Марина Орлова: «Стекольная династия Орловых – это и Божий промысел»

13:10, 25 сентября 2019

Старые купеческие династии внесли неоценимый вклад в развитие большинства подмосковных городов. Вокруг созданных ими предприятий происходило формирование всей жизни города. На средства купцов строились не только заводы, но и церкви, больницы, школы… К сожалению, многое из наследия старых промышленных династий оказалось утрачено, разрушено или забыто в XX веке. Редким исключением является история семьи промышленников Орловых, владевшей первым стекольным заводом в городе Клин. Предприятие, основанное Орловыми в 1886 году, до сих пор успешно работает и развивается. Сохранился и красивый особняк купцов в центре Клина. В советские годы семья не была репрессирована, поэтому потомки основателей продолжили свое дело в новых условиях, а сегодня сохраняют память о родословной. Интервью нашему порталу дала внучка последнего управляющего стекольного завода в Клину и хранительница семейной истории Марина Владимировна Орлова.

Марина Владимировна, история семьи была известна вам с детства?

– Дело в том, что у меня был достаточно пожилой папа. Я родилась в 1955 году через десять лет после войны, а отец Владимир Николаевич Орлов родился в 1906 году, и, когда я появилась на свет, ему было уже 49 лет. Когда папа приходил забирать меня из детского сада, все думали, что это мой дедушка. Получилось, что я самая младшая из того поколения, которое родилось после детей именитых купцов Орловых: я дочь старшего сына Николая Васильевича Орлова – последнего управляющего стекольного завода «Братья Орловы».

О жизни до революции говорить было не принято, и папа мне долгое время ничего не рассказывал. Но однажды он стал рассказывать странные вещи: о каких-то домах, заводах в Клину, ямщиках… Папа любил сказки, много фантазировал, поэтому я сначала не придала значения его словам. Я оказалась в положении героя сказки «Старик Хоттабыч» мальчика Вольки, который никак не мог понять, что может быть совсем другая жизнь. Я была пионеркой, обычной советской девочкой. Как все школьники мыла парты, ходила на субботники, собирала макулатуру, а папа мне рассказывал, что, когда он ехал на пролетке, люди на улице, встречая его, снимали шляпы или, что у него был первый велосипед в городе. Позже я с трудом стала проникать в сказанное.

Бог одарил отца здоровым долголетием, он прожил 96 лет. Он вспоминал о родной семье, как о выдающейся и особо знатной. В ней не было принято лениться, «барствовать», несмотря на богатство. Прибыль добывалась ежедневным трудом.

Вспоминается из прошлого еще один эпизод. В 1986 году Стекольный завод «Химлаборприбор» в Клину, который основал прадедушка Василий Григорьевич Орлов, отмечал столетие. Папе было уже на тот момент 80 лет, и вдруг его вспомнили! Его пригласили как потомка купеческой династии и свидетеля истории выступить на торжестве, посвященном юбилею завода. Папа был невероятно счастлив и растроган. Ему вручили памятный почетный знак к столетию родного предприятия и персональные хрустальные сувениры, изготовленные мастерами завода. Доставили папу домой в Москву на черной «Волге» с подарками, а ведь это была еще советская власть!

Папа мечтал дожить до XXI века, и мечта его сбылась: он умер в 2001 году. Тогда мне было 46 лет, и я ни разу не была на родине отца. В 2013 году я стала бабушкой, и рождение внучки побудило меня заняться родословной. Я поняла, что могу поделиться богатой историей предков с внучкой. Я обратилась в Московское купеческое общество за сопроводительным письмом в клинский краеведческий музей. Получив его, отправилась в Клин, чтобы увидеть своими глазами все то, о чем была наслышана от отца. В краеведческом музее радушно приняли меня, и я стала активной участницей большинства его мероприятий: выступала с докладами, давала интервью.

Первая выставка, в которой я участвовала, была посвящена истокам фармацевтической промышленности России, в которой большую роль сыграла династия Орловых. На выставке были представлены флаконы, мензурки и другие изделия орловского завода. Также я приехала на открытие выставки «Клинское купечество», которая прошла в отремонтированных зданиях старинных купеческих рядов. В 2017 году на 700-летнем юбилее Клина администрация города предоставила мне слово на праздничном мероприятии, где чествовали клинских предпринимателей. В 2018 году выступала с докладом на столетии Центральной клинской библиотеки. В том же 2018 году была на конференции «Клинская голгофа», посвященной пострадавшим в годы репрессий священнослужителям. Мои статьи неоднократно публиковались в местной газете «Серп и молот». Я до сих пор работаю в тесном контакте с руководителем музейного объединения города Клин.

– Что осталось в Клину от наследия купцов Орловых?

– Уникальность нашего случая в том, что все сохранилось. Дом прадеда Василия Григорьевича Орлова до сих пор украшает главную площадь Клина. Особняк основательный, двухэтажный, потому что был рассчитан на десять человек: в семье кроме родителей было четыре девочки и четыре мальчика. На первом этаже размещалась первая в Клину аптека, потому что стекольный завод Орловых производил градусники, мензурки и тару в основном для медицинских целей. Вообще фармацевтики до 1900 года в России практически не было, лечили только травами. В этом смысле мы сильно отставали, а Василий Григорьевич оказался здесь в авангарде развития науки и фармацевтической промышленности. В аптеке на первом этаже работал приглашенный иностранец, потому что отечественный фармацевт в то время был еще чем-то неведомым для России.

Сам стекольный завод Орловых находится в конце бывшей Дворянской улицы (теперь улица Папивина) неподалеку от Успенской церкви. К слову, это самый древний храм в Клину, и вообще место уникально потрясающей энергетикой, красивым ландшафтом у излучины реки Сестры. Первый стекольный завод на территории города успешно работает до сего дня на славу нашей Родины. Его продукция все больше и больше пользуется спросом, успешно растет прибыль. А ведь история его началась в 1886 году, когда было основано предприятие по инициативе частного предпринимателя Василий Григорьевича Орлова – моего прадедушки.  

– Василий Григорьевич первым занялся стекольным делом в Клину?

– Нет, история начинается с Петра I, у которого, как известно, был в любимчиках продавец пирожков с зайчатиной Александр Данилович Меншиков, ставший затем генералиссимусом и богатейшим человеком эпохи. После смерти Петра I Меншиков не смог удержать власть и влияние, оказался в ссылке в Березове. Анна Иоанновна, придя к власти, решила простить Меншиковых. Сам Александр Данилович и его старшая дочь Мария к этому времени скончались в ссылке, но еще оставались двое других детей опального фаворита. Анна Иоанновна разрешила им вернуться и позволила иметь земли, в том числе в Клинском уезде. Впоследствии правнук петровского фаворита, участник Крымской войны генерал-адъютант Александр Сергеевич Меншиков открыл в середине XIX века стекольный завод на клинской земле с участием иностранных специалистов. Там производили уникальные люстры, зеркала для богатых заказчиков.

Мой предок Григорий Семенович Орлов, по счастливой вероятности, был деловым помощником Александра Сергеевича Меншикова на его стекольном заводе. В дореволюционной Энциклопедии русского купечества мой прапрадедушка был представлен в разделе знатных и именитых купцов России в качестве «пионера тонкого паяльного стекла». С него все и началось. Потрудившись на заводе Меншикова, Григорий Семенович освоил способ производства, который тогда использовался лишь для исполнения заказов вельмож. Люстры и зеркала делались на уровне нескольких экземпляров для дворцов богатейших людей, а Григорий Семенович изобрел примитивный способ изготовления стеклянного изделия в домашних условиях.

От Григория Семеновича пошло два направления в развитии орловского дела: первое – это знаменитое в Клину производство елочных игрушек, которое также началось с мелких кустарных мастерских. Сегодня это направление переросло в современный благоустроенный музейно-выставочный комплекс «Елочка» с детскими новогодними представлениями и экскурсиями для широкой аудитории. Второе направление – это производство стекла в медицинских целях.

У Григория Семеновича Орлова было три сына: Яков, Михаил и Василий. Все они пошли по стопам отца, а двое даже превзошли его в изобретательности и мастерстве. Михаил Григорьевич достиг определенной высоты в стекольном деле, и в Санкт-Петербурге имел свою мастерскую и магазин. За изделия из стекла он получил первую премию на международной выставке. Мой прадедушка Василий Григорьевич остался в Клину, чтобы в 1886 году основать первый в городе стекольный завод. Он стал городским старостой, председателем клинского сиротского суда, занимал другие высокие должности в органах городского самоуправления. У него было восемь детей. Одним из них был мой дедушка Николай Васильевич Орлов.

– Почему ваша семья избежала репрессий, в отличие от многих других фабрикантов, предпринимателей?

– Да, все наши родственники остались целы, смогли получить образование. Дело в том, что прадед Василий Григорьевич Орлов еще до революции смог отправить своего сына Николая за рубеж обучаться в университет. Сам Василий Григорьевич оставался до конца жизни малограмотным, а его сын Николай Васильевич знал несколько европейских языков, стал прекрасным ученым, изобретателем-химиком. Словом, Николай Васильевич до революции уже имел заслуженное звание личного почетного гражданина Клина, будучи широко образованным человеком. Благодаря своему уму и знанию секретов технологического производства, он смог уцелеть и при новой власти.

Сначала купцов и всех зажиточных жителей Клина стали выслеживать, в том числе и Орловых. Однако вскоре выяснилось, что стекольный завод встал и без прежнего хозяина не может работать. Сами рабочие пришли просить новую власть вернуть Николая Васильевича Орлова, чтобы производство возобновилось. К 1928 году на всю страну насчитывалось только 233 тысячи специалистов с высшим образованием, которые проживали в городах, а большинство населения России жили в деревнях и были малограмотными. Поэтому образованный класс без буржуазных предрассудков в молодой советской стране стал цениться на вес золота. Именно таким был мой дедушка. Вот почему Николай Васильевич Орлов по декрету советских властей получил счастливую охранную грамоту, как видный ученый того времени и организатор стекольного производства.

Николай Васильевич Орлов продолжал и после революции работать на своем заводе?

– Да, он получил должность технолога. Казалось бы, каждый рабочий мог теперь оскорбить или обидеть бывшего хозяина, но этого никто не делал, потому что все уважали знающего, опытного, нужного для производства специалиста – сына основателя завода. У меня сохранился редчайший экземпляр его учебника, написанного Менделеевым, по которому он работал. Так дедушка благодаря своим тонким технологическим знаниям смог уцелеть в непростое для его сословия время.

– Как сложилась судьба вашего отца Владимира Николаевича Орлова после революции?

– Он был старшим сыном и должен был, если бы не революция, принять управление стекольным заводом после Николая Васильевича. Папа всегда говорил, что не верил в социализм, и полагал, что прежние порядки вернутся. Когда отцу было 60 лет, ему предложили стать директором проектного института, где он проработал всю жизнь, а он отказался. Отец принципиально не изменял свои жизненные взгляды, и по идеологическим соображениям не стал вступать в члены коммунистической партии и, соответственно, не мог стать директором. Все-таки папа родился в 1906 году, одиннадцать лет прожил в царской России, поэтому ему было тяжелее приспособиться к новому укладу общественного порядка. А папин брат Анатолий Николаевич Орлов был младше, поэтому органично вписался в новый режим жизни. В советские годы он сделал очень успешную карьеру – стал генеральным директором научно-производственного объединения «Союзстекломаш», был заместителем министра легкой и пищевой промышленности СССР.

В принципе жизнь папы сложилась неплохо. Поскольку он был умный человек, и у него были технические способности, он попал в первый послевоенный выпуск нынешнего МГТУ имени Баумана. Он получил специальность по сварке, а после окончания института устроился в проектный институт, в котором проработал почти всю жизнь с 1946 по 1986 годы.

– Какое открытие вы сделали для себя, занимаясь родословной?

– Изучая родословную, я обнаружила новых потомков представителей стекольной династии Орловых, которые были рассеяны по разным городам. Все они – а их около сорока человек – оказались одаренными людьми. Кроме того, в процессе родословных изысканий, я обнаружила, что весь Клин был «схвачен» Орловыми за счет браков. Орловы переженились на девушках своего сословия, а дочери также были выданы замуж за купцов. Можно рассказать целую эпопею про каждую семью.

Удивительно, но уже после национализации завода в Клину во время НЭПа мой дедушка Николай Васильевич Орлов создал собственный стекольный завод, но на другом месте. Он поехал на станцию Сходня по той же Клинской дороге и основал предприятие, думая, что скоро прежние порядки вернутся. Однако с окончанием НЭПа и этот завод отняли. Предприятие работало до последнего времени и закрылось только два года назад.

Напоследок хочется сказать, что стекольная династия Орловых – это еще и Божий промысел, который приносил и приносит до сих пор щедрые плоды их труда. Каждый год подрастает новогодняя елочка, и как вектор времени, устремляется ввысь, к вечности. Ее ветви будут неустанно украшаться яркими шарами – достижениями стекольного дела Клина, в добрую память о его основателях стеклопромышленниках Орловых.

Антон Саков

загрузка...
© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх