

Мы решили начать проводить экскурсии, потому что у людей основной интерес –посмотреть и сделать изделие своими руками. При этом очень многие даже взрослые гости не имеют никакого представления о том, как делаются керамические изделия. Вызывает изумление буквально каждая операция. Люди пользуются посудой постоянно, но не знают, как она изготавливается. Не просвещенных в этой сфере так много, что только бери и удивляй!

– Ксения – вы и музыкант, и керамист. Расскажите, как вы сочетаете два, на первый взгляд, разных вида творчества?

– Как я говорила, мы раньше не имели к керамике никакого отношения. Мама профессиональный педагог, всю жизнь работала преподавателем английского языка в школе. Она свой педагогический навык перевела в экскурсии: изумительно рассказывает, чувствует аудиторию, знает, с каким возрастом как вести разговор. Со временем она обнаружила в себе способность к лепке из глины, декорированию, стала делать авторские работы.

К нам вообще притягиваются люди, которые раскрывают себя одновременно в разных областях. Например, у меня недавно наладилось творческое взаимодействие с грузинской художницей, которая тоже стала рисовать далеко не сразу, и которая, помимо этого, поет. Если раньше такая разноплановость удивляла, то сейчас воспринимается совершенно нормальным, что человек позволяет себе развиваться в разных сферах. Если говорить обо мне, то я уверена, что все переживания из музыки могут воплощаться в форме и цвете. Также, наоборот, трехмерная осязаемость, которую я могу создавать из глины, переходит в музыку. Я чувствую, что одно другому помогает, обогащает. Меня саму удивляет, почему я до сих пор не леплю рояли, ноты и пианино. Наверно, было бы логично, если бы я на своих концертах продавала сувениры, связанные с музыкой, но не могу себя заставить. В керамике хочется воплощать другие вещи.

Моя основная деятельность – это концерты в особенных учреждениях, и подавляющее большинство выступлений проходят на безвозмездной основе. Это учреждения для слепых и слабовидящих, туберкулезные санатории, дома престарелых, колонии, хоспис. Я исполняю в основном, джаз, ретро шлягеры, музыку народов мира. Концерты для меня не являются источником дохода. Больше чем за десять лет у меня было около трехсот бесплатных выступлений. Всегда стараюсь договориться о выступлении, в тех местах, где нет практики бесплатных концертов. Например, в сибирском городе Бийске есть один из трех филиалов центра реабилитации слепых, базирующийся в Волоколамске. В Волоколамск я езжу регулярно, а там была первый раз. Удивила растерянная реакция зала – к ним до этого никогда не приезжал музыкант, чтобы выступить.

– А у вас музыкальное образование?

– Да, я закончила факультет искусств в МГУ им. Ломоносова. Это довольно молодой факультет, который открыли в 2000-х годах – своеобразный эксперимент, созданный по образцу европейской системы образования. Во-первых, образование там двухступенчатое: бакалавриат и магистратура, а, во-вторых, сделана попытка обучить людей всему и сразу. То есть у нас была история театра, живопись, музыка. Мы должны были стать по замыслу создателей факультета специалистами широкого профиля: знать искусство вообще. Правда, совместить все это было не так просто. Там готовят музыкантов, певцов, инструменталистов, танцоров, сейчас есть и актерское отделение. На факультет идут те, кто повышает квалификацию, кто не занимался ничем подобным, но на третьем-четвертом десятке хочет проявить себя по-новому.

Из такого образования логично вытекло то, чем мы занимаемся в усадьбе керамики в Пуршево: за минимальный промежуток времени мы вкладываем в людей разные виды искусств. Мы даем первый толчок, и после того, как полтора часа человек проведет у нас, он будет иметь представление, как и где развиваться дальше.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх